Алексей Кунгуров (kungurov) wrote,
Алексей Кунгуров
kungurov

Category:

Почему Прибалтика радовалась советской "оккупации" ( часть3)


Отрывок из книги "Секретные протоколы или кто подделал пакт Молотова-Риббентропа"



Начало тут. Что касается процедуры присоединения Литвы, Латвии и Эстонии к СССР в качестве союзных республик, то на формальную сторону вопроса можно посмотреть с разных точек зрения.

Инициатива исходила от избранных в июле 1940 г. парламентов этих стран. По официальным данным, в Эстонии явка составила 84,1 %, при этом за Союз трудового народа было отдано 92,8 % голосов, в Литве – 95,51 %, из которых 99,19 % проголосовали за Союз трудового народа, в Латвии явка зафиксирована на уровне 94,8 %, за Латвийский рабочий народный блок было отдано 97,8 % голосов. Прибалтийские «историки» объявляют результаты этих выборов сфальсифицированными Москвой. Но они не только не могут доказать это, но даже  не могут объяснить, каким магическим образом Москва могла контролировать деятельность тысяч избирательных комиссий на территории соседних государств. В то время ни сами прибалты, ни зарубежные страны, включая враждебные СССР, не подвергали сомнению результаты народного волеизъявления. Официально этого никто не сделал до сих пор.

Некоторые критики в качестве единственного доказательства фальсификации указывают то, что при голосовании избирателю в паспорт ставили штамп – это, дескать, до ужаса перепугало местных граждан. Но сегодня в Латвии так же делаются отметки в паспорте о голосовании, и даже высказываются мысли о том, что участие в выборах должно стать не правом, а обязанностью граждан (дескать, у кого не будет штампа в паспорте – того штрафовать). Зачем проштамповываются латвийские паспорта сегодня, я понять не в силах, а в 1940 г. это делалось лишь затем, чтобы исключить возможность двойного голосования – ведь регистрации по месту жительства у людей не было, а потому можно было ходить с одного участка на другой и голосовать много раз. Дело осложнялось тем, что списков избирателей тоже не существовало, поскольку во времена ульманисовской диктатуры выборы в стране не проводились.

Но не все так гладко. Сегодня позиция официальной Риги базируется на том, что присоединение Латвийской республики к СССР было незаконным, поскольку по действующей на тот момент Конституции для этого требовалось проведение всенародного плебисцита. К тому же латвийские власти считают проведенные выборы недемократическими, поскольку в выборах участвовал лишь один список кандидатов Латвийского рабочего народного блока. Мое мнение однозначно: любые выборы – процесс управляемый (см. главу «Депутаты»), а кем этот процесс управляется – «демократическими» денежными мешками или тоталитарными администраторами, непринципиален. Выборы – это лишь формальность, долженствующая придать легитимность сложившемуся положению вещей. Нынешние выборы в РФ гораздо менее демократичны, нежели выборы в латвийский сейм 15 июля 1940 г., потому что сегодня массовый характер носит принуждение к участию в оных и угрозы репрессий за «неправильное» голосование. Про тотальную фальсификацию результатов голосования я даже не вспоминаю, ибо это совершенно очевидно. Нередки случаи, когда во многих населенных пунктах из урн вынимается больше бюллетеней, нежели зафиксировано избирателей, и даже больше, чем здесь проживает людей, включая новорожденных младенцев. Между тем даже эти тотально сфальсифицированные выборы являются легитимными, поскольку их результаты признают сами избиратели.

Что касается Латвии 1940 г., то ни у латвийских властей, ни тем более, у советских солдат не было никакой реальной возможности заставить население участвовать в голосовании вопреки желанию. Тот, кто считал выборы недемократическими, мог их безнаказанно саботировать. Правильность подсчета голосов в данном случае абсолютно не важна, ибо победить мог только один список кандидатов. Таким образом вопрос легитимности этих выборов заключается в одном – посетило избирательные участки более 50% избирателей, или нет. Когда латвийские власти докажут, что процесс голосования был  проигнорирован большей частью электората, я с готовностью признаю, что выборы не состоялись.

А вот насчет недемократичности выборов в Сейм – так тут чья бы корова мычала, а уж латвийской лучше помолчать. У власти в тот момент находился фашистский диктатор Ульманис, который совершил в 1934 г. военный переворот, и никакой демократией в стране даже не пахло. Да, присоединение Латвии к СССР без проведения всеобщего референдума противоречило действующей Конституции ЛР, но вся штука в том, что эта Конституция в тот момент НЕ ДЕЙСТВОВАЛА de ure и de facto. Ведь она не предусматривала установления в стране режима личной диктатуры, стало быть, утратила силу 15 мая 1934 г. В соответствии с 81-й статьей Конституции Латвии решение о назначении выборов мог принять лишь предыдущий состав самого сейма, а не правительство, как это имело место в 40-м. Однако это не довод в пользу антиконституционности тех выборов, а красноречивое подтверждение того факта, что латвийская Конституция после ликвидации парламента диктатором Ульманисом утратила силу – некому было назначать выборы, сейм-то был разогнан за шесть лет до этого.

Наконец, основной аргумент латвийских властей в пользу того, что их страна подверглась оккупации, и потому проведенные позже выборы не имеют силы – ввод дополнительных частей Красной Армии на основании предъявленного Молотовым ультиматума. Дескать, не может быть свободных выборов под угрозой иностранных штыков. Кстати, а почему Латвия сама пригласила на свою территорию войска НАТО? Теперь по их же логике любые выборы в присутствии иностранных штыков нелигитимны).

Снова напомню, что до того момента в Латвии не было избранного парламента, пусть даже и несвободно, с 1935 г. в стране вообще не проводилось никаких выборов. А угроза действенна лишь в том случае, если она таковой воспринимается. Как же отнеслось население к вводу дополнительных частей РККА? Вот как портал Хроно.ру передает позицию независимого наблюдателя: «1940.06.18 Латвия. Рига. Посол Великобритании К.Орд направил в Лондон шифротелеграмму за № 286: «Вчера вечером в Риге имели место серьезные беспорядки, когда население, значительная часть которого встречала советские войска приветственными возгласами и цветами, вступило в столкновение с полицией. Сегодня утром все спокойно».

На следующий день в Риге имели место новые антиправительственные демонстрации, столкновения с войсками и полицией. Дальше – больше. Цитирую тот же источник: «1940.06.21. Латвия. Рига. 70-тысячная манифестация в поддержку правительства А. Кирхенштейна. Ее участники требовали устранения президента К. Ульманиса, организации советской власти и присоединения Латвии к Советскому Союзу. Демонстрацию приветствовали А.Вышинский и полпред СССР в Риге В. Деревянский. Освобождены политзаключенные из столичной тюрьмы. Шифротелеграммы посла Великобритании К.Одса N 301: «Братание между населением и советскими войсками достигло значительных размеров». Вот вам и ответ на вопрос, в ком население видело врага, а в ком друга.

С точки зрения избирательных технологий голосование 14 июля 1940 г. носило протестный характер. Попросту говоря, правящий режим так достал население, что оно почти единодушно выразило ему свое недоверие. Вполне допускаю, что присоединению Латвии к СССР желало менее, чем 97,8% избирателей, принявших участие в голосовании избирателей, выразивших поддержку «Блоку трудового народа». Но то, что эти люди не хотели видеть у власти режим Ульманиса, сомнению не подлежит. Сегодня официальная Рига утверждает, что многотысячные демонстрации в поддержку выборов в сейм были организованы провокаторами НКВД. Однако как они объяснят то, что на этих митингах высказывалось нежелание проводить выборы, в которых была заинтересована Москва? Снова обратимся к порталу Хроно.ру: «1940.07.05. Латвия. Рига. В связи с публикацией постановления правительства о выборах в сейм, в столице состоялась демонстрация, участники которой несли портреты советских руководителей, а также большое количество лозунгов с требованием присоединения Латвии к Советскому Союзу, установления в Латвии советской власти. Были и такие «не совсем политически грамотные» лозунги, как, например, «Предоставить власть Сталину и Молотову». Митинг состоялся и перед зданием полпредства СССР. На нем выступил с речью А.Вышинский. Отвергая призыв Вышинского принять активное участие в выборах в сейм, демонстранты кричали, что они не доверяют сейму, не нуждаются в выборах и требуют установления советской власти и немедленного присоединения к Советскому Союзу».

Вновь избранные парламенты уже 21-22 июля провозгласили создание Эстонской ССР, Латвийской ССР и Литовской ССР и приняли Декларации о вхождении в СССР. 3-6 августа 1940 г., в соответствии с решениями Верховного Совета СССР, эти республики были приняты в состав Советского Союза. Латвийский президент Карлис Ульманис скреплял своей подписью все законодательные акты нового просоветского правительства Латвии, и даже инициировал 12 июля закон о борьбе с вредительством, а после провозглашения Латвийской Советской Социалистической Республики сложил с себя все полномочия. 22 июля 1940 г. он бежал из Латвии, опасаясь ответственности за военный переворот, совершенный им в 1934 г. и преследование политических противников в период своей диктатуры. А теперь внимание, будет очень смешно: Ульманис бежал из Латвии… в Москву. По другим данным он был насильно депортирован из страны. Неопровержимых доказательств не имеет ни та, ни другая версия, однако сведений о том, что Ульманис был лишен свободы, нет, и потому версия о побеге кажется более правдоподобной. В СССР бывший латвийский диктатор поселился в Ставрополе (тогда Ворошиловске), работал агрономом. Вскоре после начала Великой Отечественной войны был арестован, заболел и умер в тюрьме 20 сентября 1942 г. В 1993-1999 гг. Латвией правил его внучатый племянник Гунтис Ульманис. В этот период Карлис Ульманис был официально канонизирован.

Эстонский президент-диктатор Константин Пятс был арестован советскими властями в конце июля 1940 г. и депортирован с семьей в Уфу, где был вскоре арестован и осужден на 25 лет лишения свободы. Умер он в заключении в 1956 г. А вот литовский вождь Анастатас

Сметона после предъявления Литве советского ультиматума 14 июня 1940 г. сразу смекнул, что дело запахло жареным и удрал в Германию, передав свои полномочия премьеру Антанасу Меркису, который так же как и Ульманис, активно сотрудничал с новым народным правительством Литвы. Сметона из Германии перебрался в Швейцарию, а оттуда в США, где погиб при пожаре в 1944 г. Меркис, впрочем, не устроил Москву, и потому сложил свои полномочия, передав бразды правления левому деятелю Юстасу Палецкису, который с 1940 г. по 1967 был председателем Президиума Верховного Совета Литовской ССР.

Подавляющее большинство населения Литвы, Латвии и Эстонии одобрило присоединение к СССР. Ни одного явного случая сопротивления или выражения протеста зафиксировано не было. Согласен, что население Прибалтики поддерживало просоветский политический курс скорее голодным желудком, нежели трезвым рассудком, но осуждать тех же литовцев за то, что они так легко отказались от независимости, не стоит. Кому нужна независимость, если при ней дети не могут посещать школу, старики умирают из-за невозможности получить медицинскую помощь, а батраки и рабочие вынуждены работать в буквальном смысле слова за еду? Независисмость в Литве была вшивой в прямом смысле этого слова. Вот как описывает положение литовских крестьян Александр Дюков: «Бывший президент Литвы ляудининк д-р Гриниус в календаре благотворительного общ-ва «Капля молока» сообщил результаты своего обследования 150 крестьянских хозяйств. По его данным, 76% обследованных крестьян носят деревянные башмаки, 2% - кож. ботинки. Только 1% женщин носит ночные рубашки, 19% женщин не употребляет мыла. Паразиты имеются в 95 семьях из 150.

Мясо ежедневно едят 2% обследованных, четыре раза в неделю – 22%, реже – 37%, остальные совершенно не едят. 19% детей умирают, не достигнув года.

Тот же автор в своей статье в «Лиетувос Жиниос» за 25 января 1940 г. доказывает, что смертность в Литве превышает рождаемость и что если так будет продолжаться и впредь, то через 150 лет литовский народ как нация вымрет. В Литве 150 тыс. человек больных туберкулезом. Около 80% детей больны рахитом. «Оставшиеся же в живых, - заключает автор, - являются физически или психически ненормальными»

Я уж молчу про угнетение прибалтийских нацменьшинств, вопиющее социальное неравенство, политические репрессии и культурный упадок. Кто-то сегодня считает, что уровень культуры в Прибалтике выше, чем в РФ, и даже соответствует европейскому. Вопрос спорный, но если и согласиться с этим, то придется признать, что культурный расцвет в Прибалтике произошел именно в период «советской оккупации». По количеству писателей на душу населения Латвийская ССР занимала первое место не только в Советском Союзе, но и в мире. Попробуйте же назвать тех латвийских писателей, музыкантов, ученых, которых явила миру созданная германскими оккупационными властями в 1918 г. республика?

В качестве исторического курьеза сегодня частенько вспоминают об одной пропагандистской кампании, которая имела место в Эстонии в середине 30-х годов. Проходила она под таким лозунгом: «каждому хутору – свой сортир!». Если в быт русских крестьян отхожее место прочно вошло в незапамятные времена, то эстонцы, как истинные носители европейской культуры, продолжали гадить, буквально не сходя с крыльца (зимой-то до куста пока добежишь – все отмерзнет). Излишне говорить, что такая практика способствовала широкому распространению инфекционных заболеваний. И хотя президент Пятс лично вручал премии обладателям наиболее комфортабельных сельских сортиров, современные санитарно-гигиенические нормы утвердились в эстонском обществе только при советской власти.

А теперь попробуйте ответить на вопрос: какое отношение к вхождению прибалтийских лимитрофов в состав СССР имел советско-германский договор о ненападении? Допустим на минуту, что «секретный протокол» Молотова-Риббентропа от 23 августа 1939 г. действительно существовал: как он мог повлиять на согласие прибалтийских государств заключить договор о взаимопомощи с СССР? Каким образом гипотетическое наличие протокола могло отразиться на результатах парламентских выборов 1940 г.? И уж совершенно невозможно связать существование некоего «секретного протокола» с массовыми демонстрациями, на которых голодные рабочие (и особенно безработные), крестьяне (в особенности, безземельные батраки) требовали присоединения к Советскому Союзу. Здесь налицо даже не спекуляция на казуистическом трактовании причинно-следственных связей между этими событиями, а демонстративный отказ хоть как-то объяснить связь между ними.

Вот, например, что говорится в решении Европейского суда по правам человека (14685/04, PENART v Estonia): «Суд отмечает, что Эстония потеряла независимость в результате Договора о ненападении между Германией и СССР (известного также как Пакт Молотова-Риббентропа), заключенного 23 августа 1939 года, и дополнительных секретных протоколов. Вслед за ультиматумом о размещении в Эстонии советских военных баз в 1939, в июне 1940 года произошел ввод крупных сил советской армии. Законное правительство было свергнуто, и советское правление было установлено силой. Тоталитарный коммунистический режим Советского Союза провел широкие и систематические акции против населения Эстонии, включая, например, депортацию 10 тыс. человек 14 июня 1941 и более 20 тыс. человек 25 марта 1949 года. После Второй мировой войны десятки тысяч человек ушли в леса с целью избежать репрессий со стороны советских властей. Часть из них активно сопротивлялась оккупационному режиму. Согласно данным органов безопасности, около 1500 человек были убиты и почти 10 000 арестованы в период движения сопротивления 1944—1953» (Цитируется по изданию «Полпреды сообщают…» — М., Международные отношения, 1990 г.)

Перед нами типичный образчик пропаганды времен Холодной войны, когда основной упор делается не на факты и логику, а на ложь и эмоции. Нынешние эстонские идеологи не только не отказались от такого подхода, но лишь «уточнили цифры», поскольку полторы тысячи убитых в перестрелках бандитов и нацистских диверсантов их не очень впечатлили. Историк и бывший премьер-министр Эстонии Март Лаар утверждает, будто в послевоенные годы по политическим соображениям в Эстонии было арестовано не менее 53 000 человек. Не скупится он и на невинно убиенных, только к числу жертв Гулага приписывая 11 тысяч умерших от голода и непосильного труда. Всех политиков переплюнул, пожалуй, президент Литвы Адамкус (во время войны воевал против Красной Армии на стороне Германии). Объясняя свой отказ приехать в Москву на торжества в честь 60-летия Победы, он заявил, что «более 350 тыс. литовцев, иными словами, каждый десятый, были вывезены в ГУЛАГ или убиты в Литве». А уж свободная прибалтийская пресса (свободная от морали и здравого смысла) вообще патологически кровожадна: встречаются утверждения о миллионе граждан, подвергшихся репрессиям со стороны советских властей или в иной интерпретации о 15% населения. Эти, и множество подобных вымыслов убедительно опровергнуты честными исследователями (см., например, книгу Александра Дюкова и Игоря Пыхалова «Великая оболганная война-2. Нам не за что каяться»).

Латыши так же не блещут убедительностью доводов, когда обосновывают то, что Латвия была оккупирована СССР в 1940 г. Официальные власти оперируют не юридическими нормами, а идеологическими штампами. Вот, например, цитата из «Декларации об оккупации», принятой Сеймом ЛР 22 августа 1996 года: «Развитие Латвии как независимого государства прервал заключенный двумя тоталитарными державами – национал-социалистической Германией и коммунистическим СССР – 23 августа 1939 года договор о ненападении (пакт Риббентропа-Молотова), целью которого было разделить Европу на сферы влияния». И все, на этом аргументация латвийских парламентариев иссякает.

Нынешние шаманы от пропаганды старательно обходят стороной тот факт, что части Красной Армии вошли в Прибалтику именно в 1939 г., а не в 1940 г. Обычно они начинают свои вопли об оккупации с того, что, дескать, кровожадный Сталин заключил 23 августа 1939 г. с таким же тираном Гитлером дьявольский пакт, по которому тот разрешил Советам оккупировать Прибалтику, и сразу перескакивают к событиям июня 1940 г. Этим они добиваются того, что у неискушенного обывателя складывается впечатление, будто советские войска бесцеремонно вторглись в Прибалтику лишь в 40-м, чтобы оккупировать и советизировать маленькие, но свободолюбивые Литву, Латвию и Эстонию. И хотя ни малейшей связи между заключением советско-германского договора о ненападении и присоединением прибалтийских государств к СССР нет, ныне 23 августа во всех трех республиках отмечается общенациональный день скорби. Эта дата усиленно сакрализуется и мифологизируется, на страшилках о «секретных протоколах» базируется нынешняя государственная идеология Литвы, Латвии и Эстонии, эти же мифические «секретные протоколы» лежат в основе концепции советской оккупации.

Если не было оккупации, то что же было? – спросит читатель. В юридическом лексиконе можно отыскать понятие, предельно точно характеризующее прибалтийские события июня-августа 1940 г. – инкорпорация – присоединение к государству новой территории, представлявшей ранее независимое государство. Инкорпорация предполагает правовое, на основе договора или плебисцита, а не принудительное присоединение. После инкорпорации граждане присоединенного государства пользуются всеми правами и свободами той страны, в которую включается данная территория, а зачастую получают значительные привилегии. Например, после инкорпорации Финляндии в Российскую империю в 1809 г. подданные Великого княжества Финляндского пользовались политическими и экономическими (налоговыми) привилегиями. Инкорпорированное в состав империи шестью годами позже Царство Польское не только не платило налоги в общероссийскую казну, но и получало из нее дотации на содержание собственной армии. В 1940 г. инкорпорация не дала прибалтам особых преимущество, но, скажем, права частной собственности были значительно более широкими, нежели в остальных республиках СССР. Коллективизация в Прибалтике началась лишь в 1947 г., частное хуторское хозяйство сохранялось до 50-х годов.

Некоторые современные прибалтийские «историки» вроде бы стесняются говорить об оккупации, но инкорпорацию 1940 г. объявляют насильственной. Ребята, «насильственная инкорпорация» – это перл из того же разряда, что «добровольная оккупация». Последние годы МИД РФ пытается огрызаться на вопли вконец оборзевших прибалтийских политиков с требованием компенсировать полувековую «оккупацию», но все «решительные заявления» чиновников лавровского МИДа напоминают тявканье беззубых щенков. Мало того, что эти дегенераты признают существование «секретных протоколов», так они еще и не знают слова «инкорпорация». Я бы рад их просветить, да боюсь, что профессиональные предатели национальных интересов в этом не заинтересованы. Успешно торговать Родиной оптом и в розницу вполне можно и с неразвитым интеллектом. (Продолжение)



Tags: Прибалтика, исторические мифы, пакт Молотова-Риббентропа
Subscribe
promo kungurov май 17, 2012 21:02 12
Buy for 100 tokens
Мои серии: Если бы я был Сталиным, Возможна ли в РФ революция?, Как победить коррупцию, Теракты в московском метро: почерк спецслужб, Почему падает рубль, Украинскй зомбиленд: взгляд изнутри, Феномен Собянина: то, о чем не знают москвичи, Как я спасал режим Януковича, Анатомия…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments