Алексей Кунгуров (kungurov) wrote,
Алексей Кунгуров
kungurov

Category:

ТОП-10 самых тупых вопросов Пыне на пресс-конференции



Первый раз в жизни посмотрел пресс-конференцию Пыньки. Чувства отвращения не возникло. Все-таки столько лет жил в этом дерьме, принюхался. Но всецело разделяю точку зрения, что нормальному человеку этот стендап одного актера смотреть невыносимо. Но смотреть – одно дело, а читать – совсем другое. Предлагаю вашему вниманию краткую стенограмму шоу для дебилов в формате 10 самых тупых вопросов фюреру.

Димка Пургомет (Д): - Вот же нихрена себе сегодня вас тут набилось, как сельдей в бочку. На репетициях такого аншлага я чота не наблюдал. Предупреждаю тех, кто на инструктаже по технике безопасности не был: с мест вскакивать, когда аплодируете, категорически запрещено – охрана стреляет на поражение. Руки в карманы не совать – охрана стреляет на поражение. Рта несанкционированно не раскрывать. Я таких внесу в специальный список и передам охране, будете расстреляны на поражение после мероприятия. Кто забыл свой вопрос – сопли не жевать, не заикаться, нести любой верноподданнический бред. А теперь – встречайте! Владимир Владимирович П-ы-ы-ыня! (спортивной походкой, нисколько не прогибаясь под весом бронежилета и бронекальсон, входит САМ).

Журнализд1 (Ж-1): - Захар Впопудамский, «Перый анал». Дорогой Владимир Владимирович. Спасибо вам за все. Мы вас очень любим, ценим, уважаем. Мы так Вам благодарны за то, что вы есть. Дай вам боже долгие лета и пусть проклятый бездуховный Запад в бессильной злобе смотрит RT и видит там вас, дорогой господин президент. Можно задать вопрос?

Пынька (П): - Можно. Следующий вопрос.

(Д): - Давайте предоставим слово регионам.


Ж-2: - Сема Невменяйченко, информагентство «Региональное оборзение». Вот тоже хочу задать вопрос, раз можно. Тут, значит, такое дело. Ну, в общем, я из глубинки. Там кто-то кое-где у нас порой и так далее. Значит, ситуация складывается такая, что прямо вот как-то так, а не иначе. Короче, нельзя ли как-нибудь усилить и придать новый импульс, а то тенденции хоть и укрепляются день ото дня, но хотелось бы чтоб еще более, чем всегда, и уж тогда мы точно не подкачаем.

П: - Спасибо. Я всегда верил в вас. А благодаря вашей неослабевающей вере в меня я все еще здесь. И даже не думайте, что что-то изменится. Я никогда не скрывал этого, и сейчас скажу со всей откровенностью: мы должны напряженно работать в этом направлении, и даже усиливать работу. И с еще большим вниманием и ответственностью относится к тому, чтобы не упустить из виду перспективу. Без этого мы ничего не добьемся. Но пока мы едины – мы непобедимы! На этом базируются наши фундаментальные ценности, которые у нас никому не отнять. Поэтому мы всегда будем следовать в русле современных тенденций и влиять на ситуацию. Я в свою очередь держу обозначенный вопрос на личном контроле.

Ж-3: - Спецкор альманаха «Ветеранский маразм» Шматко, прапаорщик запаса. Дорогой Владимир Владимирович. Вот мы скоро будем праздновать юбилей Вашей победы. Что бы вы пожелали нам, дорогим россиянам, в этот светлый день.

П: - Хм, ну что тут сказать: можем повторить. Желаю именно этого. Правда, насчет юбилея вы, батенька, поторопились. Юбилей моей последней победы дорогие россияне будут праздновать в 2028 г. Или какая из моих побед имеется в виду? Их столько, что я, если честно, заипался считать. Чай, не Геракл какой-нибудь, у которого было всего 40 подвигов…

Д: (зловещим шопотом): - Мудак, ты чо несешь?!

Ж-3 (панически): - Нет, не надо меня стрелять на поражение, я ошибся, но я исправлюсь. Всего одну букву неправильно прочитал. Я хотел сказать «юбилей нашей», а не «Вашей Победы». Хотя это всецело Ваша Победа, конечно. Я же про 9 мая, штурм Рейхстага, все дела…

П: - Хм, ну что тут сказать: можем повторить. Желаю именно этого.

Ж-4: - Ой, это правда Вы, Владимир Владимирович? Меня Люся Брюнеткина зовут, я с радио «Писдобол-FM». Вот прямо не знаю с чего начать. Сами мы не местные, приехали в Москву с Мухосранска, а тут  - метро. Я внатуре офигела. Захожу в вагон – там карта метрополитенская. Я как залипла – меня только в депо охранники от поручней оторвали. Точнее, не оторвали – я так залипла… Позвали слесарей, те открутили вместе с поручнем. А я вся такая в ступоре, считаю станции – все никак посчитать не могу. Считаю, считаю, а они все не кончаются… А поезд все идет и идет, идет и идет.

П: - Вы, поди, на Кольцевой считали? Да, есть такое дело: кольцо ни начала, ни конца не имеет, оно бесконечно.

Ж-4: - Ах, как вы догадались Владимир Владимирович? Но я все равно под впечатлением. Вот до сих пор с поручнем хожу, отлипнуть не могу.

Д: (нетерпеливо): - Вопрос задавайте уже.

Ж-4: - Дак я и задаю. Сами мы не местные. Из Мухосранска. И у нас метро, конечно тоже есть. Мы ж, мухосранские, не пальцем деланые. Но ездить на нем пока не получается. Оно у нас короткое.

П: - Сколько линий?

Ж-4: - Одна.

П: - А станций сколько?

Ж-4: - Тоже одна. Поэтому ездить и не можем. На эскалаторе можем, но только вверх, а рельсов вообще нет.

П: - Так чего же вы хотите?

Ж-4: - Дорогой Владимир Владимирович! А можно нам еще одну линию метро выкопать, а? Ну хотя бы пусть там тоже одна станция будет. Мы тогда сможем делать пересадку с одной линии на другую. Очень Вас просим, сделайте нашему городу такой подарок к юбилею.

П: - А сколько вашему городу лет?

Ж-4: - Да нашему городу столько лет, сколько не живут. Но я не Вас имею в виду, дорогой Владимир Владимирович. Я юбилей Великой Победы имею в виду. Мы всем городом на субботник выйдем, поможем копать.

П: - Ну что ж, считайте, что у вас уже все есть. Мухосранск – город динамично развивающийся. И я уверен, что вторая линия метро придаст ему совершенно новую динамику развития. Экспо-3030 тогда точно пройдет у вас, а не в этом захолостном Дубае.

Ж-4: - Спасибочки, Владимир Владимирович! Приглашаем Вас на Экспо-3030.

П: - Пожалуйста, но это лишне. Я и так приеду. Если не я, то кто?

Ж-5: - Разрешите представиться: Родион Шнырев. Для вас – просто Родька. Корпоративная газета «Тяжелое тарантасостроение сегодня». Дорогой любимый товарищ Пыня, разрешите вас спросить: о чем Вас спросить, чтобы Вам стало приятно?

П: - Ну, спросите меня о юбилее Победы.

Ж-5: - Да, конечно! Скажите, что для Вас значит этот праздник?

П: - Этот праздник порохом пропах. Эта радость со слезами на глазах. Дни и ночи битву трудную вели, Этот день мы приближали, как могли! И пусть Гейропа идет в сраку со своими резолюциями, осуждающими тоталитаризм!

Ж-6: - Дайте сказать! Я ветеран Куликовской битвы, вот у меня и справка от главврача есть!

П: - Да, пожалуйста, санитары, дайте товарищу микрофон.

Ж-6: - Дорогой вы наш, любимый, бесценный. Царь-Батюшка, я  так долго хотел у вас спросить...

П: - Спрашивайте, спрашивайте…

Ж-6: - Да вы уже так мощно, эпохально все сказали, что все вопросы отпали сами собой, как Крым от Украины. Можно я вас просто лизну разок.

П: - Конечно, у нас же свободная страна. Хотите – лижите. Не хотите – можете просто в жопу поцеловать. Большего от вас никто не требует. Но у меня, простите, и так уже все интимные места языками смозолены. Давайте дистанционно: закройте глаза, встаньте на колени, представьте, что это я и лижите. И вам будет приятно, и мне. Все, все, спасибо, мне уже приятно.

Д: - Гражданин, хватит лизать, уважайте коллег, другие тоже хотят. А вы задерживаете.

Ж-7: - Ферапонт Залупкин, межрайонное дацзыбао «Неибическая правда». Дорогой Владимир Владимирович! Мы с вами уже встречались лет где-то 10-15 назад в этом же зале при схожих обстоятельствах. Вы, наверное, меня не узнаете, я ведь тогда был моложе лет на 20. Но я напомню. Мне тогда дали слово и я вместо вопроса попросил вас решить очень острую проблему для нашего райцентра. У нас всего один ларек в селе, и он работал всего лишь с 10:30 до 19:00. А если кому-то приспичит, например, в 20:00? И вы тогда позвонили губернатору, и за 30 секунд решилась проблема – киоск стал работать круглосуточно. Но ларек один не только на все наше село Неибическое, но и на соседние районы, когда снег выпадает.

П: - Снег, простите, тут причем?

Ж-7: - Да снег сам по себе не при чем. Просто, когда снег выпадает, рушатся опоры ЛЭП, и во всей Неибической области света нет. А наш ларек запитан от генератора, поэтому свет есть почти всегда, если нет дождей.

П: - А дождь-то чем вам помешал?

Ж-7: - Дело в том, что когда идет дождь, смывает мост, построенный через речку Вонючку. И завезти топливо для генератора становится невозможно. И потому ларек не работает. Мы ждем зимы, когда речка замерзнет. Но тогда из-за снегопадов рушится ЛЭП, к нам прут из соседних районов и все сметают с прилавка. А ты, допустим, затарился в среду, а в четверг уже, панимаешь, опохмелиться нечем. Поэтому идем к Федьке, у него самогонный аппарат. И отпускаетет он даже в долг.

П: - Ну, значит, проблема решена?

Ж-7: - Да в том-то и дело, что нет. На позатой неделе Федька не заплатил участковому дань, тот его, короче, на счетчик поставил. А Федька не отдал в срок лавэ. Так тот ему подкинул пакетик мефдрона и принял по 228-ой.

П: - И чего вы на этот раз хотите?

Ж-7: - Да как всегда – чтоб опохмелиться без напряга. Можно как-нибудь амнистию по 228-й статье приурочить к юбилею Победы, чтоб Федька откинулся?

П: - Нет!

Ж-7: - А участковому выговор влепить?

П: - Да о чем вы говорите!? У нас правовое государство! Не можем же мы вот так ни за что человеку выговор влепить!

Ж-7: - Ну, можете тогда порешать, чтоб снега и дождя не было?

П: - А вот это уже другой разговор! Даю поручение правительству создать межведомственную комиссию и детально проработать вопрос, сформировать пакет предложений, выйти с ним на региональный уровень и в Госдуму. И, конечно, нужно общественность привлечь к процессу. Решать кулуарно – это не наш стиль. Я в свою очередь поставил себе на руке крестик, беру дело под жесткий контроль. Не стоит его откладывать в долгий ящик. Давайте через пару лет встретимся здесь же и сверим часы. У меня HUBLOT, кстати. А у вас?

Д: - Эй, гражданка, вы чо, офонарели? Вы зачем ноги вверх задрали?

Ж-8: - Ой, как чудненько, что вы обратили на меня внимание. Фрида Мандавошкина я, редакторка женской журналы «Вопросы феминизма». А то я руку тяну с самого начала – никто на меня внимания не обращает. Дай-ка, думаю, ногу подниму. А где одна нога – там и вторая. Это, знаете ли, профессиональное. Все-таки 30 лет в журнализдике.

П: - Да, ваш профессионализм просто бросается в глаза. Задавайте ваш вопрос, пожалуйста.

Ж-8: - Ой, спасибочки. И хотя я подняла ногу, вопрос у меня про тех, кто поднимает руку. Да-да, у меня действительно острый, нелицеприятный, оппозиционный, можно сказать, вопрос. Дорогой Владимир Владимирович, как вы относитесь к проблеме домашнего насилия? Что вы можете сказать тем так называемым мужчинам, которые бьют женщин?

П: - Я скажу, как есть: если ты настоящий мужик, так веди себя, как мужчина! Нечего лупить баб втихаря за закрытыми дверями! Если хочешь дубасить женщин и детей – иди в «Росгвардию», и бей их открыто, ничего не таясь. Этим ты не только спасешь страну от цветной революции. За это еще и денежное довольствие стабильно выплачивается, вещевое довольствие, соцпакет, отдых в ведомственных санаториях по символическим ценам. Особо отличившимся и пострадавшим от стаканчика даже квартиры дают в столице.

Ж-9: - Добрый день Владимир Владимирович! Меня зовут Владимир Владимирович. С фамилией только не повезло – я Шахинджанян. У меня такой вопрос: нравится ли вам, как вас сегодня обслуживают?

П: - Вы о чем?

Ж-9: - Да как о чем! Половина из сидящих в зале – мои ученики. Я им 55 лет подряд преподавал в МГУ камасутру, выпустил на панель тысячи профессионалов высшей пробы – такой высшей, что клейма негде ставить. Я – автор бестселлера «Оральное обслуживание генеральной линии партии». Правда, писал его еще по заказу ЦК КПСС. Но мой труд не потерял актуальности поныне. Я – бывший доцент кафедры глубокого отсоса, которая является кузницей кадров для всех центральных телеканалов. И хоть я уже 11 лет на пенсии, не могу сидеть без дела, читаю в универе спецкурс по вечернему мудозвонству. Еще я автор фундаментального трехтомника «Как продать свой Заде ВТБ». И вот теперь гляжу на то, как мои оперившиеся ученики отрабатывают, и слезы гордости душат. Не зря прожил жизнь. Вижу, что сакральный гениталий в надежных губах. Всего доброго! Спасибо! Удачи Вам!

П: - Вам спасибо. Вы воспитали действительно достойную смену.

Д: Коллеги! Наш четырехчасовой секс-марафон подходит к концу. Задавайте последний отсос. Ну, то есть вопрос.

Ж-10: - Дорогой Владимир Владимирович, я старший оперативный дежурный телеграм-канала «Лубянский вестовой», позывной «Шмаль». Можно острый вопрос?

П: - Конечно, коллега.

Ж-10: - А тупой – можно?

П: - Да не стесняйтесь! Здесь же все свои.

Ж-10: - Товарищ верховный говнокомандующий! Тут террористы, которых мы мочили 20 лет в сортирах на дальних подступах, обсушились и совершили подлое нападение на нашу главную резидентуру. Шо делать-то?

П: - Это ваш вопрос?

Ж-10: - Не только мой. Весь оперсостав присоединяется.

П: - Н-да-а, вот уж действительно: есть Пыня – есть Раша. Нет Пыни… Ладно, не сцыте. Я буду всегда. Товарищи офицеры, все, кто верен присяге – айда за мной! Будете освещать в прямом эфире мою очередную победу над гидрой мирового терроризма!

А вот полная видеоверсия всего этого непотребства (комментируют Павел Басанец, Игорь Бощенко и я).





UPD. Поскольку цензоры ЖЖ выпилили данный пост из рейтинга записей, не стесняйтесь, расшаривайте, пусть у скрпоносцев пердачки рвет и чекиздам икается.

Tags: глубокий осос, маразм, путинизм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo kungurov май 17, 2012 21:02 12
Buy for 100 tokens
Мои серии: Если бы я был Сталиным, Возможна ли в РФ революция?, Как победить коррупцию, Теракты в московском метро: почерк спецслужб, Почему падает рубль, Украинскй зомбиленд: взгляд изнутри, Феномен Собянина: то, о чем не знают москвичи, Как я спасал режим Януковича, Анатомия…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 193 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →