Алексей Кунгуров (kungurov) wrote,
Алексей Кунгуров
kungurov

Category:

Россию спасут русофобы



Что-то давно я не проводил сеансов русофобии. Непорядок, этак можно и к латентному ватничеству скатиться. Давайте вообще разберемся, что такое русофобия, как проявление массового сознания и политический феномен, каких сортов она бывает и к чему стремятся русофобы.

Русофобия по типу бывает внутренней и внешней. Когда слово «русофобия» употребляет кремлесучья пропаганда, почти всегда имеется в виду внешняя ксенофобия, то есть проявление страха, неприязни, презрения, ненависти, подозрения, вражды со стороны народов и элит стран, окружающих богоспасаемую Россиюшку. При этом русофобия представляется как нечто извечно существующее, иррациональное, но при этом идеологически цельное и политически обоснованное противодействие России, ее интересам, политике, культуре, религии. То есть русофобия предстает неким концептуальным аналогом антисемитизма, только в отношении русских.

Согласитесь, это очень удобно. В рамках этой ксенофобской концепции абсолютно любую неудачу можно объяснить происками врагов: Северный поток-2 провалился не потому, что он изначально был тупым распильным проектом и феерическим по масштабу стратегическим просчетом, а потому, что русофобы в Вашингтоне наложили на него санкции. Налоги растут не потому, что элитке хочется их украсть, а потому что русофобы продвигают к нашим священным границам военные базы НАТО и страна должна защищаться, тратя на оборону и безопасность треть казны, а если надо – даже две трети. И так далее совершенно во всяком случае всегда виновным в любом провале выступают происки извне.

На следующем уровне манипуляции русофобией предлагается гордиться: мол, нас ненавидят и стараются гадить, потому что мы сильны. Соответственно, чем сильнее становится сверхдержава, тем выше накал внешней русофобии. В этой извращенной логике ватное чмо начинает испытывать садомазохистскую гордость от плевков в его лицо и санкционных пинков под зад. Чем сильнее возмущается цивилизованное общество нарушением прав человека внутри РФ, массовыми убийствами и геноцидом в Сирии, агрессией против Украины, заказными убийствами в Солсбери и Берлине – тем выше уверенность быдла, что именно такое девиантное поведение есть высшая доблесть.

Это легитимирует агрессию против тех, кто позволяет себе смелость выразить несогласие со всем этим идиотизмом и мракобесием как внутри, так и вовне страны. На вопрос: «Можно ли убивать людей без суда и следствия?» любой упоротый поцреот среднего градуса уверенно ответит: «Можно, потому что русофобы – НЕлюди». Жахнули градами по Мариуполю, убив три десятка мирных обывателей? Так им и надо, предателям, не поддержавшим «русский мир», голосовавшим за Порошенко, отдающим своих сыновей в укро-армию, обстреливающую русских на территории восставшего Донбасса. А уж убийство западенца, как носителя «генетической» русофобии является актом, не нуждающимся даже в фиксации внимания на нем. Это примерно так же, как прихлопнуть тапком таракана, не отрываясь от рутинных дел или светской беседы.

В общем русофобия – настоящая палочка-выручалочка для повелителей ватного мира, поэтому неудивительно, что именно кремлевская братва маниакально ее разжигает вовне, конвертируя внутри рейха в КОНТРрусофобию, то есть ненависть ко всему НЕрусскому, не соответствующему стандартам духовноскрепия, несоотносимому с образом жизни и мировосприятием холопов Пуйлостана.

Является ли русофобия мифом, выдумкой? Если говорить об идеологии русофобии, то ее, конечно, сегодня не существует, по крайней мере в виде устойчивого политического феномена. В то время как русофобия ситуационная разжигается самой Россией по всему периметру своих границ с упорством, достойным лучшего применения. Положа руку на сердце, ответьте: есть ли у украинцев причины ненавидеть русских после отжатого Крыма, руинированного Донбасса, сбитого малазийского Боинга и прочих россиянских «доблестей»?

Смешно то, что сделав все, чтобы тебя возненавидел соседний народ, взбесившийся Рус-Иван не способен порой добиться ответной неприязни. Например, у грузин русофобии нет от слова «совсем», несмотря на оккупацию Россией 20% территории страны. Во время «русофобской кампании» в июне прошлого года в Грузии не только физически, но даже морально не пострадал ни один из десятков тысяч находившихся в стране русских туристов и русскоязычных граждан других стран. Единственным основанием для воплей о русофобии стало скандирование на оппозиционном митинге в Тбилиси популярного лозунга #путинхуйло. Но уж пропаганда рейха раздула из этого эпизода русофобского слона да еще и наказала самих русских, запретив им летать в Грузию.

Да-да, еще раз подчеркиваю, русофобия – это инструмент управления русским быдлом в руках правящей верхушки. Холопы должны верить, что весь мир их ненавидит за то, что они сильны и хочет их извести под корень. Следовательно, надо сплотиться вокруг царя, стать еще сильнее и убивать русофобов больше, чаще и дерзче.

Однако существует и внутренняя русофобия, как форма неприятия русской идентичности. Носителем внутренней русофобии всегда была русская культурная элита. Человек, который перешел на более высокую ступень развития самым естественным образом отрицает архаику и варварство, из которых он произрос. Для свободного человека характерно неприятие рабства, для просвещенного – мракобесия и хамства. Для носителя нравственных идеалов естественно бороться с аморальностью и бесчеловечностью. Одним словом, цивилизованный человек видит своим долгом искоренение окружающей его дикости, являющейся базисом национальной идентичности отсталого общества. Суть развития, социального прогресса – не сохранение «завещанной мудрыми предками» идентичности, а ее постоянное ПРЕОДОЛЕНИЕ.

Дикарь, преодолевший свою варварскую идентичность, становится цивилизованным человеком. Но делает ли это его расистом? Нет, поскольку он, осознавая свое превосходство, пытается, пусть иногда даже через насилие, разрушать варварство, воспитывать дикарей, хоть пинками, но стимулировать архаичное отсталое общество к развитию. Расистом цивилизованный человек становится тогда, когда пытается закрепить свое господствующее положение над второсортными унтерменшами, блокируя или затрудняя последним возможность преодолеть отставание в развитии. Почувствуйте разницу!

Я – матерый русофоб. Я не приемлю саму основу русской ментальности, базирующуюся на рабстве-холопстве-патернализме-этатизме-лизоблюдстве-пьянстве-воровстве-хамстве-гопничестве-лени-тупости-лживости-пошлости-мракобесности-самодовольстве-лицемерии… Короче, перечислять можно бесконечно. При желании можно найти в русском народе какие-то характерные именно для него положительные черты, и даже я их нашел. Но баланс ментальности все равно сдвинут в сторону качеств, характерных для сообществ, стоящих на крайне низкой стадии развития материальной и духовной культуры. Причем последние десятилетия наблюдается явная деградация – население тупеет, развращается, становится более агрессивным, склонным к холопству, стадный инстинкт довлеет над личностью.

В общем происходит вполне естественное вырождение нации. Естественным оно является потому, что для этого достаточно одного – прекратить меняться, отказаться от развития. Так же как велосипедист, прекративший крутить педали, самым естественным образом упадет через некоторое время. Велосипедист, чтобы ехать, должен непрерывным движением педалей и маневрами руля преодолевать силу земного притяжения. Любой народ, чтобы сохраниться, должен преодолевать свою текущую идентичность, меняться. Консервация ведет к смерти. Этот закон не имеет никаких исключений кроме случая существования абсолютно изолированных микросообществ. Впрочем даже у диких племен Амазонии остается необходимость приспосабливаться к изменениям окружающей среды.

Вот и вырисовывается очевидная схема: культурная элита, преодолевая текущее состояние социальной среды, начинает воспринимать его, как НЕПРИЕМЛЕМОЕ и, пользуясь своим доминирующим положением, заставляет меняться общество, которое выживает именно потому, что меняется. Литературоцентричная русская культура создана махровейшими русофобами. Это утверждение элементарно доказывается, поскольку толстоевские XIX века оставили нам столь богатый русофобский эпистолярий, что втиснуть его в узкие рамки допустимого, определяемые нормами Уголовного Кодекса, совершенно невозможно.

Я не пытаюсь исполнять функцию совести нации и духовного гуру. Моя русофобия носит, если можно так выразиться, прикладной политический характер. То есть я абсолютно игнорирую этнический аспект. Чтобы было понятно, о чем идет речь, воспользуюсь исторической аналогией. Немцы были нацистами почти поголовно – пассивными или активными, искренними или лицемерными, но практически все. Можно для простоты считать нацизм вирусом, а немцев – их носителями. Да, уничтожив поголовно всех носителей, можно победить вирус. Но, знаете ли, довольно трудно убить 70 миллионов человек, которые пытаются активно сопротивляться. Издержки большие.

Однако достаточно было уничтожить механизм воспроизводства вируса нацизма – нацистское государство – и самые упоротые нацисты перестали представлять цивилизации какую-либо угрозу. Они перестали быть нацистами, их идентичность изменилась в результате масштабной катастрофы, в ходе которой Германия, как государственный субъект, временно перестала существовать. Германия погибла, народ остался, прошел курс дезинфекции и воссоздал германское государство, не имеющее в своей конструкции ничего общего с Третьим рейхом. Вот уже три поколения немцев живут в демократическом государстве и ни малейших рецидивов национал-социализма, пангерманизма и реваншизма не наблюдается. «Альтернатива для Германии» на роль реинкарнации нацизма даже близко не подходит, это довольно маргинальная для сегодняшней Европы умеренно-правая политическая партия популистского толка.

Так что для преодоления варварской идентичности русских дикарей нет ни малейшей необходимости их физически геноцидить. Достаточным условием для преодоления их текущего скотского и нежизнеспособного состояния является демонтаж источника, воспроизводящего отсталость – российского государства. Государство следует уничтожить, население дезинфицировать, после чего здоровые люди выстроят здоровую социальную систему, которая начнет воспроизводить совершенно другую национальную идентичность. Национальную – от слов «политическая нация», а не «этнос». Этническая ментальность тут совершенно не при делах, поэтому я не призываю искоренять русский язык (хотя реформировать его будет весьма полезно), устраивать гонения на неполиткорректный фольклор в угоду феминизму, запрещать водку-матрешку-балалайку и прочие фетиши, милые сердцу квасного поцриота.

Даже топтать уепищно-мракобесную РПЦ я не вижу ни малейшего смысла – достаточно отлучить эту ОПГ от казенных денег и через год-два с удовлетворением констатировать, что в режиме самоокупаемости церковь существовать не может. Как только быть верующим станет финансово накладно – произойдет чудо и 90% православных овец либо станут атеистами, либо превратятся в тихих надомных верующих-беспопопвцев. Исчезнет РПЦ, как источник мракобесия – не будет и мракобесов. Ну, гормонально неустойчивые дуры типа няшки Поклонский, влюбленной в мертвого царя, конечно, будут всегда, но они станут не законы для страны устанавливать, а у психиатра наблюдаться. То есть вред обществу приносить прекратят.

Тут, полагаю, у многих возникнет резонный вопрос: если аффтар так ненавидит государство, то при чем тут русский народ? Дескать русские люди – жертвы этого самого государства, их не надо чморить, им надо помочь сбросить паскудное путинское иго. Альтернативно одаренные товарищи даже начинают доказывать, что элитка-то у хороших русских людей чуждая – жЫдовская, чекистско-масонская, совковая или буржуйско-космополитская. И достаточно ее скинуть, установить истинно русскую справедливую власть – и все будет зашибись.

Однако суровая правда жизни заключается в том, что власть в РФ никакая не чуждая, не инородческая и не случайная. Власть – проекция коллективного бессознательного. Власть только тогда является властью, когда народ ОХОТНО ей подчиняется, когда правители легитимны, то есть соответствует представлениям ширнармасс о должном. Абсолютное большинство русских считает, что верховный правитель должен быть таким, как Путин. Возможно, кто-то предпочел бы видеть на троне Жирика, Навального, Стрелкова или Грудинина и таких ничтожное меньшинство. Но даже этому меньшинству нужен фюрер, вождь, великий властитель, которого они будут боготворить, делегируют ему ответственность за судьбу страны. Посмотрите на отношение хомячков Навального к своему гуру и найдите хоть одно отличие от аналогичного обожания ватниками обнуленной крысы.

Матрица русской идентичности воспроизводит авторитарное общество, а авторитарное общество консервирует идентичность. Получается замкнутый круг, в котором условия обитания формируют определенный тип сознания и поведения (ментальность), а ментальность уже воспроизводит социальные условия. В этой схеме нет места прогрессу, развитию, но в реальности так или иначе всем сообществам приходится развиваться.  Что же выступает стимулом к преодолению социальной идентичности? Только одно – кризис, катастрофа, внешний вызов, то есть неблагоприятные условия существования, вызванные обстоятельствами непреодолимой силы. Осознав вызов и пытаясь на него ответить, социум преодолевает свою идентичность, переходит на новую ступень развития и живет дальше до следующего кризиса. Либо не преодолевает и разрушается, умирает, как советское общество. Это первый тип социального генезиса, который можно назвать естественным или стихийным.

Однако гораздо более эффективен второй тип социального генезиса, который называется проектным. В ходе попытки проектного генезиса общество искусственно вводится в режим кризиса (экстремальный, мобилизационный режим существования) элитой, которая ставит перед обществом некую сверхзадачу, для реализации которой оно должно приобрести новые качества, то есть преодолеть свое текущее состояние. Примером может служить период индустриального перехода, переживаемый любым обществом, любой страной – Британией, Россий, Японией, Китаем (он происходит в текущий момент).

В относительно короткий по историческим меркам период национальная идентичность кардинально меняется. Французский народ до Великой революции и веком спустя – это два разных народа. Точнее, никакого французского народа в XVIII столетии еще не существует, есть лишь подданные французского короля, говорящие на разных языках и диалектах, исповедующие различные культы. К концу XIX века сформировалась французская нация с единым языком, единым экономическим пространством, единым самосознанием, общей культурой и системой образования. Еще более масштабные изменения претерпел русский народ в XX веке.

В ходе проектного генезиса идентичность меняется не обстоятельствами (внешними условиями), а элитой, отрицающей существующую социальную матрицу, осознающей ее ущербность. Так, например, Петр I искренне считал русских людей неполноценными скотами и пытался перекроить их сознание, сделать их европейцами. Разумеется, 90% своих подданных за людей он не признавал, крестьяне не являлись частью общества, им отводилась роль тяглового домашнего скота. Под обществом подразумевался лишь правящий класс, и его русофоб Петр I переформатировал весьма радикально. Благодаря тому, что элита преодолела свою идентичность (вплоть до этнической – она значительно дерусифицировалась за три поколения) было создано современное для той эпохи государство, а благодаря государственному каркасу сохранилось и общество. Это можете считать примером, иллюстрирующим как жизненную необходимость преодоления текущей идентичности, так и позитивный пример политической русофобии.

Однако в петровское время хотя бы часть элиты понимала необходимость, испытывала потребность в реформации. Современное россиянское общество испытывает панический страх перед любыми изменениями. Потенциала для проектного изменения идентичности нет не только в среде правящего класса (он как раз является главным драйвером архаизации и духовноскрепного загнивания), но и у контрэлиты, политической оппозиции. Положа руку на сердце, следует признать, что и политической оппозиции режиму не существует. Проблема в той самой русской ментальности, которая блокирует понимание проблемы и возможное ее решение в проектном русле. Корень всех бед общества в неадекватной затхлой идентичности, которая утратила способность даже к эволюции – постепенному накоплению новых свойств вследствие приспособления к изменяющейся среде обитания, а способна только к деградации, воспроизводя социальную матрицу во все более примитивной, архаичной форме. Поэтому катастрофа, ставящая под вопрос продолжение исторического существования русского общества неизбежна.

То есть, чтобы выжить, эту самую русскую идентичность, полностью исчерпавшую свой потенциал, надо не улучшать и корректировать, а уничтожать, создавая новую, жизнеспособную, адекватную условиям XXI века. Проблема не путинском режиме, который рухнет под воздействием внешних неблагоприятных факторов, как любой петрократический диктаторский режим. Проблема в том, что если тухлую холопскую русскую матрицу не уничтожить, на смену одной диктатуре придет другая (или несколько диктатур в случае развала государственности).

Немцам в какой-то мере повезло – им трансформировали имперскую парадигму внешние силы. Для русских либералов упование на то, что «заграница нам поможет» есть тупиковая стратегия ожидания у моря погоды. Только русофобия, только хардкор! Если в ходе очередного кризиса русской государственности у новой элиты (про старую вообще нет смысла говорить) возникнет понимание ущербности существующей идентичности и  воля к грубой ее ломке через колено, то русофобы, возможно, спасут Россию и русский народ. Если нет – русские исчезнут, как социальная общность. Вместе с ними исчезнет и русофобия.

Вот примерно об этом, только более простыми словами говорили мы с Борисом Стомахиным в эфире Нейромир-ТВ. Ведущий Игорь Бощенко выступал в амплуа наивного простачка, вопрошающего: «Что же делать, как спасти матушку-Россию?». Да не надо ее спасать! Только и осталось, что закопать, присыпав хлоркой, как победители поступили с трупом нацистской Германии. И строить новую, другую, не похожую на вчерашнюю и сегодняшнюю. Ну, или уступить место более жизнеспособным нациям. Вам решать.




Tags: #путинхуйло, Борис Стомахин, история, оппозиция, путинизм, русофобия
Subscribe

Posts from This Journal “русофобия” Tag

promo kungurov may 17, 2012 21:02 12
Buy for 100 tokens
Мои серии: Если бы я был Сталиным, Возможна ли в РФ революция?, Как победить коррупцию, Теракты в московском метро: почерк спецслужб, Почему падает рубль, Украинскй зомбиленд: взгляд изнутри, Феномен Собянина: то, о чем не знают москвичи, Как я спасал режим Януковича, Анатомия…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 430 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →