Алексей Кунгуров (kungurov) wrote,
Алексей Кунгуров
kungurov

Category:

Как из двух копий сделать один оригинал (фокусы демократической "науки")

По материалам книги «Секретные протоколы или кто подделал пакт Молотова-Риббентропа»

Резюмируем коротко важнейшие аргументы, указывающие на фальсификацию «секретных протоколов» Молотова-Риббентропа. Во-первых, оригиналы протоколов НИКТО и НИКОГДА не видел. Коль уж протоколы действительно были найдены Пихоей и Волкогоновым в октябре 1992 г., и ныне хранятся в Архиве президента Российской Федерации, доказать их существование легко – просто предъявив эти артефакты общественности. Однако якобы найденные «секретные протоколы», которые не являются секретными, скрываются не только от научной общественности, но даже от должностных лиц, осуществляющих внешнюю политику страны. Несколько публикаций в СМИ о том, что, дескать, «секретные протоколы» экспонировались на каких-то выставках, на поверку оказывались банальными газетными утками.

Почему яковлевцы не могут изготовить оригиналы протоколов? Потому что они должны быть напечатаны на той же пишущей машинке, что и образцы из коллекции фон Леша.  Электронное изображение можно сделать легко, сымитировав все уникальные для каждой машинки интервалы между парами букв (кернинговые пары, если провести аналгию со шрифтографикой ), но повторить это вживую совершенно нереально.  Микрофильмы фон Леша, судя по всему, изготовили американцы в 1946г.  или 1948 г. В их распоряжении не было кремлевской пишущей машинки. В 1992 г., когда яковлевцы объявили об обнаружении «оригиналов», они вряд ли располагали той машинкой, каковую использовали янки в 40-х годах.

 

Слева – якобы советский «оригинал» Справа – фотокопия из коллекции Леша. ­– Снова налицо нарушение правила альтерната – в обоих случаях Молотов расписался первым.

Конечно, нельзя исключать, что в «Особую папку» в Архиве президента подсунули изготовленный за полвека до этого второй комплект документов. Но такая дьявольская предусмотрительность фальсикаторов кажется фантастической.  Если сравнить между собой два известных варианта «антипольского секретного протокола», один из которых выдается за оригинал, а другой за фотокопию фон Леша, то легко заметить, что шрифт пишущих машинок разнится. Особенно это заметно по знаку переноса разной длины.

Мне известен лишь один единственный случай, когда был продемонстрирован советский «оригинал секретного протокола» – в художественно-публицистическом сериале «Россия в войне: кровь на снегу», снятом в 1996 г. Этот насыщенный примитивной брехней фильм представляет собой редкостную дрянь, и посвящен он большей частью не войне, а пропаганде ужасов Гулага и воплям по поводу сталинских «преступлений». В качестве одного из этих преступлений фигурирует подписание договора о ненападении с Германией, называемый на западный манер пактом. В фильме продемонстрирован якобы найденный в 1992 г. «оригинал» секретного протокола причем снят этот документ в макрорежиме с большим увеличением, чтобы не показыва­ть его полностью, и чтобы не видны были края листа.

Зря оператор так поступил. При большом увеличении становится заметно, что шрифт на «оригинале» отличается от того, что использовался при изготовлении фальшивок с микрофильма фон Леша. Видно это главным образом по букве «К», поскольку именно ее начертание в различных гарнитурах имеет наибольшие расхождения. И снова бросается в глаза разница в длине знака переноса. Гипотетически это можно объяснить тем, что экземпляры печатали на разных пишущих машинках. Но в реальности это исключено. Ведь для работы придется привлечь еще одного человека, а документ – СЕКРЕТНЫЙ.  Если все же предположить, что тексты секретных протоколов печатали два человека на разных машинках, то чем объяснить, что оба они допустили одинаковые ошибки в тексте – например вместо «обеими сторонами» напечатали «обоими сторонами» (явно не русский человек писал - слова «обоими» и «обеими» по-английски пишутся одинаково -  by both parties).

Журнал «Вопросы истории» (№1, 1993 г.) воспроизводит огрызки секретных протоколов в штриховом режиме (в Photoshop режим Bitmap), в то время как в той же публикации документы по катынскому делу репродуцируются в фоторежиме (в Photoshop режим Grayscale). Отчего так? Компьютерный анализ показывает, что в первом случае в качестве исходника были использованы репродукции микрофильмов фон Леша, к которым приляпали автографы Молотова и Риббентропа. Любой желающий может повторить мой эксперимент в программе Photoshop, совместив эти изображения с эффектом прозрачности слоя. Посколько качество исходника было штриховое, то конечный продукт не мог быть лучше по качеству исполнения.

Как сообщают масс-медиа, в 1995 г. первые экземпляры секретных протоколов и карта к Договору о дружбе и границе с автографами Сталина и Риббентропа экспонировались на московской выставке «Документы великой войны». Про эту липовую карту речь  впереди, а вот «первые экземпляры» на этой выставке не выставлялись. Хотя разговоров ЗАДНИМ ЧИСЛОМ было много. Преемник Пихои на посту главы Росархива Владимир Козлов торжественно объявил: «В период подготовки выставки к 50-летию Победы были рассекречены и впервые предстали перед посетителями такие документы: подлинный текст Пакта Молотова–Риббентропа, карта Европы с разграничительной линией...

 

В Музее Великой Отечественной войны на Поклонной горе выставлена не копия из немецких архивов, как считает Валентин Сидак, а вероятно, новодел, изготовленный фирмой «Пихоя и Ко». Поверить в то, что перед нами найденный в 1992 г. «оригинал» мешает надпись на немецком языке в верхнем правом углу, но от аналогичной фотокопии фон Леша этот экземпляр сильно отличается.

Минуточку! Как это возможно: некий «пакт», под которым понимаются, разумеется, «секретные протоколы», опубликованный в журнала «Вопросы истории» еще в 1993 г. рассекретили только два года спустя? Когда дело касается «секретных протоколов», происходят еще и не такие чудеса. Но Козлов в данном случае не совсем врет. Дело в том, что указанный выпуск журнала «Вопросы истории» был отпечатан… в том же 1995 г. По крайней мере, именно тогда он поступил в библиотеки. Я еще могу понять, когда задним числом рассекречивают якобы найденные «оригиналы», которые по копиям опубликованы еще в 1990 г без всяких заморочек с рассекречиванием. Но издавать задним числом периодическое издание – это уже чересчур!

Во-вторых… Впрочем, есть такой известный исторический анекдот. Наполеон грозно спрашивает своего генерала: «Почему вы сдали крепость?». Тот отвечает: «О, мой император, на то было сто причин. Во-первых, у нас не было снарядов. Во-вторых...». «Спасибо, первого достаточно» – прервал объяснения генерала Бонапарт.

Так вот, то, что Молотов и Риббентроп не подписывали известные нам «секретные протоколы» следует из того, что до сего дня никто не видел этих документов, а указанные в «научных» изданиях архивные реквизиты «оригиналов» являются липовыми. Кто не верит – тот пусть попытается получить к ним доступ. Гуляющие по Интернету «фотокопии» фон Леша и «оригиналы» Яковлева-Пихои неаутентичны по исполнению между собой. Все прочие доводы будут совершенно излишни. Но все же давайте доставим еще одну порцию «удовольствия» фальсификаторам и перечислим их важнейшие аргументы в пользу существования «секретных протоколов

1.                     Аффидевит Гаусса. Явная фальшивка, о чем свидетельствует хотя бы один прокол с разделом Литвы. К тому же письменные показания физического лица, не подкрепленное документально, в принципе не могут являться доказательством существования «секретных протоколов». Краткий разбор дан здесь.

2.                     Микрофильмы из коробки фон Леша. Нет никаких данных, подтверждающих достоверность легенды Безыменского об их захвате западными союзниками в 1945 г. в Шенберге. Реально их история прослеживается только с момента передачи Госдепартаментом США Политическому архиву ФРГ в 1958 г.  Обзор здесь и здесь

3.                     Показания Риббентропа на суде. Они во многом категорически разошлись даже с аффидевитом Гаусса, а количество внутренних противоречий и грубейших неточностей в них самих таково, что их однозначно следует считать лжесвидетельством. Собственно, именно так они и были восприняты в 1946 г. Ни Трибунал, ни аккредитованные в Нюрнберге журналисты не придали им значения. Подробнее здесь.

4.                     Мемуары Риббентропа «Между Лондоном и Москвой». Верить в то, что они написаны лично Риббентропом, может лишь тот, кто их не читал. Поэтому даже апологеты «секретных протоколов» стараются обходить их своим вниманием, упоминая очень вскользь и редко цитируя. Очень  беглый анализ здесь.

5.                     Сборник документов «Нацистско-советские отношения 1939-1941». При всем желании данный источник не может использоваться при написании историографических трудов, ибо происхождение опубликованных текстов издателем скрыто.

6.                     Карты Польши с росписями Сталина и Риббентропа от 28.09.39. Все пять известных мне  варианта являются фальшивыми. Уже одно только количество этих изображений, участвующих в пропагандистском обороте, указывает на их подложность. Проихождение всех этих карт неизвестно.  Подлинные карты к протоколу о границе от 04.10.39 в научный оборот не вводились.

7.                     Доклад Яковлева. Он выражал лишь личное мнение докладчика. О содержании доклада не знали даже члены депутатской комиссии по политической и правовой оценке советско-германского Договора о ненападении от 23 августа 1939 г. В любом случае в нем не приводится ни одного аргумента в пользу существования «секретных протоколов», а лишь констатируется, что оригиналы оных нигде не обнаружены.

8.                     Выводы депутатской комиссии Яковлева, сделанные на основании собранных документов и проведенных экспертиз. Как мною установлено, упомянутая комиссия вообще не осуществляла никакой работы и была создана лишь с целью прикрытия мероприятий по фальсификации «доказательств» существования «секретных протоколов», которые проводились членами «мидовской» группировки в Политбюро ЦК КПСС  и их сообщниками. (Подробный пост выложу в дальнейшем. Сладкое на десерт)

9.                     Акт Смирнова-Подцероба.  Мною обнаружено более 20 признаков его фальсификации. Его местонахождение до сих пор не известно. Ни в одной научной работе нет ссылок на этот документ.

10.                 Свидетельство Павлова. Сфабриковано писателем Карповым в период между 1989 и 1991 г. Находится в неразрешимых противоречиях с аффидевитом Гаусса и свидетельствами Риббентропа. Введено в «научный» оборот Львом Безыменским публикацией в журнале «Новая и новейшая история» (№3, 1998 г.) с указанием ложных архивных реквизитов.

11.                 Заверенные «копии Панина». Совершенно мифический документ с фальшивыми архивными реквизитами. Сфабрикован исключительно для того, чтобы иметь повод для  опубликования «секретных протоколов» Молотова-Риббентропа в сборнике «Документы внешней политики СССР».

12.                 Оригиналы «секретных протоколов» и карт из «Особой папки». Физически они не существуют. По указанным архивным реквизитам получить документы никому не удавалось. Введены в научный оборот фальшивки задним числом, путем выпуска в 1995 г. журналов «Вопросы истории» (№1, 1993 г.) и «Новая и новейшая история» (№1, 1993 г.).

13.                 Заверенные копии бесед Молотова с Шуленбургом и сопутствующие им документы (шифротелеграммы, проекты договоров). Несуществующие в природе либо видоизмененные оригинальные документы. Сфальсифицированы после 1989 г. с целью введения их в научный оборот через публикацию сборника «Документы внешней политики СССР». Базой для их создания послужили документы, опубликованные в госдеповском сборнике 1948 г. Один из признаков фальсификации рассмотрен здесь.

В эту чертову дюжину «доказательств» вошли лишь те, что участвуют в «научном обороте».  Мемуары Хильгера в виду своей вопиющей лживости не упоминаются в этом ряду, так же как воспоминания Болена и Херварта. Вообще, во всяком историографическом исследовании мемуары не считаются надежными источниками. Во-первых, участники событий всегда субъективны. Во-вторых, воспоминания пишутся порой десятки лет спустя и хотя бы поэтому не обладают необходимой точностью. Но в деле о «секретных протоколах» документальная база настолько неубедительна, что в качестве источников фальсификаторы слишком часто используют мемуары.

Газетные публикации и фантазии беллетристов, представленные  сочинаниями Волкогонова, Роговина, Безыменского, Вульфсона, Радзинского, Черчилля, Резуна, Пронина, Бережкова, Семиряги  и прочих в принципе не могут быть подтверждены или опровергнуты, поскольку принадлежат к сфере пропаганды, где отсутствуют критерии истины. Несколько особняком стоит работа Ингеборг Фляйшхауэр «Пакт. Гитлер, Сталин и инициатива германской дипломатии», которая сделала попытку документального исследования проблемы. Но достигнутый ею результат совершенно неубедителен, ибо сама методология исследования, примененная автором, базировалась на постулировании, не анализе фактов и документов.

Даже если бы фальсификаторы изловчились, и придали яковлевско-волкогоновским «оригиналам» протоколов такой внешний вид, что комар носа не подточит, их подложность выявляется текстологически – для объяснения совершенно безумного географического ляпа с «кусочком Литвы» («треугольником Сувалки») пришлось даже фабриковать отдельный «секретный протокол» от 10 января 1941 г., который, ничего не объяснив, лишь увеличил и без того критическую массу грубых проколов.

Поскольку «секретные протоколы» очень трудно вписать в контекст предвоенной советской внешней политики, фальсификаторы пошли по самому простому пути – попытались задним числом привязать их содержание к имевшим место событиям. Мало того, что они неоднократно грубо ошиблись, как например с разделом Литвы, так еще создалась очень странная ситуация: даже самый беглый анализ открытых источников позволяет выявить то, что «секретные протоколы» дублируются реальными  НЕсекретными соглашениями. Эта ситуация рассмотрена в книге в главах «Граница» и «Бессарабия». В первом случае объясняется происхождение демаркационной линии по Висле, соглашение о которой достигнуто военными на переговорах в Москве 20-21 сентября 1939 г.; во втором рассматривается запись беседы Шуленбурга с Молотовым, в которой оба упоминают осеннее соглашение по бессарабскому вопросу, якобы решенному в августовском «секретном протоколе». Даже если мидовские чиновники уничтожат документы об осенних договоренностях 1939 г. по Бессарабии, теперь невозможно скрыть уже опубликованные документы, где эти соглашения упоминаются.

Tags: исторические мифы, пакт Молотова-Риббентропа
Subscribe
promo kungurov may 17, 2012 21:02 12
Buy for 100 tokens
Мои серии: Если бы я был Сталиным, Возможна ли в РФ революция?, Как победить коррупцию, Теракты в московском метро: почерк спецслужб, Почему падает рубль, Украинскй зомбиленд: взгляд изнутри, Феномен Собянина: то, о чем не знают москвичи, Как я спасал режим Януковича, Анатомия…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments