Алексей Кунгуров (kungurov) wrote,
Алексей Кунгуров
kungurov

Category:

Что сделают с Навальным 17 января?



Ответ на сей вопрос стоит искать не в будущем, оценивая политические перспективы сабжа, а в его прошлом. Товарищ otto_cazz правильно расставил акценты: есть реальная политика (то есть борьба за власть), а есть имитационная (постановка), и Навальный – прима-балерина в театре одного актера. В этом контексте и надо рассматривать его карьеру и проблемы перехода на поле реальной политики из имитационной.



То, что он работал под кремлевской «крышей» – факт абсолютно очевидный. И боже упаси, если кто-то видит в этом попытку опорочить светлое имя «берлинского пациента», решившего стать «внуковским пассажиром». Раше необходима революция, которая либо даст шанс этому сраному Ебанаторию отряхнуть с себя чекистское дерьмо и попытаться стать частью цивилизованного мира, либо развалит этого монстра на десяток стран поменьше, которые если и будут нести опасность, то друг другу. Я, находясь в свободном мире вздохну, наконец, совершенно свободно, потому что ибанутая Ымперия перестанет создавать проблемы персонально мне.

Революция снизу невозможна. Нет запроса. Единственный шанс на перемены дает раскол элит, война пресловутых кремлевских башен, все такое прочее. Конфликт внутри элит – это непременное условие любой революционной ситуации. Именно он приводит к двоевластию – следствию системного политического кризиса. Если мы возьмем любую революцию в отечественной истории, неважно, победившую или проигравшую, мы везде видим двоевластие:

- 1993 г. – Кремль против Белого дома;
- 1991 г. – союзная власть против республиканских (сепаратисты);
- 1917 г (октябрь) – Советы против временного правительства;
- 1917 г (февраль) – Комитет государственной думы + Ставка против императора

В случае с цветными революциям все сложнее, потому что масс-медиа часто скрывают ее суть под непроницаемыми потоками информационного шума, но и там контуры двоевластия проступают довольно отчетливо:

- Грузия, 2004 г. – парламентская оппозиция против диктатора.
- Армения, 2018 г. – то же
- Киргизия, 2020 г. – то же
- Югославия, 2001 г. – объединенная оппозиция против диктатора.
- Украина, 2004, 2014 – условно западные кланы против восточных (Украина – страна олигархическая, поэтому и центры власти носят неформальный характер).

На Ближнем Востоке, в Африке и Латинской Америке традиционно роль политического субъекта брала на себя армия. В трайболистских обществах раскол происходит по линии племенной принадлежности. Вариантов много. Если же низы политический субъект сформировать не в состоянии, а верхи не раскалываются, то мы можем наблюдать то, что происходит сегодня в Беларуси: брожение в низах весьма шумное, но революция не происходит. Та же ситуация в Венесуэле, Иране.

Но в трех последних случаях есть хотя бы низовое бурление, которое потенциально могло породить революционный субъект. В Раше же мы наблюдаем кладбищенское спокойствие. Единственный шанс на какие-то политические трансформации, альтернативные неизменному курсу на консервацию, архаизацию и КНДР-изацию, дает только раскол внутри правящей группировки. Шанс гипотетический, конечно, но это лучше, чем его отсутствие.

В этой ситуации хоть какой-то субъектностью могут обладать только те самые пресловутые кремлевские башни и их вассалы. Вассалы – субъекты низшего уровня, преследующие свои интересы, но их субъектность определяется принадлежностью к сюзерену («крыше»). Навальный – тот самый вассал, который является инструментом для своей «крышы», но при том сам он пытается формировать инструменты (ФБК, сеть штабов Навльного, медиаструктуры, пулы кандидатов на выборах) для достижения своих интересов, причем эти инструменты уже неподконтрольны навальновской «крыше», за их использование они должны платить.

Реальная политика может выглядеть только так, и никак иначе. Эта модель дает универсальное объяснение всему – почему сабж мочит одних и не замечает других. Почему его то сажают, то выпускают, то травят, то благосклонно выпускают за границу лечиться. Почему «Единая Россия», которую он в 2011 г. наградил бессмертным именем «Партия жуликов и воров» собирает для него подписи для преодоления муниципального фильтра в 2013-м. ЕР – это ведь тоже не политический субъект, а инструмент. Инструмент своей воли не проявляет, а подчиняется «крыше».

На вопрос в том, кто именно крышует «берлинского пациента» невозможно дать ответа, потому что сами субъекты не формализованы и не монолитны. Нет чекистской башни Кремля, состоящей из одних чекистов, и либеральной, вокруг которой группируются только питерские экономисты и неполживые патлатые журналисты. У чекистов есть свои экономические активы, банки, медиаструктуры. У либералов есть верно служащие им силовики и аффилированные с ними криминальные группировки. Поэтому как-то маркировать субъекты внутри элиты нереально. Для этого нет критериев. Да и, по большому счету, совершенно неважно, кто крышует Навального и Ко. «Крыша» эта преследует исключительно свои клановые интересы, а не ваши, тем более, не интересы страны – это вообще полнейшая абстракция.

Противоречия внутри элиты были всегда, однако раскола, то есть открытого конфликта не происходило. Кремлевские башни отчаянно враждовали в драчке за ресурсы, ведя войну «по понятиям». То есть бить друг друга – нельзя, можно лишь атаковать инструменты противника, его вассалов. Борьба с коррупцией – метод выяснения отношений между группировками, когда они стараются посадить за решетку ставленников противного клана. Информационные войны (войны компроматов) – тоже форма внутриэлитных разборок.

Почему противоречия не перерастают в открытую войну? Потому что помимо противоречий у криминально-бюрократических группировок, составляющих правящий класс, есть общие интересы. Их главный интерес – сохранение статус-кво, то есть политическая консервация с целью недопуска к кормушке новых игроков. Они живут, точнее уживаются по такому принципу: между собой мы как-нибудь вопросы порешаем, главное – чтобы никто не посягал на нашу общую поляну.

Главный и, наверное, единственный актив в Раше – власть. Власть – источник материальных благ (капитала). А то, что капитал не может быть источником власти, наглядно продемонстрировал на своем печальном примере, например, Ходорковский. Все кремлевские башни заинтересованы в вытаптывании намертво политического пространства, в тотальном отчуждении масс от политики, и при этом они же нуждаются в политических инструментах, дающих влияние на массы, для межклановой борьбы, в том числе в публичном пространстве. В этом есть противоречие, но оно носит диалектический характер. Если вы не способны мыслить диалектически, то и понять принципы единства и борьбы противоположностей, на котором основано динамическое равновесие путинской модели управления. Сам Путин тут, конечно, символ, а не фактор, тем более, фактор решающий.

Овер 90% индивидов мыслят не диалектически, а бинарно, а уж коллективное сознание вообще не способно воспринимать какие-то двусмысленности, многозначности, динамическую изменчивость, полутона и нюансы. Поэтому в коллективном представлении хомячья господствует лубочная картинка, в которой светлый витязь Навальный символизирует собой рафинированное добро и противостоит вселенскому злу, олицетворяемому Путиным. Если Путин – это диктатура, то Навальный стойко ассоциируется с понятием «демократия», хотя сам Навальный – лидер абсолютно персоналистского толка, любая демократия ему органически чужда, проявление плюрализма вызывает внутренний ужас, а необходимость вести полемику с сильным оппонентом ввергает в ступор. Кстати, абсолютная недееспособность того же ФБК, как политического субъекта, надеюсь, совершенно очевидна: после того, как в кому впал Навальный, в том же самом коматозном состоянии пребывали несколько месяцев и все навальновские организационные и медийные инструменты, которые если и всплывали в повестке, то как ньюсмейкеры о пульсе дорогого Алексея Анатольевича.
Несостоявшееся убийство Навального и все последующие жирные скандалы, конечно, не несут ни малейшей угрозы диктатуре, как форме правления в Раше, потому что эта форма правления опирается на всеобщий консенсус, причем не только внутриэлитный, но и общественный. Сами понимаете, ватное большинство не желает никакой демократизации и деимпериализации РФ. Быдло хочет еще более крепкой руки, больше милитаристкого вяличия и, желательно, пайку пожирнее. Совершеннейшей глупостью будет считать и то, что столичная либерастня является революционным классом. Креаклов печалит не недостаток демократии в стране, а отсутствие социальных лифтов для них лично, невозможность вписаться в элитку. Эта тусовка является социальной базой Навального, как публичного политика, его активом, который он довольно умело продавал своей «крыше» в качестве инструмента внутриэлитных разборок.

Однако, принимая во внимание системную неустойчивость россиянской модели правления, вполне допустимо сделать предположение, что какое-то событие способно будет вызвать раскол внутри элит (кремлевских башен) и вывести обострившиеся противоречия на уровень открытого конфликта. Произойдет это в тот самый момент, когда совокупность противоречий превысит объем общих интересов. Это то, что в марксистской философии именуется переходом количества в качество. Скрытые противоречия накапливались-накапливались, да и вылились в открытую войну.

Война эта будет вестись, разумеется, не за демократию и прогресс, а за контроль над сузившейся кормовой базой, когда перед конкурирующими башнями встанет ребром вопрос: они или мы. И вот в этом случае прокси-война, когда вассалы бьются с вассалами, не посягая на сеньоров, перейдет в формат битвы между самими «крышами», которая будет вестись на взаимное уничтожение.

Спрашивается, какова в этом раскладе роль Навального? Я, конечно, ничего не утверждаю, а лишь допускаю некоторую вероятность, что шумный «Новичокгейт» - это та трещина, которая усиливает раскол внутри господствующего класса в РФ. Стороны решили сыграть на обострение, поднять ставки в игре, в которой Навальный – пешка, но как говорят шахматисты, проходная, то есть способная выйти в ферзи.

Но, разумеется, пешка может стать и жертвенной. Не ей решать. Вполне вероятно, что кремлевские старцы пришли к консенсусу, что классовое единство дороже, порешали между собой спорные вопросы, а Навала решили слить, как угрозу стабильности и слишком дофига возомнившего о себе актера в этом театре теней. В таком случае его по приезду либо посадят, что более вероятно, грохнут. Возможно, даже демонстративно. Издержки, конечно, будут. Весь вопрос в том, какие издержки кремлевские пацаны оценивают, как более серьезные – от живого Навального, или от мертвого.

Многих удивило безумное стремление Лешика вернуться на родину, несмотря на вполне очевидную угрозу жизни. Но в этом безумии есть вполне рациональное зерно. Сабж отлично понимает, что проходной пешкой он является лишь в том случае, если находится на доске и участвует в игре. Вынужденная эмиграция – это положение «вне игры». Какой политический вес имеет сегодня Михаил Касьянов (целый премьер в свое время!), Михаил Ходорковский, Гарри Каспаров, Вячеслав Мальцев и прочие политэмигранты? Политический их вес равен нулю, а медийное влияние совершенно ничтожно. Их статус – блогер «на удалеке». Да, в случае бурного политического кризиса они могут приехать в «опломбированном вагоне», да еще не с пустыми руками, а с «золотом кайзера», что даст шанс сформировать политический субъект, но в любом случае им придется конкурировать с теми, кто уже имеет структуры, ресурсы и социальную базу, кто давно находится в игре и политической повестке.

Навальный просто не хочет терять очки, из политической повестки выпадая. К тому же он вполне мог получить от своей «крыши» какие-то гарантии неприкосновенности. Допускаю даже то, что Кремлю пришел посыл от «вашингтонского обкома»: мол, Лешик – наш человек, не надо его трогать.

Если же он решился на авантюру в духе Маши Колесниковой, веря в то, что со дня на день «стены рухнут», и он выйдет из застенков в качестве героя, то ему остается просто посочувствовать и пожелать хотя бы выжить. В этом случае не будет никакой триумфальной встречи во Внуково. Самолет просто совершит «вынужденную посадку» в Домодедово, а то и в Смоленске, где несостоявшегося триумфатора встретят у трапа люди в форме и отвезут в казенные апартаменты ЖК «Лефортово».

Это если его вообще пустят на борт «Победы» в Берлине. Поверьте, если Кремль не захочет пустить «пациента» обратно, он это сделает гарантированно. Помните историю Эдварда Сноудена, чей паспорт был аннулирован, и он тупо застрял в транзитной зоне «Шереметьево», будучи не в состоянии купить авиабилет? Если такой финт могли провернуть власти США, которые есть оплот демократии и типа правовое государство, то кто помешает скопипастить этот прием Раше? В этом случае на стойке регистрации Навального встретит улыбающийся представитель авиакомпании «Победа» и вежливо сообщит, что билет «берлинского пациента» аннулирован по причине того, что его паспорт недействителен, и предложит уладить вопрос в консульстве РФ.

В общем, если Навальный действительно откажется 17 января перед ликующей толпой и журналистами мировых СМИ во «Внуково», то знайте: вы имеете дело с театральной постановкой, сюжет которой вовсе не так очевиден, как кажется. Сюжет определится исключительно расколом внутри кремлевских элит, либо его отсутствием по ходу пьесы. Я ставлю на то, что въехать в Рашу Навалу не дадут, но, разумеется, буду надеяться на то, что ошибаюсь. Потому что шоу маст гоу, как грится.

Лёха, жги!

UPD. Вот в довесочек видос с "Нейромира", где рассмотренная тема тоже затрагивалась.





Tags: Навальный, Путин, ФСБ, революция
Subscribe

promo kungurov may 17, 2012 21:02 13
Buy for 100 tokens
Мои серии: Если бы я был Сталиным, Возможна ли в РФ революция?, Как победить коррупцию, Теракты в московском метро: почерк спецслужб, Почему падает рубль, Украинскй зомбиленд: взгляд изнутри, Феномен Собянина: то, о чем не знают москвичи, Как я спасал режим Януковича, Анатомия…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 595 comments