Алексей Кунгуров (kungurov) wrote,
Алексей Кунгуров
kungurov

Categories:

Смертность от COVID-19 шокирует (научный анализ)



Шок в данном случае можно назвать приятным – умирает от воздействия на организм вируса порядка 0,1% инфицированных. Дебилы по всему миру баррикадируются в домах, напяливают абсолютно бесполезные маски и получают QR-коды на право выгула собаки, боясь сдохнуть от сезонной ОРВИ. Они до усрачки перепуганы зомбоящиком, который нон-стоп вещает о смертельной угрозе, нависшей над человечеством. А, оказывается, все это параноидальный бред. Разве это может не шокировать? Да-да, вас наибали. Впрочем, как всегда. Хотите узнать правду?

Самую главную правду о себе вы уже узнали. Примерно 99% индивидов умственно неполноценны, то есть их мыслительные способности не соответствуют эталону, и это нормально. Ну, то есть иметь олигофрению легкой степени – с медицинской точки зрения есть норма, поскольку это означает быть «как все». А быть не как все, то бишь умнее массы – отклонение. Быть умнее стада очень-очень некомфортно, так что не стоит завидовать умным людям. А теперь переходим к сеансу магии с его дальнейшим разоблачением.



Магия заключается в том, что из каждого утюга скотомассу запугивают злые шаманы: страшная напасть в виде коронавируса косит тысячи жизней. Сидеть-бояццо, бандерлоги! Всем забиться в норки, дрожать и беспрекословно подчиняться начальникам, если хотите выжить! Чтобы разоблачить эту предельно примитивную манипуляцию, достаточно самой элементарной логики. Насколько велик вклад пандемии COVID-19 в рост смертности? СМИ запугивают вас совершенно умопомрачительными данными о смертности итальянцев в 12,5%. Значит ли это, что из 100 инфицированных умрут 12? Нет, конечно. Если из 128 тысяч итальянцев, у которых выявлена инфекция, скончались 16 тысяч, а выздоровели 22 тысячи, то логичным будет ожидать, что 91 тысяча болеющих либо умрут, либо выздоровят в такой же пропорции. Следовательно, смертность надо высчитывать не по отношению к инфицированным, а по отношению к выздоровевшим. В этом случае получится, что смертность 15 887 : ((15 887+2185):100) = 42%.

То есть итоговая НАКОПЛЕННАЯ смертность по окончании пандемии при сохранении пропорций между выздоровлениями и летальными исходами должна быть выше 40%. С математической точки зрения это бесспорно. Но математика поможет вам докопаться до истины лишь в том случае, если верны исходные данные и модель причинно-следственных связей. Данные совершенно верны – действительно в Италии выявлено 128 тыс. зараженных, из них скончалось 15 тысяч. Вопрос в том, насколько эти цифры КОРРЕКТНЫ, то есть применимы к данной модели. У меня, например, серьезные претензии к СТАТИСТИЧЕСКОЙ БАЗЕ, которая изначально негодна для исследований, поскольку не отражает реальность во всей ее полноте.

Если мы возьмем за основу статистическую базу морга, то получим совершенно достоверные сведения. Скажем, в морг поступило 50 трупов инфицированных коронавирусом. Если у вас 50 инфицированных, и все они мертвы, то и смертность от COVID-19 при таких исходных данных составит 100%. Вы же не имеет информации о количестве инфицированных, которые пока еще живы. Дело, еще раз повторюсь, не в достоверности данных, а в их корректности.

Где и кого в Италии тестируют на коронавирус? Тех, кто поступает в больницы. Это логично: привезли в приемный покой человека с поносом и температурой 39о – надо знать, помещать его в инфекционную или общую палату. Ну и от чего лечить, тоже следует определиться. Может, у него всего лишь глисты. Тест на COVID-19 показывает положительную реакцию. Следовательно, графа «Инфицировано» увеличивается на единицу. Назавтра пациент умер, тело отправляют в морг и графа «Из них умерло» пополняется, даже если бедолага скопытился от инсульта. Данные абсолютно достоверные, но не репрезентативные. Дело в том, что в статистику попадают только те зараженные коронавирусом, что находятся в тяжелом состоянии. Ведь никто не обращается в больницу с насморком или легким кашлем.

Для получения реальной картины следует протестировать на коронавирусную инфекцию, скажем, всех жителей какого-нибудь населенного пункта, причем не один раз, поскольку здоровый сегодня может заразиться завтра. А еще может статься так, что здоровый человек успел переболеть модной болезнью ранее (следовательно, необходимо исследовать его организм на наличие антител к вирусу). Далее нужно выявить количество ЗАБОЛЕВШИХ. Да-да, не все инфицированные заболевают, большинство являются носителями и распространителями вируса, но в их организме вирус не провоцирует развитие какой-либо болезни. Устойчивость к заболеваниям называется резистентностью. У детей, например, почти 100-процентная резистентность к COVID-19, то есть инфекцию они переносят совершенно бессимптомно. Заражение есть, а болезни – нет. А вот в возрасте 70+ резистентность уже порядка 30-40%. Соответственно общая для популяции резистентность окажется примерно на уровне 25%. Точные цифры нам сейчас не важны, поскольку мы формируем модель реальности (картину причинно-следственных связей), а точность статистических данных устанавливается путем опытного исследования.

То есть инфекция проявляет себя лишь приблизительно в одном случае из четырех – повышается температура, наблюдается сухой кашель, ломота в теле и прочие неприятные ощущения. В данном случае можно говорить не только о заражении вирусом, но и о остром респираторном вирусном заболевании (ОРВИ), поскольку вирус COVID-19 поражает именно дыхательные пути, а именно находящиеся на эпителиальные клетки легких, на которых находятся рецепторы ACE2, за которые вредитель цепляется своим пепломером (отростком). Ни к каким другим клеткам или рецепторам COVID-19 «пришвартоваться» не может.

Однако в больницу попадают далеко не все заболевшие, а пусть, скажем, каждый десятый. Остальные переносят инфекцию, как говорится, на ногах или в постели, не обращаясь в лечебное учреждение. Тем более, не злоупотребляют этим итальянцы, для которых болеть – удовольствие очень дорогое. Итого мы приходим к выводу, что в нашей модели обязательному тестированию на коронавирус подвергается лишь 2,5% инфицированных COVID-19 – та часть заболевших, что находится в тяжелом, а зачастую в предсмертном состоянии. Соответственно, ТЕКУЩИЕ показатели смертности в 12,5% корректны лишь для этой конкретной выборки, а для всех инфицированных летальность будет ровно в 40 раз ниже, то есть на уровне 0,3%. Даже если итоговая накопленная смертность по окончании эпидемии вырастет, то она составит для Италии (напомню, что соотношение умерших к выздоровевшим там 2:3) всего-навсего 1% от всех зараженных.

1% смертности – это на самом деле громадная цифра. Но является ли она корректной? Нет, ни в коем случае! Цифра может быть достоверной, то есть максимально точно отражать количество умерших по отношению к зараженным. Но для МОДЕЛИ важны не абстрактные цифры, а причинно-следственные связи. Потому что даже совершенно достоверные данные о том, что 12% умерших были блондинами, а 50% брюнетами вам ничего не дает. Пигментация волос никак не влияет на резистентность и летальность в рассматриваемом случае.

Дело в том, что летальность конкретного вируса – величина очень относительная. Ведь можно быть зараженным COVID-19 и даже не подозревать об этом, а умереть от сердечного приступа, рака или цирроза печени. А можно скончаться от пневмонии, что очень часто и происходит с зараженными вирусом гриппа или коронавирусной инфекцией. Но здесь, во-первых, надо понимать, что инфекция убивает не сама по себе, а лишь является триггером обострения уже СУЩЕСТВУЮЩЕГО хронического заболевания. Во-вторых, инфекция может быть ПРИЧИНОЙ обострения той же пневмонии, а может являться лишь второстепенным сопутствующим фактором, срабатывающим вкупе с другим, например, тем же сезонным гриппом, или не оказывать влияния на клиническую картину.

Схема получается следующая: коронавирусная инфекция протекает бессимптомно, но ослабляет на 15% иммунную систему, расходуя ее ресурсы. Это некритично, поскольку для обострения пневмонии нужно ослабить ее, допустим, более чем на 50% в общем случае. Далее человек заболевает гриппом, который снижает иммунитет еще на 40%. В итоге защитная способность организма падает ниже критического порога, он заболевает пневмонией, легкие полны мокроты, кровь из-за этого не насыщается кислородом в достаточном объеме, и он умирает. Как видим, на этом утрированном примере ни коронавирусная инфекция, ни грипп сами по себе не способны убить человека. В комплексе же они наносят организму фатальный ущерб. Но каким образом определить в данном случае причину смерти: человек умер от гриппа, от коронавируса, или от пневмонии?

Поскольку в большинстве случаев смерть происходит от комплекса причин, то корректным в данном примере будет определить причину смерти, как обострение пневмонии, а коронавирусная инфекция имеет статус второстепенного сопутствующего фактора после гриппа. Может, конечно, и наоборот, именно COVID-19 вносит основную лепту в ослабление иммунитета, а грипп, сахарный диабет и атеросклероз ему помогают. Для нашей модели это не существенно. Если же говорить конкретно об Италии, то по данным на начало апреля средний возраст умерших носителей коронавируса составил 78 лет (медиана – 80 лет) и количество болячек у каждого – что орденов на парадном мундире Муссолини. Порой можно только гадать, как это обилие хворей во всей своей совокупности повлияло на летальный исход.

Следует также заметить, что на показатели летальности сильное влияние оказывает дееспособность системы здравоохранения. Есть в больнице аппарат ИВЛ – больной выживет. То есть медицина становится фактором, значительно снижающим природную смертоносность вируса. Но мы не будем сейчас отвлекаться на эти второстепенные детали.

Для очистки статистических данных следует из тех 1% инфицированных, что умерли С коронавирусом, выявить тех, кто умер ОТ коронавируса. Точнее тех, кто мог умереть  от заболеваний, развитие которых мог спровоцировать COVID-19. Следовательно, наш 1% летальности уменьшается в несколько раз. Мы исключаем из списка жертв пандемии тех, кто скончался от рака, сердечно-сосудистых заболеваний, заболеваний пищеварительной, эндокринной и опорно-двигательной систем, а так же заболеваний нервной системы (да-да, от психических болячек тоже мрут), оставив только тех, у кого основной причиной смерти стали респираторные заболевания. Итого мы получим, ну, пусть даже 20% всех смертей COVID-положительных пациентов, причиной которых мог стать означенный вирус. То есть показатель летальности инфекции опускается до 0,2%, что делает COVID не более опасным, чем привычный сезонный грипп. Но и эти 0,2% - не абсолютный, а все еще относительный показатель.

Даже если человек был инфицирован коронавирусом и умер от острого респираторного заболевания, далеко не факт, что именно COVID-19 стал триггером ОРЗ. В свое время много шуму наделала сенсационная смерть испанского футбольного тренера Франсиско Гарсиа, 21 году от роду, у которого диагностировали заражение коронавирусом. Однако после выяснилось, что паренек был болен лейкозом, о котором даже не догадывался. Лейкоз в числе прочего провоцирует уязвимость ко всякого рода инфекциям. Так с какой стати Гарсиа записали в жертвы вируса с короной? Вот данной ситуации для корректировки результата нужно исследовать весьма большой объем статистических данных для выявления закономерностей в том числе по сопутствующим заболеваниям и факторам, их провоцирующим. Например, можно ли объяснить так называемый бергамский феномен сверхсмертности действием коронавируса?

Тут один экономический шаман, а по совместительству эксперд по всем вопросам, бухгалтер мафии Андрей Илларионов набросил на вентилятор порцию отборнейшего бреда, презентовав и без того в страхе обдриставшей последние памперсы общественности впечатляющую статистику смертности в этой итальянской провинции:

«В провинции в целом в марте 2020 года умерли более 5400 человек, или в 6,1 раза больше, чем в предэпидемическую эпоху. Исследователи полагают, что разница между фактически умершими в марте 2020 года и фактически умершими в среднем за три предыдущих года, составляющая более 4500 человек, должна быть отнесена на счет коронавируса».

Конечно, Илларионов не сам придумал эту хрень, а честно ее скопипастил (ссылки на источники есть в его тексте) и добросовестно завирусил примитивный фейк. Отличная иллюстрация умственной импотенции! Собственно, сама статистика моргов в Бергамо может быть достоверной. Я даже не буду спорить с тем, что реальное распространение коронавирусной инфекции на два порядка превышает официальные данные, поскольку ни тотальное, ни даже выборочное тестирование населения власти не проводят, ограничиваясь исследованием лиц, поступающих в больницы, что вполне разумно. Именно поэтому в условиях, когда большинство переносит инфекцию бессимптомно, никто не знает, сколько человек являются носителями-распространителями вируса. Естественный охват популяции коронавирусной инфекцией должен составить 50-70% всех особей.

Однако даже если исходные данные верны, абсолютно ошибочна модель рассуждений, согласно которой причиной сверхсмертности назван COVID-19. Разбиваются эти выводы элементарно просто. Если причиной добавочной смертности действительно является вирус, то сопоставимый прирост летальности должен быть отмечен во всех прочих очагах пандемии с поправкой на средний возраст населения, расовый и гендерный состав (у азиатов в легких рецепторов ACE2 больше, чем у европейцев, а у мужчин больше, чем у женщин), климат, время длительности эпидемии (от этого зависит количество зараженных) и т. п.

Однако ничего подобного такому мору мы не замечаем ни в Ухани, где пандемию типа уже забороли, ни в Южной Корее, где эпидемия началась значительно раньше и ныне находится в затухающей стадии: соотношение умерших к выздоровевшим 1:35 против 1:1,5 в Италии. В Сингапуре ситуация еще более наглядна выздоровевших в 57 раз больше, чем умерших. В Исландии этот показатель составляет 1:77. Ну, если про Китай можно предположить, что проклятые коммуняки тайно хоронят миллионы трупов в секретных братских могилах, а миру врут, что у них нулевой прирост инфицированных, то относительно Южной Кореи, Сингапура, Германии или Исландии такие обвинения выглядят абсурдно. Попробуй спрячь хотя бы сотню трупов в стране, в которой все население – 360 тысяч, и большинство живут в деревнях или малюсеньких городках, где каждый член общины на виду у других.

Даже в соседней с очагом бергамского COVIDокоста Швейцарии – стране стариков, населенной точно такими же итальянцами, вирус ведет себя совершенно иначе. Местная пресса с некоторым удивлением обнаруживает, что в нынешнем году, несмотря на «убийственную» пандемию, общая смертность даже чуть ниже среднегодовых показателей. Если выводы Илларионова верны, то выходит, что COVID-19 убивает даже не географически, а топографически(!) избирательно, что невозможно по определению. Следовательно, либо он ошибается, либо мы имеем дело с вирусом, имеющим встроенный датчик GPS и заложенную программу убивать в определенной локации. Вот видите, как легко разбиваются рассуждения, базирующиеся на ошибочных моделях, даже если исходные данные верны!



Я не зря привел в названии поста слова «научный анализ». Нет, я не вирусолог, не имею научных званий и не занимаюсь научными исследованиями. Я всего лишь демонстрирую на наглядном примере, как НАУЧНОЕ МЫШЛЕНИЕ эффективно противостоит мракобесию и медийной манипуляции. Научно мыслить – не значит заниматься наукой. Научное мышление –элементарная технология, доступная любому мыслящему человеку (о, их ничтожно мало в массе людей, мыслящих схоластически, догматически, и вообще не мыслящих). Главное в научном мышлении – не обладание некими знаниями, а умение выстраивать модели причинно-следственных связей и проверять их на соответствие действительности.

Научное мышление вырабатывается так же, как любой другой навык – путем тренировок. Теоретически «прокачивать мозг» всем детям должны еще в школе, но реалии современной системы образования таковы, что она не воспитывает мыслителей, а штампует дисциплинированных болванчиков, обладающих набором часто совершенно бессмысленных знаний. Все логично: кто платит – тот и заказывает музыку. Систему образования финансирует государство, а ему потребны дисциплинированные холопы, квалифицированные исполнители, но ни в коем случае не мыслители. Поэтому школа, даже и пичкая неокрепшие умы неким объемом научных знаний, не учит, а скорее даже убивает способность мыслить научно. На выходе получаем легко манипулируемое стадо, не имеющее иммунитета перед психическим заражением. Коронавирусная истерика – яркий образчик всемирной ПСИХИЧЕСКОЙ пандемии, природу которой ранее я наглядно разобрал в посте Коронавирс – фейк. Дебилы победили.

Но довольно отвлеченной философии. Хотите тест на мыслительную способность? Попробуйте разгадать загадку бергамского старикомора. Рассуждая от противного, мы уже установили, что коронавирус в принципе не может быть решающим фактором увеличения смертности в регионе. Эта версия отпадает, поскольку противоречит современным знаниям о вирусах. Не надо гадать и высасывать из пальца теории заговора. Просто постройте умозрительную модель и сформулируйте гипотезу. Далее найдите факты, ее подтверждающие, а после - факты ей противоречащие (это называется проверкой на прочность). У меня на это ушло минут 10. А вам слабо? Можете посамовыражаться в комментариях. Это, кстати, тоже вполне себе технология научного мышления – коллективный разум так и работает. Подсказки и ссылки я в тексте дал. Я же свое объяснение бергамской загадки дам в следующем посте. (Продолжение).


Tags: Бергамо, Илларионов, Исландия, Италия, Сингапур, Южная Корея, истерия, коронавирус, манипуляция, массовая психология
Subscribe

Featured Posts from This Journal

promo kungurov may 17, 2012 21:02 12
Buy for 100 tokens
Мои серии: Если бы я был Сталиным, Возможна ли в РФ революция?, Как победить коррупцию, Теракты в московском метро: почерк спецслужб, Почему падает рубль, Украинскй зомбиленд: взгляд изнутри, Феномен Собянина: то, о чем не знают москвичи, Как я спасал режим Януковича, Анатомия…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 870 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →