?

Log in

No account? Create an account

kungurov

Делай, что должен, и будь, что будет


Previous Entry Share Next Entry
kungurov

Как я спасал режим Януковича (часть 2)

Начало тут. Я  стал думать, как разложить майдан изнутри. Набросал программку из шести пунктов. Наиболее интересными лично мне кажутся два проекта, которые я назвал «Макака в телевизоре» и «Бабло побеждает зло».  Терпеть не могу псевдонаучную и косноязычную аналитику, сочиняю свои проекты в разнузданном стиле, зато они очень небанальные, фееричные и эффективные (если доводятся до реализации, что нечасто случается). Один из примеров моего стиля работы вот тут описан. А важно надувают щеки и «серьезно» пишут свои унылые баяны пусть всякие кабинетные импотенты.

Итак,  надо затушить майдан. Силовые методы для этого не годятся в принципе. Точнее, они как раз очень годятся, но не в таком  слабом бантустане, как Украина.  Это в каком-нибудь Китае правительство легко покосит пулеметами пару тысяч протестующих, и на визжание правозащитников никакого внимания не обратит.  Кого там оскорбит клеймо «кровавый режим»?  Наверняка китайской элите даже польстит это  - мол, нас боятся, демонизируют, а значит уважают. Быдло же пусть знает:  мы – «кровавый режим» и шутки с нами плохи.

А чего китайскому режиму бояться? Выборов там нет, поэтому власть никто не сможет свергнуть, и потому она, власть, вполне может позволить себе роскошь проводить суверенную внутреннюю политику. Вообще-то формально в Китае помимо компартии есть еще восемь демократических партий, но, во-первых, они даже не карликовые, а микроскопические – их общая численность менее 1% численности 64-миллионной КПК. Во-вторых, в уставе этих партий четко прописана главная цель – всеми силами помогать КПК строить социализм.  Такая вот там «многопартийность» и демократия.

Что собой представлял евромайдан в Киеве? Его участники грубо можно было поделить на три категории:

  1. Профессиональные майданщики, штатные сотрудники штабов оппозиционных  партий, оппозиционные активисты и «пассионарная» демократическая интеллигенция.


  1. Проплаченное майданное мясо. В основном, судя по аналитическим запискам, представленным Б, это были так называемые рагули – сельская гопота из западных и центральных районов страны, преобладали  укромовные, возраст 20-34 года. Я это не проверял, но, вообще-то все логично: какая еще категория граждан может позволить себе роскошь поехать в столицу и митинговать там по полмесяца и более? Нормальным людям на работу надо ходить. А на селе, во-первых, с трудоустройством часто голяк, а в конце осени, когда заканчивается сезонные работы, так и подавно. Данные о «гонорарах» этих протестующих были довольно противоречивы: от 50 грвен до 30 долларов в день. Для справки: средняя зарплата в октябре составляла в стране 3200 гривен -  400 долларов. Таким образом будем считать, что базовый «оклад» протестанта должен быть не менее 100 гривен в день – для западных регионов, где средняя зарплата на 20-30% ниже, чем на промышленном востоке, это неплохие деньги за ничегонеделание при том, что кормежка предполагается бесплатная. Помимо рагулей на майдане присутствовал и «спецназ» - хорошо подготовленные наемники-протестантыиз Грузии, Литвы, Польши, даже из Молдовы вроде бы кто-то был. Но этих лично я отнес бы к первой категории.О них данные собирала СБУ, и чиновник Б знал об этих немного – только то, что они есть.


  1. Широкая общественность или «болото». Это в подавляющем большинстве были киевляне и учащаяся школота из провинции.  Говорить о какой-то политической мотивации этих лиц не приходится, их притягивала, что называется, сама тусовка, революционная романтика, экзотика «настоящей борьбы», пафос противостояния власти, о которой они знали лишь то, что власть плохая и бьет детей (а может, и ест), а должна быть хорошая.

Главную опасность для режима представляла как раз третья категория, составлявшая абсолютное большинство протестующих.  Когда майданщики начинают обижаться на то, что их называют проплаченной фашней, я их понимаю.  Вполне возможно, они даже сами верят в то, что майдан – это стихийное, чистое и непорочное выражение народного гнева. Они – эти наивные буратинки – взрывчатое вещество. А профессиональные революционеры и баррикадное мясо – запал. Каким бы мощным не был запал, сам по себе он практически безвреден, если нет  той массы, которая детонирует  и  сносит в мощном революционном взрыве государственность.

Да, если в обществе создалась классическая революционная ситуация, когда по Ленину, «верхи не могут, а низы – не хотят жить по старому», взрыв может произойти и стихийно. Но на Украине никакой революционной ситуацией не пахло, низы вовсе не желали смести систему, которая осталась в полной сохранности. Не было кризиса ни политического, ни экономического.  Майдан был инструментом искусственного  и точечного создания противостояния между властью и обществом.  Задача у модераторов протеста была предельно сложная – нужно создать и направить в нужное русло колоссальную разрушительную энергию, своего рода кумулятивную струю, когда продукты социального взрыва не рассеиваются разнонаправленно в атмосфере, а аккумулируются в одной точке.  Именно это делает цветные революции эффективными  - точечная концентрация адской деструктивной энергии в нужном месте в нужное время. Топливо революции – это то самое болото, чем его больше и чем агрессивнее массовка – тем сильнее будет взрыв, а вот профессиональное ядро протеста отвечает за  своевременную детонацию возбужденной революционной массы и формирование  траектории , по которой кумулятивная струя направлена.

Я сделал совершенно дикое на первый взгляд предложение – режим Януковича должен профинансировать майдан, добиться 5-кратного роста численности «профессиональных» протестующих, радикализации  и дебилизации их лозунгов.  То есть я предложил нарастить мощность «запала». Зачем?  Профессионалы меня уже, наверное, поняли. А для тех, кто  далек от технологий манипуляции массовым сознанием, поясню образно.



Вот на картинке показан кумулятивный снаряд в разрезе. В передней его части мы видим воздушную полость, по которой  после взрыва капсюля-детонатора, находящегося на противоположной стороне заряда, перемещается  детонационная волна, создающая в районе «жала» снаряда давление продуктов взрыва, достигающее при скорости 10 км\с порядка 1010 Па (100 тыс. кг\с на см2).  Такое давление значительно превосходит предел текучести  металла, то есть броня в точке соприкосновения с кумулятивной струей ведет себя по законам гидродинамики, словно статичная жидкость. Представьте себе ведро с водой, в которое из шланга направлена очень мощная струя. Эта струя не рассеивается во все стороны при соприкосновении с поверхностью воды в ведре, а доходит до самого дна, ослабевая, при этом. Еще более наглядно эффект можно наблюдать  на примере капли чернил в воде.

Что произойдет, если  детонатор в кумулятивном снаряде сработает раньше, чем надо? Кумулятивная струя  ударит не во вражескую  броню, а в воздух, не причинив никакого вреда. А если взрывчатое вещество окажется избыточно мощным? В этом случае  снаряд просто разорвет и детонационной волны, идущей по оси заряда, не возникнет.  Стихийный взрыв недовольства, конечно, неприятен власти, но не особо опасен. Стихийно люди идут грабить магазины, бить ментов и политических противников, осовобождать заключенных и т. д. А вот одновременная атака на правительственные здания стихийной быть не может. «Неизвестные снайперы» на крышах тоже стихийно не появляются…

Моя задумка заключалась в том, чтобы исключить возможность управляемой детонации майдана, нарушить как бы стихийными преждевременными взрывами недовольства возможность концентрации взрывчатого вещества (то есть широких быдло-масс) в опасных точках. Если верить тому что сказал мне Б, СБУ довольно  плотно контролировало украинские националистические организации во всем спектре от групп в соцсетях по воспеванию Бандеры до  ультрарадикальных вооруженных группировок.  Вот этот контингент я и предложил запрячь в упряжку майдана.

Кто-то хочет сказать, что эта шушера и так делала на майдане погоду? Нет, это абсолютно не верно. Не надо путать шипящую пену на гребне волны цунами с причинами, породившими это природное явление. На майдане, особенно в ранней его стадии фашня никакой публичной роли не играла вообще. Никто не зиговал на сцене, никто не пинал по почкам тех, кто говорил на руськой мове - языке москальских оккупантов. Вообще-то основным языком общения на майдане был русский, что совершенно естественно для толпы, в которой абсолютно доминировали местные жители, а три четверти киевлян общаются на русском языке.

Для прикрытия операции следовало создать широкое социальное сетевое движение поддержки майдана и от его имени организовать сбор средств в поддержку «героев революции». Точнее, нужно было лишь имитировать  сбор средств, легализовать в протестной среде, если можно так сказать, деньги режима. В технические детали углубляться не буду, но в целом  это выглядело бы так, как Навальный организовал «сбор денег» через  Яндекс-кошелек какбэ на свои выборы. Не сомневаюсь, что были хомячки,  которые перечислили ему свои кровные 500 рублей, но в целом это был ботнет, сливающий деньги на яндекс-кошелек. Потом средтсва выводились и пропускались через ботнет еще и еще раз. Если у вас есть сто тысяч рублей и вы десять раз последовательно положите и снимете деньги со счета, то в открытой статистике яндекс-кошелька будет отражено поступление миллиона рублей и расход в 900 тысяч. Вашими издержками будет только комиссия платежной системы. Соответственно,  вы таким образом отмываете миллион, а те 100 тысяч, что на счету. Можете запустить по кругу еще много раз.

Для Януковича вряд ли было проблемой подпрячь для осуществления этой махинации придворных банкиров. Итак, в распоряжении режима будет некоторая черная касса, типа сочувствующий народ скинулся.  Далее вступают в дело парни в штатском – оперативники спецслужб, которым оказывают содействие нанятые втемную политтехнологи.  Их задача: быстро (расчетное время – неделя) создать вербовочную сеть и максимально насытить майдан бандеровцами, бритоголовыми, футбольными ультрас и прочей агрессивной гопотой. Принцип отбора предельно прост: чем более отмороженный контингент, тем лучше. Антисемиты, русофобы и уголовный элемент люто приветствуются.  Непосредственными вербовщиками выступают активисты нацистской ориентации преимущественно в западных областях. Этот  контингент, напомню, со слов Б состоял на почти поголовном учете в СБУ.

Вербовщиков, разумеется, никто в план операции посвящать не собирался, им просто платили бы деньги, и деньги очень хорошие,  за каждого сагитированного в зависимости от качества  «маргинального материала». Скажем, за завербованного по первой категории (готов к силовым действиям в составе банды) вербовщик получал бы до тысячи гривен. Самим  майдаунам следовало предлагать за сутки работы от 300 до 4 тыс. гривен. Но тут есть одна хитрость. По условиям месячного контракта 10% суммы профессиональный борец с режЫмом  получал на руки в момент вербовки, 40% – в качестве аванса по прибытии на майдан в Киев у своего командира, а 50% он должен был бы получить по возвращении домой у своего вербовщика. Сам вербовщик тоже получал на руки лишь 30-50% гонорара, а остальное только в случае, если его рекрут  выполнил условия контракта. Если же завербованный, получив 10% аванса, исчезал, то эта сумма в дальнейшем вычиталась из зарплаты вербовщика. Таким образом обмануть систему было бы довольно сложно, а рекрутеры были максимально мотивированы поставлять именно тот контингент, который нам нужен.

В Киеве нанятые майдауны, из которых формируются «десятки», находились бы в оперативном подчинении у «полевых командиров», которые  в большинстве своем предполагалось использовать  втемную.  «Десятки» имеют свою специализацию – говоруны (агитаторы, аниматоры и лица, подготовленные для работы с прессой), драчуны (группировки, провоцирующие конфликты), клоуны (лица, эпатирующие публику экстремистскими лозунгами, открыто зигующие, проявляющие агрессию к русскоязычным), силовики (группы прикрытия всех выше перечисленных) и т.д.

Ориентировочно я определил размер нужной нам маргинально-экстремистской группировки в пять тысяч рыл. Этого более чем достаточно для того, чтобы в любой момент взорвать майдан изнутри, подавить «сотни» стражей майдана, посеять хаос и дискредитировать протест. Структура управления – строго сетевая. Полевые командиры, как я уже говорил, используются втемную, а вот ставят им задачи, распределяют роли и координируют действия уже спецы, посвященные в общий замысел. Светиться  перед майдаунами им не обязательно, связь осуществляется через электронные средства и курьеров. Режим работы я предложил следующий: два дня группа работает на майдане, один день расслабляется в арендованном для этого хорошем загородном доме отдыха, причем эти сутки оплачиваются так же, как и «рабочая смена». Разумеется, в любой момент может быть объявлена «боевая тревога» и все «отпуска» отменятся.

На первом этапе ставилась задача раскола «профессионального ядра» майдана. Вся ранее нанятая за мелкий прайс рагульская шушера, безвылазно живущая в палатках, вонючая, немытая,  психически неадекватная от перманентного стресса, разумеется сразу почувствует себя униженной: как так, они, герои майдана, тут уже вторую неделю стоят за демократию под дубинками «Беркута», получают гроши и ни о каком посменном режиме работы даже не мечтают, а тут понаехали эти наглые западэнцы – и им все условия! Разумеется, тут же начнутся прощупывания на тему «Ребята, а можно и мне к вам?»

Небольшое разъяснение. Почему майдауны, даже «профессиональные», сознательно ставились в стрессовые условия: холод, агрессия, вонь, шум, дым, невозможность нормально отдохнуть, справить естественные надобности и т.д.? Потому что все это крайне необходимо для того, чтобы погрузить массовку в измененное состояние сознания.  Вульгарно выражаясь, людей превращают в легко манипулируемых зомби, их психика становится легковозбудимой, способность к рассудочному мышлению атрофируется, толпа приобретает склонность к стадному способу действия.

Так вот, на майдане  я предполагал задействовать перекупщиков, которые бы выявляли и переманивали ранее завербованных платных протестантов по следующей схеме: мол, здесь  и сейчас перейти в наши ряды никак не возможно, но у меня брат занимается формированием отрядов сопротивления в Ровно (Львове, Ивано-Франковске ), я могу ему позвонить и замолвить за тебя словечко, а ты прямо завтра езжай туда и он тебя запишет в нашу доблестную гвардию. Просись, друг, в мою «десятку», будем вместе отжигать – два дня здесь куражимся, а потом сутки на базе с пивом и шлюхами отвисаем. И бабло, сам видишь, нам в разы больше платят.

Весть о том, что можно продаться подороже, со скоростью света облетит майдан. Нет, не весь майдан, конечно, «болото» далеко от всех этих меркантильных дел, я веду речь о профессиональном ядре протеста. В результате значительная часть «штатных протестантов» была бы взята под контроль нашими. А кто платит, тот и заказывает музыку. Восполнить кадровые бреши противнику было бы трудно, поскольку «цена вопроса» уже совсем другая.  Бабло рулит, короче.

На втором этапе наша сетевая армия должна была показать «звериный оскал» - нужно было пустить мощную русофобскую волну, провоцировать конфликты на языковой, национальной, культурной и политической почве. Тысячи гопников начинают радостно зиговать, орать «Москалей – геть!», клеить на машины (чужие, разумеется) бандеровскую и нацистскую символику, провозглашать, что кто говорит по-русски (мова окупантів, блять, ти зрозумів, сука? Чо ікаешь, повтори, що я тобі сказав, козел!) – тот предатель Украины, агент Москвы и провокатор. Это в значительной степени должно оттолкнуть  киевлян, которые в массе своей крайне негативно относятся к гопничеству, ультра-национализму и прочему маргинальному говну. Для пущей рекламы (точнее антирекламы) по столице запускаются «патрули майдана» с целью показать, что мы, истинные украинцы со Лвова и Винницы приехали в Киев, чтоб научать мажорів зросійщених правильно Родину любить и европейские ценности проповедовать.

В итоге, во-первых, «болото», то есть взрывчатое вещество революции, охладевает к майдану, его концентрация снижается. Банду, конечно, геть, но че-то борцы с Зеком зеки еще почище Яныка, вот и пусть мудаки лупцуют друг друга, а мы пока дома посидим – примерно так должны были рассуждать горожане через неделю спецоперации по радикализации майдана.

Во-вторых,  под наш контроль переходит большая часть агрессивного «ядра майдана». Меркантильные страсти, кипящие внутри этой клоаки, отталкивают чистых романтиков революции, которые типа пошли на баррикады отдать жизнь за свободу, а на этих баррикадах проплаченные фашики и приблатненная гопота.  Возвращаясь к аналогии с кумулятивным снарядом,  детонатор протеста становится неэффективным – или рванет так, что сам снаряд разлетится, или сработает раньше (ога, прямо в стволе орудия!).

А дальше начинается совсем уж жесть. (продолжение)

promo kungurov may 17, 2012 21:02 12
Buy for 100 tokens
Мои серии: Если бы я был Сталиным, Возможна ли в РФ революция?, Как победить коррупцию, Теракты в московском метро: почерк спецслужб, Почему падает рубль, Украинскй зомбиленд: взгляд изнутри, Феномен Собянина: то, о чем не знают москвичи, Как я спасал режим Януковича, Анатомия…

  • 1

Re: хороший план

за небольшим, не влияющим на общий вывод исключением, добро не может быть с баблом по определению (см. добро в христианстве, буддизме и т.п.)
если добро с баблом - это уже зло

какие бы слова ни произносились на политической сцене, сам факт появления человека на этой сцене доказывает, что перед нами блядь и провокатор. Потому что если бы этот человек не был блядью и провокатором, его бы никто на политическую сцену не пропустил — там три кольца оцепления с пулеметами. Элементарно, Ватсон: если девушка сосет хуй в публичном доме, из этого с высокой степенью вероятности следует, что перед нами проститутка.

Re: хороший план

все равно не надо расстраиваться, зло с баблом победит зло.

стрелка осцилографа тут заявила, что всю движуху россии вокруг украины спланировал и сейчас ведет дубовицкий
согласны?

не знаю шо за кадр

да сурков же
литературный псевдоним у него натан дубовицкий

не знаю, у меня нет телепатческой связи с дубовицким-сурковым

  • 1