Алексей Кунгуров (kungurov) wrote,
Алексей Кунгуров
kungurov

Categories:

Что общего у Бабченко с Соловьевым и Навальным



В политике, футболе и закончившейся войне разбираются все. Вот вообще все, потому что это кажется людям простым и понятным. И чем меньше они понимают, тем более простым и понятным считают предмет своих гениальных рассуждений. Интернет – великая сила. Но есть у него и побочные эффекты. Сеть захлестнул девятый вал не только экспертных заключений с дивана (их потребитель информации еще как-то может отфильтровывать), но и поток голимой пропаганды под видом политической аналитики от мастеров мозгоебского жанра.

В этом случае чисто технически материал выглядит эффектно – умные слова, грамотно построенные фразы, выдержанная логика рассуждений, очевидные выводы и пышные регалии автора. Убеждает сторонников. Подавляет скептиков. Хочется верить. Но при малейшей попытке критического анализа весь пропагандистский конструкт рассыпается в прах, ибо, чаще всего, выводы просто подогнаны под факты и аргументы с помощью манипулятивных канатов и ниточек полуправды. Проблема в том, что способностью к критическому анализу овер 90% биомассы не обладают.

Индивиды часто реагируют на лингвистические маячки. Скажем, если я буду рассуждать о политическом кризисе в Рспублике Беларусь в понятиях классовой борьбы, цитируя Маркса, Каутского и Камю, то меня радостно залайкают леваки вне зависимости от того, какие выводы я сделаю. Залайкают даже в том случае, если выводы им не понравятся. Они будут в восторге просто от того, что я говорю на их политическом воляпуке. Тот же результат будет, начни я камлать в русле охранительно-государственнического, националистического, либерального или иного другого дискурса.

Последнее время вырос и пласт вольных шабашников – это ушлые балоболки вроде Валерки Соловья, Мишки Хазина, Лехи Навального и им подобные, что занимаются голимой пропагандой, но не в интересах клиента, а с целью заработка на конкурентном медиарынке. Ну, если удается кому-то продать свои пропагандистские таланты – это хорошо. Но работают они на себя. Навальный торгует «умным голоСуванием» и сливает компромат (дорого, кстати). Хазин пытается продавать Кремлю «геополитический анализ» (я называю это анлизанием). Соловей окормляет психически нездоровых адептов теории заговора, продавая им сочиненные им же самим «инсайды» и делая предсказания, как заправской астролог.

Кстати, будете смеяться, но в выдаче поисковика вы получите массу ссылок по запросу «Валерий Соловей концерт купить билет». Перечисленные мной конъюнктурщики работают по примитивной, но безотказной схеме: говорят публике и заказчику исключительно то, что те хотят услышать. Именно это хорошо продается. Технически это даже нельзя назвать ложью. Люди платят попам и соловьям-навальным за красивую сказочку, за психотерапевтический сеанс на тему «все будет хорошо». Маленьким людишкам, дрищам, лузерам и лохам отчаянно хочется чувствовать свою значимость. Это ощущение собственной значимости они и покупают. Все честно, никакого обмана.

И вот на поверхности всей этой мутной «аналитической» дрисни появляюсь я, весь такой продвинутый, подкованный и практически опытный чувак. Рассекаю по мутным информационным волнам на белоснежной яхте и смакую мысль о том, что сейчас как озарю всех светом своей мысли, сорву покровы и открою зияющие бездны ужасной истины – и массы прозреют. Да, но нет.

Первоклашкам, еще не знакомым даже с таблицей умножения, бесполезно объяснять теорему Гёделя о неполноте, это просто за границами их представления о мире. Точно так же и в политологии – не только биомассе, но и 90% экспертов нужны простые ответы: кто хороший и кто плохой, кто чей проект, кто на кого работает, кто что контролирует, кто какие цели преследует. Малейшее усложнение лубочной схемы не воспринимается ими так же, как человеческое ухо не реагирует на колебания воздуха с частотой ниже 20 Гц. Впору вводить в оборот какую-нибудь теорему Кунгурова о принципиальной невозможности объяснения социальных процессов (хотя, может, эта теорема давно уже сформулирована кем-то из экзистенциалистов, хз).

Это я вам, как пропагандист со стажем говорю. Имея доступ к инструментам формирования сознания, можно вдолбить как отдельному индивиду, так и массе, конкретную картину мира. Можно убедить других в том, что они дураки, а ты – гений и таким образом навязать им мнение авторитета, как истину. Можно заставить других искренне верить, что черное – это белое, а тех, кто так не считает – заставить делать вид, что они с этим согласны. История всех мировых религий – яркое тому доказательство. Можно навязать массе совершенно чуждые им ценности и заставить их убивать тех, кто исповедует другие взгляды. Но совершенно невозможно объяснить устройство мира, чтоб твой собеседник просветлел лицом и сказал: «А-а, вот оно че, ну теперь-то мне все понятно».

Тому есть два основных препятствия: во-первых, понимание предмета заблокировано тем, что отношение к нему уже сформировано пропагандой. Контрпропагандой можно изменить отношение, но это точно так же не даст понимания. Вторая причина: понимание – есть продукт модельного мышления. Понимание принципиально невозможно загрузить в голову в виде определенного массива информации. Информация – это как дрова в печке: сколько не пихай в топку – тепло не становится. Даже если дрова будут совершенно сухими, даже перемолотыми в щепу. Тепло появится только в результате горения топлива, так же, как и понимание возникает исключительно в результате переработки (анализа) информации самим индивидом.

Пропагандисты продают вам не информацию и не методологию, а уже готовое эмоциональное отношение. Льстя публике, они могут заворачивать свою продукцию в обертку «анлитики», как это делают Соловей, Демура или Стариков, но это будет голимая пропаганда, которая рассыпается при малейшей попытке критически ее осмыслить. Пропагандисты бывают двух типов – любители и профессионалы. Любители сами искренне веруют в то, что пропагандируют и желают обратить людей в свою веру. Профессионалы (их ничтожно мало, но они есть) хорошо знают не предмет пропаганды, а свойства людей и технологии манипулирования массовым сознанием. Перейдем к практике.

Частенько меня спрашивают: как я отношусь к Аркадию Бабченко, стоит ли его читать и серьезно относиться к его контенту. Читать оного из лучших, на мой взгляд, сетевых публицистов современности, конечно, стоит. Но относиться к прочитанному надо адекватно. Как к пропаганде. Пытаться понять суть происходящих социальных, экономических и политических процессов, изучая его труды – пустая трата времени. Когда наш дорогой Аркадий Аркадьевич пытается поделиться своим пониманием текущей политики – он задорен, но беспомощен и смешон. Модельное мышление – не его конек вот ни разу. К тому же я нахожу у него серьезные профессиональные деформации, вызванные 20-летней журналистской практикой.

Журналист – профессиональный дилетант, который постоянно вынужден судить о том, в чем не разбирается. Еще вчера ничего не знал о бризантности, кумулятивном эффекте и свойствах ударной волны, а сегодня он должен выдать на гора 500 строк о теракте. В прошлую, доцифровую эпоху у репортера было полдня до сдачи газетного номера в печать, он мог и в энциклопедию заглянуть, и у специалистов проконсультироваться, а сейчас надо нахерачить текст минут за 15, чтоб успеть выложить на сайт первым, чтоб ресурс проиндексировали поисковики, как первоисточник новости, а другие просто ссылались на тебя – хайп, вирусный эффект, индекс цитируемости, все дела… Вот поэтому одни идиоты массово пишут «про эпицентр взрыва в порту Бейрута» (сами погуглите), а другие идиоты – редактора, не способны править заметку смыслово просто потому, что смысла многих слов сами не понимают, но притом уверены в том, что именно они знают все лучше других. Дебилушки, эпицентр – это не место взрыва, а проекция от точки взрыва на земную поверхность.

Бабченко, наверняка понимает, что такое ударная волна и детонация – как-никак лицензированный гранатометчик, но, когда начинает писать о том, в чем не понимает – несет совершенно феерическую фуету. Например, в прошлом году он написал дебильнейший пост о наводнении в Тулуне, где объяснил его механизмы примерно так: жители города сами виноваты в том, что их затопило, потому что годом ранее проголосовали за Хуйло на президентских выборах. Хуйло продало лес Китаю, жители Тулуна, не имея никакой работы, вынуждены были заниматься ковровой вырубкой лесов. Деревья и мох впитывают влагу из почвы. А поскольку в бассейне реки Ия не осталось деревьев, дождевая вода затопила русло реки, прорвала дамбу и залила город, приведя к человеческим жертвам.

Бабченко любит кричать, что телевизор дебилизирует население, но в данном случае он своим постом, который перепостили миллионы тупорылых хомячков, дебилизировал и без того недалеких потребителей информации куда эффективнее кремлевского зомбовизора. Там эксперты в помойных ток-шоу лишь многозначительно намекали, что это, дескать, проклятые пендосы климатическое оружие испытывают, а Аркаша свой бред проорал без обиняков со святой комиссарской убежденностью в правоте своего дела.

Что имеем на самом деле. Во-первых, Тулун – это город угольщиков. Тулунский угольный разрез уже выработан, но Мугунский и Азейский подолжают работать. Так что никак не могут все 40 тыс жителей Тулуна кормиться, вырубая леса, как пытается представить дело наш зарубежный иксперд. Во-вторых, ливни ударили не по окрестностям Тулуна, а по горам, где растительность была почти девственно нетронута. Паводковый фронт стремительно несется с гор к равнине, а там скорость движения воды падает почти до нуля (изредка притоки даже текут вспять, когда повышается уровень воды в реке, в которую они впадают). А с гор тем временем продолжают скатываться колоссальные объемы воды. Поэтому в долине резко поднимается уровень воды (конкретно у Тулуна он поднялся более чем на семь метров). При чем тут вообще лес и мох?

Да, лес – это самый большой паводковый регулятор. Но леса регулируют исключительно весенний паводок, задерживая таяние снегов. В тайге я частенько наблюдал лощины, заполненные снегом, хотя температура воздуха в конце мая подскакивала до 30 градусов. В полях снег стаивал уже к середине апреля. Поэтому массированная вырубка лесов в поймах рек действительно приводит к катастрофическим наводнениям весной (при наложении двух факторов – снежная зима + резкое потепление весной) и обмелениям рек летом. Но у дождевых паводков совершенно иной механизм. Можно сколько угодно упражняться в арифметике, подчитывая, сколько влаги утилизирует березовая роща, если одно дерево испаряет в сутки порядка 300 литров воды, но в дождливый день коэффициент испарения падает почти до нуля.

Я этот пример привел не для того, чтобы зачморить моего собрата-русофоба. Это лишь иллюстрация того, что источник информации – это ничто. Нет и быть не может надежных, верифицированных, авторитетных, правильных, правдивых источников. Есть лишь способность индивида к анализу информации, позволяющая вычленять крупицы полезных данных из громадного объема информационного мусора. Бабченко, как источник полезной информации в сфере гидрологии, экономики, истории – говно полнейшее. Я с совершенным равнодушием игнорирую его многословные посты на эти темы. Вопрос в следующем: насколько лучше он разбирается в политике?

Он много и с фирменным комиссарским апломбом писал об украинском политикуме. Он – там, он в гуще событий, он сыплет фактами, цитатами, именами. А вы – где-то там (да в том же Тулуне), и выбор у вас прост: либо принимать на веру все им сказанное, либо огульно отрицать, ибо сам источник информации – врах народа, беглый нацпредатель и гнида русофобская. Я не буду анализировать весь бабченковский словесный поток на околополитические темы. Это не имеет смысла. Я покажу вам элементарный методологический прием, с помощью которого можно отличить пропагандонство от анализа.

Первое, что я делаю, когда знакомлюсь с каким-либо персонажем или текстом о политике, определяю, насколько четко автор идентифицирует политические субъекты и инструменты. Вот, например, у Бабченко в его страстных памфлетах вы часто встретите маячки вроде «Майдан победил». И это не фигура речи, в его реальности действительно есть некий Майдан (с большой буквы), который победил, изменил ход мировой истории и т.д. Он разбирает причины, позволившие майдану победить, дает советы белорусам, как правильно майданить, все такое прочее.

Но у думающего человека сразу должен возникнуть вопрос: как мог победить этот самый Майдан, если он – инструмент, а не субъект. Субъект – водитель, а машина – инструмент. Мы видим несущееся авто, а водителя не видим. Если вы – папуасы, впервые увидевшие сие чудо техники, для вас логично воспринимать автомобиль, как субъект, как разумное существо, преследующее какие-то непонятные для вас цели. Но видимость обманчива, она ничего не даст вам без понимания природы вещей. Бабченко своими глазами видел Майдан, он был его частью, он отождествляет его с собой и наделяет свойствами субъекта.

Но субъектностью никакая сколь угодно большая толпа людей, собравшаяся на площади, не обладает. Она может быть лишь инструментом в руках политического субъекта (чаще – многих субъектов, борющихся за контроль над инструментом). Толпа может действовать в чьих-то интересах. Толпа может действовать стихийно, но из этого извлечет выгоду субъект, порой никак с этой толпой не связанный. Вот вам пример: «победа Майдана» стала ключевым фактором ослабления украинской государственности, что создало благоприятные условия для захвата Путиным Крыма. Причинно-следственные связи несомненны. Но кто осмелится утверждать, что Майдан являлся инструментом захватнической политики Кремля? Да, уверен, что найдутся конспироложцы, которые задним числом сочинят стройную теорию заговора, согласно которой Революцию Достоинства организовал плешивый многоходовочник. Но с реальностью этот бред стыковаться не будет.

Еще раз: Бабченко – пропагандист чистой воды. Пропагандирует то, во что сам истово уверовал. Но если вы хотите понять суть происходящих социально-политических процессов, которые много сложнее, многомернее и противоречивее, чем борьба мирового демократического добра с демоническим ордынским злом, то последнее, что я вам рекомендую – это выискивать зерна разума в пламенных аркашиных памфлетах.

Первое, что вы должны научиться делать, пытаясь понять суть именно политических процессов – идентифицировать субъекты и инструменты политики. Без этого у вас не будет никаких шансов. Без этого ваша свобода ограничена только одним – выбором источника пропаганды, который заменит вам мыслительный орган. Как проводить элементарный субъектный анализ, на живом примере я покажу в следующем посте.

А пока закончим с Бабченко. Есть вещи, в которых он, действительно, хорошо разбирается. Например, в военной и отчасти – тюремной психологии. Парадокс в том, что он лично не сидел. Но, отмотав два срока в армии, невольно проникаешься философией гулаговского барака. Его военная проза при некоторой утрированности великолепно передает не события войны, а именно ее атмосферу. Родись Аркаша лет на 80 раньше и выживи в окопах Первой мировой, вполне мог бы стать русским Ремарком или Хемингуэем. Но эпохе постмодернизма, в которой его угораздило жить,  литературоцентричность не свойственна.

А еще он отлично может препарировать русскую либеральную интеллигенцию. Оно и понятно – ни одну цистерну пива с гудшими пгетставителями гусского нагода в «Жан-Жаках» выдул. Он – плоть от плоти ее и кровь от крови. Однако с точки зрения столичных креаклов Бабченко – выродок, падший ангел, иуда. Ибо отрекся от тусовки, частью которой являлся, и теперь со знанием мельчайших анатомических подробностей живописует всю ее гнилую суть. Вот это – самое интересное и полезное, что стоит у него читать.

Но при том следует осознавать: Бабченко, как публицист, не поднялся качественно над недалекими рашколиберахами. Он всего лишь переметнулся в другой лагерь и с садистким задором бичует мир розовых пони, как он называет бывших собутыльников. Но ментально он живет в таком-же выдуманном мире, где воины света противостоят зловонной мордорской орде, защищая цивилизацию от яда неоварварства. Клеймя запоребриковых либерашек, как клинических инфантилов, наш герой предлагает альтернативную картину мира, которая столь же инфантильна и мультяшна.

Выше я показал предельно простой пример зеркальности бабченковской и кремлевско-соловьевской пропаганды на примере информвбросов про причины прошлогоднего наводнения в Иркутской области. У Бабченко во всем виноват Путин, который вырубил леса, что не позволило килограмму мха впитать 10 литров воды (я не сочиняю, это – цитата). У икспердов на соловиных токовищах во всем виновата Америка, испытывающая на Россиюшке свое климатическое оружие (антенные поля на Аляске, спутники с ионным излучателями и прочая поебень). Ни Бабченко, ни его противников на пропагандистских фронтах не интересует реальность, их вдохновляет возможность метнуть в оппонента какашку поувесистее. Поэтому они увлеченно стряпают фейки, а не изучают паводковую гидрологию.

Та же самая картина и в бабченковской политической публицистике. Реальность не просто сложнее, чем он ее рисует. Она совершенно другая, ее формируют принципиально иные факторы (пример про обманчивость видимости см. выше). Поэтому, граждане, не надо спрашивать у меня, что и кого почитать, чтобы научиться ориентироваться в бурном политическом море, которое сейчас штормит все сильнее. Нет никаких надежных маяков. Понимание вовне не найти. Понимание – это процесс напряженной САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ мыслительной работы.

Могу ли я, разоблачив примитивные манипуляции Соловья, Федорова, Платошкина, Баченко или Навального, сделать людей умнее? Разумеется, нет! Могу ли я научить людей мыслить? Смешно даже говорить о том. Все, на что я способен – показать элементарные методики анализа тем, у кого есть желание научиться. Ну, а остальные получат только эмоциональный заряд на уровне «Классно Кунгур Бабченке вдул!» - одни возрадуются и лайкнут, у других подорвет седло и они отпишутся. Се ля ви.

P.S. Перечиал свой эпистол. Полагаю, у многих возникнет убежденность, что в слово «пропаганда» я вкладываю какой-то негативный смысл. Отнюдь. Пропаганда не есть зло или добро, это – коммуникативный инструмент. Будет пропаганда созидательной или деструктивной определяет субъект. В моей системе координат пропаганда расизма (в том числе воинственный BLM-антирасизм), религиозная пропаганда, пропаганда наркотиков и насилия против личности – зло. А пропаганда идей просвещения, здорового образа жизни и, скажем, экотуризма – добро.

P.P.S. Тут прозвучало предложение из зала сделать анализ политической субъектности на примере текущего замеса в Белоруссии. Это, конечно, сложнее, чем рассматривать дидактические исторические примеры, но интереснее. И, главное, через полгода можно будет проверить, насколько адекватные оценки я дал. В общем, предложение принимается.


Tags: Бабченко, Майдан, Навальный, Соловьев, либералы, манипуляция сознанием, политтехнологии, пропаганда
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo kungurov май 17, 2012 21:02 12
Buy for 100 tokens
Мои серии: Если бы я был Сталиным, Возможна ли в РФ революция?, Как победить коррупцию, Теракты в московском метро: почерк спецслужб, Почему падает рубль, Украинскй зомбиленд: взгляд изнутри, Феномен Собянина: то, о чем не знают москвичи, Как я спасал режим Януковича, Анатомия…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 458 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →