Алексей Кунгуров (kungurov) wrote,
Алексей Кунгуров
kungurov

Categories:

Как я предлагаю расправляться с чекистами



Начало здесь. ФСБ продолжает радовать ватных дебилов рапортами о своих великих победах. Вот, например, 14 февраля ее пресс-служба отчитались о поимке страшного злодея, который, будто бы финансировал Исламское Государство. На Лубянке, видимо, не в курсе, что Плешивый фюрер уже трижды победил ИГ на дальних подступах, рассеяв недобитков в черных шароварах по пустыне. Некого, блин, финансировать. Тут одно из двух: либо пи…дит гебня, либо фюрер.

И вообще, вы можете вспомнить, чтобы хоть один отловленный террорист оказался не членом ячейки ИГ? В мире тысячи группировок, групп и группочек, которые в тех или иных странах признаны террористическими. Но в РФ почему-то отлавливают исключительно игиловцев. А почему не членов Исламского движения Узбекистана, например? В РФ находится 2,2 миллиона мигрантов из Узбекистана. Чисто статистически есть некоторая вероятность, что среди понаехавших окажутся симпатизанты ИДУ. Вот раньше, до 2014 г. именно их и задерживали (правда «террористы» оказывались на поверку обычными налетчиками). Это как-то можно объяснить?

Конечно, можно. И объяснение предельно простое. Все террористы, которых якобы разоблачают чекизды – фейковые. Не факт, что это законопослушные граждане (они могут быть и бандитами, и наркоторговцами и насильниками), но не террористы. Объявляют их таковыми просто потому, что в ФСБ есть план по отлову террористов. Точнее, не план, а еще более страшная штука, скрываемая под аббревиатурой АППГ. Расшифровывается она как «аналогичный период прошлого года». В отчетности всегда должен быть рост показателей. Потому что если в первом квартале 2019 г. следаки передали в суд дела на 10 террористов, то в 2020 их должно быть 11, тогда можно засчитать себе рост результативности в 10% к АППГ. Потому что, если они отправят за решетку меньше людей, чем в прошлом году, получится, что сработали хуже. Наверху-то работу оценивают именно по количественным показателям. Вот вам наглядная иллюстрация по количеству разгромленных террористических ячеек по отчетности ФСБ:

2017 – 56;
2018 – 70;
2019 – 78;

Терактов в РФ в прошлом году совершено ровно 0 (ноль), но рост преступлений террористического характера составил аж 7,6%, как свидетельствует портал правовой статистики Генпрокуратуры. По количеству дел, переданных в суд – рост 10,9% к АППГ. Суть ясна? Для тех, кому не ясно, разжевываю: никого не ипет, что в вашем конкретном Урюписке или Нефтекамске нет террористов. К концу квартала должны быть! Иначе в отчетах нечем будет хвастаться. Поэтому «террористов» ловят с каждым годом все больше и больше. В прошлом году более 700 человек загребли под эту гребенку, и с каждым годом данное число будет неуклонно расти. Ибо АППГ.

Вы только вдумайтесь – 700 террористов – это только выявленные и пресеченные. И вот эти сотни страшных боевиков не смогли совершить ни одного теракта. И так из года в год. Если плешивая мразь просидит на троне еще 10 лет, то в год будут уже по три тысячи террористов бросать в застенки, а то и больше. Просто потому, что у маховика репрессий тормоза не предусмотрены. Поэтому понятие терроризма в Раше законодательно расширяется год от года. В УК соответствующие деяния подразделяются на имеющие террористический характера и террористическую направленность. В чем разница, даже я, патентованный террорист, вам не скажу.



Но давайте вернемся к недавнему случаю. Вот на видео запечатлено, как толпа бронированных автоматчиков вламывается в квартиру в обшарпанной подмосковной панельке. Задерживают «террориста», у которого изъяты «средства коммуникации и платежные инструменты». Все, больше ничего не требуется: смартфон, банковская карта – и ты террорист. Работал на стройке, а переводил деньги за границу в родной аул Исламбеку, Мухаммаду и Ибрагиму. Ясно же, что так могут звать только настоящих террористов. Таких потенциальных террористов в стране – более 100 миллионов. Ведь почти все переводят деньги за границу, например, делая покупки на Али Эксперсс.

Но вот что мне показалось странным: чекисты заявляют, что задержанный задонатил террористам аж 25 миллионов руб. Но, если он ворочает такими денжищами, что же он не снял хату поприличней или хотя бы кровать не купил? А то дрыхнут финансисты ИГ на продавленных матрасах, положенных прямо на пол. Вся эта борьба с терроризмом – голимая показуха. Поэтому всех задержанных и записывают в игиловцы. Ведь тупой россиянский обыватель кроме ИГ никаких терргрупп и не знает. На всякий случай по зомбоящику объявили, что все исламистские объединения присягнули ИГ. Это если кто вдруг задастся вопросом, куда делись все прочие бородатые злодеи, и что такое «международный терроризм». Вот так вот ты живешь себе спокойненько, а международный терроризм дотянул свои щупальца до соседнего подъезда.

Стоит отметить, чекисты почти всегда идут по пути наименьшего сопротивления. Более 90% тех, кого они записывают в моджахеды во имя улучшения статистики – гастарбайтеры. Бесправные таджики и киргизы никому не интересны, у них нет денег на адвокатов, они не обращаются к правозащитникам и не пишут жалобы в ЕСПЧ. Зато в 100% случаев признаются в террористических злоумышлениях. С таким контингентом работать – одно удовольствие. Но иногда зачем-то чекисты пропускают через свою мясорубку вполне себе автохтонных подданных рейха «титульной» национальности, далеких от ислама, вменяя им покушение на конституционные устои. И тогда неминуемо достоянием гласности становятся подробности о методах, каковыми ублюдки в погонах выбивают из подследственных признательные и свидетельские показания. Вот коротенькая выжимка по фигурантам дела «Сети».

Дмитрий Пчелинцев, 27 лет, инструктор по стрельбе - 18 лет строгого режима.
Заявлял о ежедневных пытках, отказался от признательных показаний: «Подвешивали вниз головой, били током по разным частям тела, «кололи транквилизаторами».... Меня швырнули на пол, при падении, будучи связанным за одну ногу к ножке лавки, я упал и сильно разбил колени, они стали сильно кровоточить. С меня стали стягивать трусы, я лежал вниз животом, они пытались присоединить провода за половые органы. Я стал кричать и просить перестать издеваться надо мной. Они стали твердить: «Ты лидер». Чтобы они остановили пытки, я отвечал: «Да, я лидер». «Вы собирались устраивать террористические акты». Я отвечал: «Да, мы собирались устраивать террористические акты», «надевали мешок на голову, связывали скотчем, били, присоединяли к оголенным участкам тела провода и включали ток. Кроме того, оперативники угрожали, что изнасилуют жену».

Илья Шакурский , 23 года , студент Пензенского университета - 16 лет строгого режима.
Неоднократно заявлял о пытках током и избиениях, отказался от признательных показаний.

Андрей Чернов, 30 лет, студент и рабочий - 14 лет строгого режима.
Признательные Признательные показания дал после очной ставки с Дмитрием Пчелинцевым, испугавшись пыток, позже от них отказался.

Максим Иванкин, 25 лет, повар, волонтёр фонда помощи бездомным - 13 лет строгого режима.
Заявлял о пытках.

Михаил Кульков, 25 лет, студент, волонтер фонда помощи бездомным - 10 лет строгого режима.
При задержании избивали, подбросили наркотики, шантажировали расправой над близкими.

Василий Куксов, 31 год, инженер, волонтёр приюта для животных - 9 лет общего режима.
Единственный из фигурантов отказался давать показания, заявлял о пытках и избиениях, за время пребывания в СИЗО заразился туберкулезом, диагностирована открытая форма этого заболевания.

Арман Сагынбаев, 27 лет, программист - 6 лет общего режима.
Заявлял о пытках током и избиениях: «Находившиеся в машине люди стали называть фамилии и имена неизвестных мне людей, и, если я говорил, что их не знаю, получал разряд электрического тока. Также мне с большой силой наносили удары по голове каким-то предметом, похожим на ежедневник… Мне также сказали, что если я не буду сговорчивей, они могут сделать со мной и моими близкими все, что угодно, и им за это ничего не будет, потому что я террорист. Мне сказали, что они могут изнасиловать («пустить по кругу») мою девушку… отрезать ей и мне руки и прижечь паяльником. Все эти пытки продлились примерно часа четыре».

В чем конкретно их обвиняют? О, эти парни совершили нечто ужасное – «незаконно овладевали навыками выживания в лесу и оказания первой медицинской помощи». То есть всякий турист, который, не получив на то санкции ФСБ, учится разжигать костер и ставить палатку – террорист, ставящий целью насильственный захват власти в стране. А тут еще ребятишки страйкболом баловались. Следовательно, у них был камуфляж, разгрузки, средства связи, позывные. Еще они были объеденены в команды – вот вам и боевая подпольная организация. Названия страйкбольных команд вписали в протокол как террористические ячейки – и дело в шляпе.

Ну, ладно, это все лирика. Вопрос у меня следующий: что делать с чекистской мразотой после того, как Пыньку свергнут (если свергнут)? С одной стороны все просто: чекист – не человек, а бешеный пес. Соответственно, в плен их не брать, кончать на месте. В Румынии после падения диктатуры Чаушеску с сотрудниками тайной полиции Секуритате и их информаторами именно так и поступали – свозили к месту казни автобусами, ставили к стенке, расстреливали и закапывали в братской могиле, присыпав хлоркой. И ни один правозащитник до сих пор не тявкнул, что это перегиб и надо было их всех судить, а уже потом, установив меру вины каждого…

Но Румыния – страна маленькая, чекиздов там было немного. В Ебанатории же ублюдков, пытавших людей, писавших доносы, лжесвидетельствовавших, сочинявших экспертизы, утверждавших обвинительные заключения, выносивших приговоры, пропагандирующих репрессии по ТВ – миллионы. Я вот только свою делюгу полистал – насчитал порядка сотни мразей, которые внесли свою лепту в борьбу с терроризмом в лице меня. Вот и выходит, что, если поступать по справедливости – это будет резня в формате хуту против тутси. Разумеется, те, кого будут резать, начнут сопротивляться, спасая свою жизнь. Или, точнее, осознавая, что спасти ее все равно не удастся, будут мстить тем, кто мстит им. В Румынии, кстати, именно так и было – в Бухаресте недельку перестрелки шли. Пока чекисты быстро кончились.

Другой опасный момент: неинституционализированное насилие имеет свойство выходить из-под контроля. Вот не понравится какому-нибудь отморозку что вы в Фейсбуке написали, возьмет вас и грохнет. Да еще и гордиться станет: мол сексота замочил. Доказательства? А вот он Навального постоянно ругал в коментах – ясно же, что по заданию с Лубянки. Или наоборот, кто-то считает Навального проектом ФСБ, а всех его адептов – гэбэшными активистами. В итоге получится такой же эффект, как в случае с антитеррористической борьбой, жертвами которой становится на три порядка больше людей, чем убивают собственно террористы.

Так что же, понять и простить ублюдков? Поругать, объявить выговор, понизить в звании и оставить на своих местах? Мол, ребята просто выполняли приказы, которые не обсуждаются, добросовестно делали свою работу. Раньше приказы отдавали плохие парни, а теперь руководить ими будут парни хорошие – и перестанут лейтенанты задержанным бутылку в очко забивать, а полковники миллиарды под кроватью ныкать. Ну, это даже обсуждать глупо.

Точно так же глупо рассчитывать на то, что с садистами в погонах разберется независимый суд. Откуда он возьмется-то? Да и судить можно только за нарушение закона. Но дело в том, что мусорье формально закон не нарушает. Положено по закону в Раше карать за экстремизм, за неуважение к власти, за оскорбление чувств верующих – вот они и карают. По закону же! Сам закон может быть незаконным, пардон за тавтологию, но тут уже претензии надо предъявлять законодателю. То есть в правовом поле разобраться с мусорьем никак не получится. Даже с теми, кто непосредственно пытал задержанных. Какие против них есть улики? Медосвидетельствование пытаемых, разумеется, не осуществляется. Свидетелей нет. Осудить человека только со слов потерпевшего нельзя. В большинстве случаев даже установить его личность сложно, ибо палачи надевают маски на морды во время «спецмероприятий». Можно, конечно, выбивать признания пытками, но в этом случае система будет воспроизводить себя на более масштабном уровне. Это все равно что тушить пожар керосином

Выходит, системно, справедливо и без неприятных побочных эффектов решить вопрос с массовыми нарушениями прав человека в Ебанатории невозможно даже в случае свержения фашистской диктатуры? Ну, почему же, есть надежный и эффективный способ. Имеются правовые прецеденты. Юристы, уже, наверное, поняли, что имеется в виду нюрнбергский прецедент. Для неюристов поясняю. В 1945 г. в Германии стартовала кампания по денацификации. Сначала процесс осуществлялся оккупационными властями, после образования ФРГ суды по денацификации действовали в рамках национального права. Новации было три:

1.Преступными признавались не только конкретные лица, но и целые организации в полном составе (например, СС), а их членов наказывали именно за участие в преступном сообществе. Если всплывали факты непосредственного участия подсудимого в совершении преступления, например, расстреле партизан, то это приводило к более тяжелому наказанию. Принцип коллективной ответственности нормами римского права отвергается, но в данном случае был применен как раз он.

2.Подсудимых наказывали не за нарушение закона, а за его исполнение. Ведь в третьем рейхе расстрелы заложников были законными, не выполнить приказ военнослужащие, давшие присягу фюреру, не могли. Получилось так, что законные действия были впоследствии признаны незаконными и этот закон получил обратную силу.

3. В Нюрнберге был аннулирован принцип абсолютного суверенитета: граждан Германии судили судом, созданным другими странами по законам, которых не существовало на момент совершения преступного деяния. В дальнейшем нацистских преступников отлавливали по всему миру израильские спецслужбы и судили их по законам Израиля – страны, не существовавшей во время Второй мировой. Но раз уж прецедент создан – почему Израиль не может этим воспользоваться?

Что бы я сделал, окажись (чисто гипотетически, конечно) вождем победившей антипутлеровской революции? Да то же самое – объявил бы кампанию дефашизации, для чего инициировал создание специального трибунала. Давайте назовем его санационным от слова «санация» – чистка. Санационного трибунала (СТ), всесторонне изучив представленные материалы, признает террористической организацией ФСБ. Уж это доказать будет несложно. Соответственно все штатные и внештатные сотрудники этой группировки являются террористами и подлежат наказанию.

Но есть нюанс. Даже эфэсбэшники не все совершали кровавые преступления. Вот есть же в этой гнилой конторе санчасти, в которых работают врачи и фельдшеры. Если они не пошли по стопам доктора Менгеле, то за что их карать? Ну, формально за то, что носили погоны, за лоялизм к фашистскому режиму лишить их воинского звания, выслуги лет, пенсии, льгот. Впрочем, это автоматом будет применено ко всем чекистам. Этим можно и ограничиться. Прапорщикам, что на вахте сидели и на воротах стояли – 5 лет условно. Тем, кто в архиве штаны просиживал, кинологам, психологам и начальникам столовых – год общественных работ плюсом к условному сроку. Младшему оперсоставу – год поселка. Ну, и так далее.

Но это только в том случае, если указанные лица не совершали явных преступлений. После признания ФСБ террористической группировкой все ее члены, в том числе бывшие, будут обязаны явиться в санационные комитеты (СК) по месту жительства и дать показания о характере своей работы в этой преступной организации. При этом они не только обязаны дать признательные показания о собственных делишках, но и поведать о всех известным им злодеяниях, творимых их коллегами. Неявка на санацию есть преступление и карается пятью годами лишения свободы. НЕДОНЕСЕНИЕ о преступлени, совершенном начальником – десятью годами. Тот, кто явится в СК по собственной инициативе и разоблачит зло – тому за сотрудничество смягчение наказания.

О, будьте уверены – чекисты, задрав портки, наперегонки побегут сливать друг друга. Ибо послабуха обещана лишь тому, кто первый настучал. В итоге через несколько месяцев будет полная картина гэбэшного беспредела. Доказательной базы хватит для того, чтобы всех негодяев отправить на 15-25 лет тундру осваивать. Убивать и давать пожизненный срок даже нелюдям в погонах я считаю, хоть и заслуженным наказанием, но непрактичным решением. Чекисты принесли столько зла, что должны теперь хотя бы частично искупить вину ударным трудом на урановых рудниках.

Что делать с теми, кто сбежал за границу к наворованным миллиардам? Санационный трибунал получит в свое распоряжение не только данные о преступной деятельности, но и сведения о том, кто, куда сбег и куда бабло заныкал. Сдадут чекисты друг друга, в этом не сомневайтесь! Соответственно, на беглых ублюдков будет вестись такая же охота, как на нацистских преступников. Более того, многие страны начнут преследовать их по собственным законам. К тому есть серьезный стимул – преступно нажитые капиталы изымаются в пользу казны. Ну а в особых случаях можно будет следовать примеру Израиля, который похищал нацистов из тех стран, которые официально не считали тех преступниками по истечении сроков давности и не экстрадировали по запросу.

Кто-то спросит: из кого формировать санационные комитеты, и не коррмумпируются ли члены СК? В принципе процедуру санации можно сделать электронной. Просто пиши показания, отправляй их по электронной почте. Рассматривать показания будут «тройки», формируемые по жребию, члены которых даже не будут знать друг друга. Так что кадровые вопросы решаются довольно просто. Как вариант – СК осуществляет работу публично, членом его может стать любой заинтересованный гражданин, имеющий алиби в части сотрудничества с путинским режимом. Пусть они будут состоять не из трех, а из 50 человек. Все равно их задача не в назначении наказания, а в сборе и систематизации данных для передачи их судебному органу – Санационному трибуналу. Тот будет действовать по тому же принципу, по которому сегодня осуществляется судопроизводство в особом порядке (так рассматривается порядка 70% дел). А в случае, если обвиняемый идет в отказ, дело рассматривает суд присяжных.

Начнем с чекистов и судей, потом по той же схеме продолжим дрючить ментов, прокурорских, таможню, военных, эмчеэсников, депутатов, чиновников попов, вечерних мудозвонов, кизяков, нодовцев и т. д. Схема предельно простая и работоспособная. Конвейерным способом можно будет в течении пары лет санировать десятки миллионов лиц из категорий, признанных пособниками фашистского режима. При этом метод настолько гуманный, что аж сам себя не узнаю – неужто я предлагаю обойтись без расстрельных рвов? Старею, что ли…

Если кто усмотрит в предложенном мною способе зачиски страны от вонючей гэбни некий изъян, смело пишите в комментах. Мы же чисто гипотетически вопрос обсуждаем. ПОКА гипотетически.

P. S. Не стесняйтесь репостить. Просто представьте, как мусорье будет плющить, когда они такой хардкор увидят в своей ленте. Это вам не малахольный Навальный с его дрочкой на сферический в вакууме независимый суд. При этом если что в данном тексте и разжигается, так это гуманизм и законопослушность.

Tags: ФСБ, беспредел, дефашизация, путинизм, пытки, революция, санация, терроризм
Subscribe

Posts from This Journal “пытки” Tag

promo kungurov май 17, 2012 21:02 12
Buy for 100 tokens
Мои серии: Если бы я был Сталиным, Возможна ли в РФ революция?, Как победить коррупцию, Теракты в московском метро: почерк спецслужб, Почему падает рубль, Украинскй зомбиленд: взгляд изнутри, Феномен Собянина: то, о чем не знают москвичи, Как я спасал режим Януковича, Анатомия…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 596 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →