Алексей Кунгуров (kungurov) wrote,
Алексей Кунгуров
kungurov

Categories:

Осужденные в Ныробе требуют наказать садистов в погонах

Вчера со мной на связь вышел знакомый О. Ф., отбывающий наказание в учреждении ФБУ ОИК 11/11, Пермский край, Чердынский район, поселок Ныроб. Он сообщил, что доведенные до отчаяния заключенные в знак протеста против изевательств над ними со стороны администрации в понедельник, 19 июля 2010 г. начинают бессрочную голодовку. Он просил сообщить об этом по всем возможным каналам, чтобы прорвать информационную блокаду и не позволить в очередной раз спустить все на тормозах. Вот краткое содержание нашей беседы.

      - Администрация делает все, чтобы осужденные были на низшей касте - их бьют, унижают самыми изощренными способами.
      - Пытки на стадии следствия - обычное дело, это порой самый эффективный способ выбить признательные показания. Но какой смысл избивать уже осужденных?
      - А какой смысл дедам в армии издеваться над молодыми? В том, чтобы лишить нас человеческого достоинства, сделать послушными холуями. Есть "черные" зоны, где существует как бы разделение власти - начальнику колонии подчиняется администрация, а отношения между осужденными регулируются смотрящими на основе воровских понятий. В этой ситуации стороны не заинтересованы в конфликте, а если он возникают, то обычно решается на основе разумного компромисса. И есть "красные" зоны, где администрация творит любой беспредел по своему усмотрению. Но ни один уважающий себя арестант не допустит, чтобы администрация учреждения лезла, например, в вопросы иерархии. Чем более высокое место в тюремное иерархии занимает осужденный, тем большим авторитетом он пользуется. Отношения строятся именно на основе иерархии, а не на насилии, как это обычно показывается в фильмах про тюрьму.
       В нашем случае администрация пытается выстроить отношения на насилии - скажем, может поставить опущенного в привилегированное положение, дать ему возможность унижать других. Оущенный не может раздавать еду. Тот, кто ее есть, соглашается этим самым со своим более низким статусом. И получается так, что либо ты ешь, но теряешь уважение, либо голодаешь. Хозработы - это еще одно унижение для арестанта. Мыть пол, мести двор и т.д. - это может делать лишь находящийся на низших ступенях иерархии.
      - Но в тюрьме арестанты всегда сами поддерживают порядок в "хатах" (камерах), в этом нет ничего зазорного.
      - Да, надо уточнить. Уважающий себя арестант всегда строго поддерживает личную гигиену и чистоту "дома". Причем, это делается "на сознанке", то есть никто никого не заставляет и не считает для себя унижением подмести пол или помыть толчок. Речь идет об общих работах - то есть моют "продол" (тюремный коридор) или метут двор только представители низших каст заключенных. И начальнику СИЗО, пребывающему в здравом уме, никогда не придет в голову вывести на "продол" обитателей "черной" хаты и заставить их за какой-то проступок мыть пол - на следующий день в тюрьме будет бунт. Если арестанта накажут неделей в карцере - это нормально, такое наказание никто не сочтет унижением, даже если оно несоразмерно проступку (наоборот, заключенный, часто гостящий в карцере, пользуется большим уважением - А. К.), а вот мыть продол - не наказание, а унижение, это переход на более низкую ступень в иерархии.
      - В тюрьме разделение между "черными" арестантами, придерживающихся понятий и "красными", признающими моральный авторитет администрации, довольно четкое - есть "черные" и "красные" хаты, их обитатели никогда не смешиваются. А как с этим обстоит дело на зоне (в колониях)?
      - Да, тут сложнее. В "красных" зонах руководство до недавнего времени усиленно культивировало СДП - секцию дисциплины и порядка. В ней состояли активисты, сотрудничающие с администрацией. Эсдэпэшники - это что-то вроде внутренней полиции, которую эсэсовцы создавали в концентрационных лагерях из заключенных, подбирая туда конченных отморозков. Дают ему белую повязку,  дубинку - и ради более жироной пайки этот тип будет избивать, унижать, доносить. Соответственно, чем большее количество осужденных состоит в СДП - тем большую власть имеет администрация над осужденными.
Когда к нам прибывает этап, а это происходит пару раз в неделю, их на ТПП (транзитно-пропускной пункт) разводят по дворикам, где они подвергаются унижениям, насилию, избиениям со стороны осужденных, сотрудничающих с администрацией.
- Какова цель подобных действий?
- Цель - заставить осужденных написать заявление  о согласии на хозработы. Избиения сопровождаются изощренными моральные издевательствами - угрозами обоссать, изнасиловать палкой, окунуть член в парашу, сунуть головой в унитаз (данные действия символизируют перевод арестанта в категорию опущенных - А. К.). Пытки продолжаются до тех пор, пока осужденный не возьмет в руки метлу или не подпишет заявление. Этим он отдает себя во власть администрации.
      - А если человек не желает подчиняться?
      - Тогда ему предстоит вынести все пытки или "вскрыться" - порезать себе лезвием вены на руках или шее. Но даже последнее не гарантирует прекращение издевательств, могут не оказывать медицинской помощи, обещать, что бросят умирать от потери крови, а потом спишут на самоубийство.
      - Кто непосредственно осуществляет пытки?
      - Чаще всего задействуют самих осужденных из числа "активистов". Особым доверием администрации в этом отношении пользуются двое "завхозов" - на ТПП это Паршаков Денис и Антипин Александр на ЕПКТ (единое помещение камерного типа). Оба осуждены за убийства на 22 и 20 лет соответственно. Руководит Паршаковым и Антипиным начальник отдела собственной безопасности Мальцев Алексей Николаевич (прикомандированный, в его подчинении еще 26 лагерей). Эти осужденные на строгом режиме, потому не могут официально занимать должности и вообще не могут в этом лагере находиться, однако числятся они на больнице, то есть имеют большие послабления в режиме содержания и исполняют свою работу неофициально, вроде как на общественных началах.
       - Что означает должность "завхоза"?
      - "Завхоз" следит за внутренним распорядком, за выполнением хозяйственных работ, выдает вещи из каптерки и т.д. Соответственно, у него большие возможности для злоупотреблений - он "отжимает" деньги у вновь прибывших, вещи, ворует, может избить любого по своему усмотрению, как я уже говорил. У "завхоза" обычно сильная ментовская крыша, он чувствует свою полную безнаказанность. Например, недавно был случай такой. Заместитель по оперативной работе полковник Бурдун пошел с обходом по ЕПКТ. Один осужденный ему чем-то не понравился, он приказал Антипину его избить, что тот и сделал с особым усердием. Парень вскрыл себе вены, так ему Антипин еще и бросил через решетку, что в следующий раз придет и обоссыт его. После таких унижений не редкость, когда люди совершают самоубийство.
Но и сами менты иной раз не чураются лично принять участие в пытках. Один из таких садистов - начальник ТПП майор Щур Юрий Николаевич. Недавно прибыл этап, человек 30-35, Щур начал дергать по одному и склонять к хозработам, разносу баланды, мытью полов. Кто отказывался - принялся избивать. Бил лично, потом вместе с "завхозами". Один парень был молодой - лет 20 всего, так он вскрыл себе вены на шее и на руках прямо в дворике. Ему медпомощь не оказывали, пока он сознание не потерял, продолжали бить. Потом к нему Бурдун приходил, заставлял его оплачивать собственное лечение.
      - Часто бывает, когда осужденные вены вскрывают?
      - Часто. Ведь сквозь пыточный конвейер прогоняют каждый прибывающий этап. Бывали и смертельные случаи. Один бедолга умер на больнице, и по слухам его перед тем, как он туда попал, сильно избили. В заключении о смерти, конечно, напишут что надо - например, от сердечной недостаточности умер, побои тут никогда не фиксируют, так что дело темное. Еще один осужденный повесился в свинарнике. По официальной версии из-за каких-то проблем в семье, но в официальную версию мало кто верит. В больнице умер несколько месяцев назад один заключенный, больной туберкулезом. Но дело в том, что перед этим он содержался в изоляторе, а больных туда помещать строго запрещено. Но на правила, законы, любые моральные нормы администрация кладет. Беспредел везде и во всем. Есть случаи изнасилования осужденных. Но тут я о подробностях лучше умолчу.
      - Есть ли какая-то реальная возможность бороться с этим беспределом?
      - Жаловаться, как ты понимаешь, бессмысленно. УФСИН, МВД, минюст, прокуратура - это одна шайка-лейка, где не принято выносить сор из избы. Да и жалобы писать охотников нет, ибо есть шанс не дожить до ее рассмотрения.
      - В прессе писали о том, что Нырбскую зону посещают правозащитники. Они вроде бы не заинтересованы в замалчивании беспредела.
      - Да, в прошлом году на денек приезжала к нам делегация, но все прошло гладко и спокойно. Администрация заранее провела работу - одних запугали, других чем-то задобрили, наиболее ненадежных изолировали, поэтому открыто никто не пожаловался. Да и что могут правозащитники - в ту же прокуратуру заявление настрочить?
      Поэтому мы можем рассчитывать только на собственные силы. С завтрашнего дня, 19 июля мы, заключенные ЕПКТ решили объявить бессрочную голодовку, требуя прекратить издевательства над осужденными. С администрацией переговоры мы вести не намерены, будем говорить только с краевым прокурором уполномоченным по правам человека в Пермском крае Марголиной Татьяной Ивановной. Это единственный шанс убрать садистов из руководства учреждения.
      - Кого конкретно? Можешь назвать их по имени?
Да, пожалуйста. Главные виновники - начальник управления полковник Олег Бабенко, начальник 11-ой колонии полковник Язев Сергей Николаевич. Начальник отдела собственной безопасности Мальцев Алексей Николаевич, Полковник Бурдун зам. по ОР. Садисты в погонах, обличенные неограниченной властью - это угроза не только для осужденных, но и для всего общества.
      - Голодовка - это крайняя мера?
      - Это последняя ненасильственная мера. Далее, чтобы сохранить свое человеческое достоинство, мы вынуждены будем пойти на нарушение закона.
      - Ты имеешь в виду бунт?
      - Да. Бунт, суицид. Больше нам ничего не остается. Вот это уже будут крайние меры. Но я надеюсь, что наши вполне разумные требования будут удовлетворены. Мы рассчитываем на поддержку с воли. СМИ почти никогда не сообщают о том, что творится за колючкой. Такое ощущение, что мы живем на другой планете, к осужденным у журналистов отношение, как к людям третьего сорта. Когда какой-нибудь пьяный майор Евсюков убьет в магазине несколько человек, об этом СМИ трещат месяцами. А когда в зонах от пыток и издевательств гибнут осужденные, это мало кого волнует. Разве что если происходит массовое убийство, да и в этом случае виновные не несут ответственности. В Копейске в прошлом году от избиений скончались несколько осужденных - об этом посудачили с недельку и забыли. Только потом не надо удивляться, что по улицам ходят эти майоры Евсюковы. Сначала им молчаливо позволяют пытать и убивать людей в зонах, а потом они уже не видят грани между зоной и волей, они ко всем начинают относиться, как к скотине.
      Это обращение - единственная возможность сообщить о нашей борьбе. Завтра, когда начнется голодовка, мы, скорее всего, окажемся в полной изоляции, передать какую-либо весь на волю уже не сможем. Поэтому рассчитваю, что давление на администрацию будет оказано со стороны официальных органов власти, СМИ, правозащитников. Иначе будет кровь.

P. S. Судя по тому, что связь с Ныробом оборвалась, голодовка уже идет. Как только получу какие-то известия, сразу сообщу. Перепост приветствуется. СМИ могут публиковать интервью или части его, можно без ссылок на источник.

Tags: Ныроб, борьба с режимом, ментовский беспредел
Subscribe
promo kungurov май 17, 2012 21:02 12
Buy for 100 tokens
Мои серии: Если бы я был Сталиным, Возможна ли в РФ революция?, Как победить коррупцию, Теракты в московском метро: почерк спецслужб, Почему падает рубль, Украинскй зомбиленд: взгляд изнутри, Феномен Собянина: то, о чем не знают москвичи, Как я спасал режим Януковича, Анатомия…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 88 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →