?

Log in

No account? Create an account

kungurov

Делай, что должен, и будь, что будет


Previous Entry Share Flag Next Entry
kungurov

Профессор Шарп предлагает свергать Путина так



Начало здесь. Пришла пора поговорить о том, какие конкретно мероприятия надлежит осуществить, чтобы отправить путинский режим на помойку истории. Но сначала небольшое лирическое отступление. Часто меня спрашивают, что же такое эдакое почитать, чтоб поумнеть и стать таким же продвинутым кухонным политологом, как Кунгуров. Всякий раз вынужден объяснять, что политологом, то есть специалистом, изучающим политику как область жизни людей, связанную с властными отношениями, и анализирующим события политической жизни, я не являюсь, и ни одной книжки по политологии в жизни не прочитал. Я занимаюсь политическими технологиями, и эта сфера деятельности интересует меня исключительно с практической точки зрения.

Решению практических задач по манипуляции массовым сознанием погружение в теорию социогенеза поможет не больше, чем командиру роты, внезапно подвергшейся обстрелу из засады на марше, обращение к томику сочинений Клаузевица. Чтобы хорошо воевать, совершенно не обязательно конспектировать труды классиков по военному искусству, достаточно эмпирического понимания характера текущей войны и базовых профессиональных навыков. Книжка генерирует абстрактное и зачастую совершенно бесполезное знание, в то время как практический опыт дает понимание, руководствуясь которым, можно решать реальные задачи.

Но таки можете меня поздравить. Я прочел первую в своей жизни политологическую брошюру, написанную маститым политологом профессором Джином Шарпом От диктатуры к демократии. Стратегия и тактика освобождения. Из 84-страничного трактата я не узнал абсолютно ничего нового. Все написанное является настолько очевидным, разумным и бесспорным, что можно не сомневаться: 90% россиянцев демократической ориентации, даже те, что благоговеют перед всем западным, не способны воспринимать то, о чем пишет американский профессор. Дело не столько в их низком интеллектуальном уровне (хотя это тоже играет роль), сколько в психологическом факторе. Абсолютное большинство русских интеллигентов страдают тяжелой формой инфантилизма: верят в придуманные ими мифы, волшебство, ритуалы, не способны к элементарному анализу причинно-следственных связей, их индивидуализм подавлен стадным инстинктом, они подвержены психическому (эмоциональному) заражению, им свойственно агрессивное отрицание всего, что не вписывается в их иллюзорную картину мира, вследствие чего реальность они могут воспринимать лишь фрагментарно.

Может быть, я не прав, когда называю россиянскую швабодолюбивую общественность стадом дебилов, и они на самом деле не идиоты, а просто инфантилы. Но как можно на третьем десятке лет путинской диктатуры верить в то, что диктатуру возможно победить на выборах? Как можно одной частью мозга быть уверенным в том, что никаких выборов нет, что итоги голосования тотально фабрикуются, а вторым полушарием надрачивать на умное навальное голосование и верить в то, что стоит только опустить на региональных выборах Едро – и будет всем счастье? Джин Шарп пишет для взрослых людей. Поэтому выборам в своем обзоре методов борьбы с диктатурой он посвящает ровно один абзац:

«Для значительных политических изменений при диктатуре выборы непригодны. Некоторые диктаторские режимы (например, в странах находившегося под господством СССР Восточного блока) формально проводили выборы, чтобы создать ложное впечатление. Однако на самом деле это был строго контролируемый плебисцит, обеспечивающий одобрение кандидатов, уже отобранных властями. Под давлением диктатор иногда может согласиться на новые выборы, но, манипулируя ими, он просто усадит в правительственные кабинеты гражданских марионеток. Если кандидаты от оппозиции получат возможность участвовать в выборах и одержат победу, как случилось в Бирме (1990) и в Нигерии (1993), на их результаты можно не обращать внимания, а «победителей» можно запугать, посадить или даже казнить. Диктаторы не разрешат выборов, которые могут сбросить их с трона».

В дальнейшем слово «выборы» он употребляет только однажды, напоминая, что после свержения тирании следует поскорее принять Конституцию и провести выборы. Я уже не первый год объясняю тупым онанистам, что за всю историю человечества не было ни единого случая, когда бы диктатура рухнула в результате проигранных ею выборов. И уже не первый год дебилы приводят мне один и тот же пример: мол, в Чили режим Пиночета ушел в результате демократических выборов. С одной стороны, реагировать на вопли о том, что сажа белого цвета глупо. С другой же – баранов, верующих в победу демократии путем опускания бюллетеня с галочкой в нужном месте – миллионы. В головах у этих эльфов цветет и пахнет иллюзорный мир, который никакого отношения к реальности не имеет. Я им сейчас расскажу про Пиночета, они это прочитают, согласятся, а через пару секунд забудут и продолжат петь песенку о том, что в день Х надо дружно прийти на выборы и проголосовать против ЕР.

Итак, в 1990 г. Пиночет даже не состоял членом хунты, возглавляемой адмиралом Хосе Мерино, курировавшим вопросы экономики (он же являлся главой правительства). Пиночет занимал пост конституционного президента Чили, фактически назначив на этот пост самого себя. В 1988 г. состоялся референдум о продлении президентских полномочий Пиночета, предусмотренный пиночетовской же Конституцией и пиночетовским референдумом 1980 г., на котором он получил президентские полномочия на восемь лет с правом продления их еще на такой же срок. Неожиданно для себя генерал этот референдум проиграл. И чо? Он все равно остался на посту президента. Однако оппозиция ему окрепла не только в низах, но и в правящей верхушке. В 1889 г. состоялся еще один референдум об изменении Конституции, инициированный ближайшими сподвижниками диктатора, желающими цивилизованно свернуть режим военного правления, как исчерпавший себя.

Само то, что этот референдум состоялся, означало аппаратное поражение Пиночета, который не смог его предотвратить. И только после этого, в 1990 г. состоялись всеобщие президентские выборы и передача власти гражданскому правительству. Через три дня после дня голосования Пиночет ушел с поста президента, оставаясь еще в течении восьми лет главнокомандующим. Подчеркиваю, что передача власти гражданскому правительству произошла в результате добровольной ликвидации генеральской хунты, не желающей того, чтобы ее ликвидировали в результате восстания снизу. Пиночет сопротивлялся этому решению, но оказался в меньшинстве и вынужден был подчиниться. Таким образом можно вести речь о мягком дворцовом перевороте, приведшем к демократизации Чили.

Глава хунты адмирал Мерино, осуществивший демонтаж системы военного правления, спокойно жил на пенсии, по случаю его смерти в 1998 г. был объявлен трехдневный траур, он похоронен с почестями, и до сих пор считается уважаемым военным и политическим деятелем Чили. Вопрос нашим знатокам: как мог Пиночет проиграть выборы, если он ни в одних выборах никогда не участвовал? Результаты же проигранного им референдума в 1988 г. он просто проигнорировал. Ровно об этом и пишет Джин Шарп: «Диктаторы не разрешат выборов, которые могут сбросить их с трона».

Применительно к РФ это означает следующее: как только Путин утратит способность побеждать на самовыборах, он просто перестанет их проводить. Что касается парламентских выборов, то даже если на них победит «оппозиция», это не сыграет никакой роли. Во-первых, по Конституции президент может распустить Госдуму в любой момент по своему желанию. Во-вторых, поскольку парламент играет исключительно декоративную роль и реальных властных полномочий не имеет, его можно просто игнорировать так же, как сам себя выбравший президентом Венесуэлы Мадуро полностью игнорировал оппозиционный парламент с 2015 г. (Шарп приводит аналогичные примеры Бирмы и Нигерии).

Американский профессор, потративший полвека на изучение методов борьбы с диктатурой и создавший для этих целей специальный Институт имени Альберта Энштейна, убедительно доказывает на широкой статистической выборке, что демократизация возможна исключительно в результате борьбы, в которую вступают широкие народные массы. Чисто верхушечные же (дворцовые) перевороты, редко приводят к падению тирании, чаще всего дело ограничивается сменой одного диктатора другим. Применительно к РФ это означает следующее: пока широкие ватные массы не утратят доверие к путинскому режиму, малочисленные демократические эльфы не добьются ничего, даже если перестанут заниматься тупым онанизмом на выборах или одиночных пикетах и займутся борьбой с режимом по-настоящему.

Самое же ценное в работе Шарпа заключается в том, что он предельно ясно показал анатомию диктаторских режимов, выделил их слабые места и описал и классифициовал способы эффективного воздействия на них со стороны общества. И тут он говорит буквально слово в слово со мной (точнее, я говорю слово в слово с Шарпом, будучи совершенно незнакомым с его концепцией): основа жизненной силы диктаторских режимов – их легитимность. Утрата легитимности – есть утрата жизненной силы тирании, приводящая к их смерти. Я не очень-то обращаю внимание, что идиоты пишут в коментах под моими постами, тем более, не считаю их мнение репрезентативным. Но, тут, к сожалению вынужден признать: россиянцы в подавляющем большинстве настолько социально незрелы (инфантильны), что категорически не понимают смысл слова «легитимность».

Профессор Шарп лаконично раскрывает механизмы легитимности диктаторских режимов, помещая в их основание триаду сотрудничество – подчинение – послушание. Я немного расширю представление о трех ступенях легитимности путинского режима применительно к РФ:

СОТРУДНИЧЕСТВО. Базис диктаторского режима – та часть населения, которая его горячо поддерживает и активно с ним сотрудничает вне зависимости от мотивов. Ядро путирастического большинства в РФ составляют криминальные сообщества, допущенные к расхищению национальных богатств, чиновничество, сотрудники карательных органов и погононосцы всех мастей, духовенство. Эти категории граждан можно смело отнести к числу бенефициаров режима.

Однако ярко выраженное стремление к сотрудничеству проявляют и те лица, кого трудно назвать выгодоприобретателями – это работники государственных корпораций, бюджетники и пенсионеры. Тут, наверное, можно вести речь о стокгольмском синдроме: заложники системы ассоциируют себя с ней и энергично действуют в ее интересах, даже неся при этом колоссальный моральный и материальный ущерб. Яркий пример – школьные учителя. Это наиболее чмошная, низкоранговая часть бюджетного быдла. При этом именно преподавателям школ и ПТУ в 90% случаев укомплектованы участковые избирательные комиссии, которые осуществляют в день голосования вбросы, карусели, манипуляции с выездным голосованием, фальсификацию явки и прочую самую грязную работу по получению нужного правящему режиму результата. Причем стараются они не за страх, а на совесть, в чем я за последние 20 лет неоднократно убеждался лично.

Рационально объяснить, почему пенсионеры, не способные наесться досыта, с пеной у рта поддерживают кремлевских воров, конечно, невозможно, но человек, тем более, русский, не очень склонен к рациональному поведению. Можно объяснять это эффектом телепропаганды или мазохистским рабским менталитетом, но против фактов не попрешь. Я неоднократно еще в период первого срока Путина становился свидетелем 100-процентной явки на выборы и 100-процентного провластного голосования в вымирающих деревнях, где жило исключительно старичье. Сейчас картина принципиально не изменилась.  Вывод: абсолютное большинство населения (условно 75%) предрасположены к активному сотрудничеству с путинским режимом, включая тех, кто от него более всего страдает.

ПОДЧИНЕНИЕ. Вторая категория населения (буем считать, что таковых 20%) не испытывает теплых чувств к правящей в РФ клептократии, однако, руководствуясь рациональной стратегией выживания, исповедует конформизм, то есть пассивно подчиняются властям и не рискует каким-либо образом не только открыто сопротивляться ему, но даже демонстрировать свое неприятие. В число пассивно подчиняющихся попадает меньшинство интеллигенции (большинство – активные сторонники режима) и большинство представителей среднего класса, которым есть что терять. Пассивно подчиняющиеся режиму граждане, однако уже практикуют пассивные же методы борьбы с режимом, например, эмиграцию, вывод капиталов, и т.д., но исключительно те, что гарантируют им личную безопасность, а в идеале – анонимность.

ПОСЛУШАНИЕ. Наконец, есть условные 5% (ну, или «вечные 2% дерьма» по-Соловьеву) таких противников режима, которые манифестируют свое с ним несогласие и даже участвуют в акциях неповиновения. Казалось бы, они-то точно подрывают легитимность режима. Ан нет, даже они, оказывается поддерживают легитимность диктатуры, если демонстрируют страх перед репрессиями. Это так называемая негативная легитимация, когда индивид вынужден отказываться от борьбы, признавая эффективность карательной мощи правящего режима. Ведь смысл политических репрессий – не наказать всех инакомыслящих, это просто физически невозможно. Смысл – нагнать страх и заставить публично выражать его, проявлять вынужденную пассивность, деморализующую протест.

Выглядит это примерно так. Избирком не допускает на выборы 10 оппозиционных кандидатов. Возмущенные граждане числом 10 тысяч выходят на мирную акцию протеста. Каратели демонстративно пи…дят десяток-другой случайных прохожих, несколько сотен задерживают и развозят по отделам, после чего отпускают без последствий, а пяти активистам или даже просто случайным обывателям шьют уголовку и дают реальные срока. Если общество признает эти репрессии (лоялистское большинство – с горячим одобрением, пассивное меньшинство – гробовым молчанием, а протестующие – со страхом), значит общество признает легитимность насилия. Только легитимное насилие – то, что вызывает страх – бывает эффективным.

Если какая-то, пусть даже очень незначительная часть общества считает насилие нелегитимным, оно отказывается демонстрировать страх. Насилие, не вызывающее страх, становится опасным для самих карателей. Оно не гасит протест, а лишь разжигает его. Вчера вышли на мирную акцию протеста 10 тысяч человек, мусора избили 20 человек и арестовали пятерых. Сегодня на улицы вышли 30 тысяч уже не очень мирно настроенных граждан, скандирующих «мусоряку – на гиляку!». Избиты 50 человек, брошены за решетку еще 20. Значит, на следующий день ждите на вечернюю прогулку 50 тысяч уже довольно агрессивно настроенных граждан.

На дверях квартир карателей появляются надписи «Здесь живет ментопидор». То там, то сям, мусор, зашедший в темный подъезд, получает по башке монтировкой. На улице человеку в форме плюют вслед. В интернете набирает обороты флешмоб «слей фашиста» цель которого – деанон карателей. Между тем уличные акции протеста под требованием освобождения политзеков собирают все больше и больше участников, пока, наконец, не становятся непрерывными, превращаясь в полноценный майдан. Вот так, и только так реагирует на нелегитимное насилие общество, желающее избавиться от диктатуры. Так ведут себя свободные люди, не признающие тираническую власть ни в каком виде и ни при каких условиях.

Как ведут себя трусливые рашкованские «оппозиционеры»? Публично срутся от страха и снижают протестную активность до нуля, чем показывают Кремлю, что его репрессивная политика очень эффективна. При том, что с каждым днем серьезных причин для протеста становится все больше (недопуск нескольких мурзилок на имитацию выборов – повод, мягко говоря, несерьезный), стихийного протеста не наблюдается вообще, а «системный» протест ведется в сугубо соглашательском духе в загончике после прошмона участников на рамках. Что особенно отвратительно, протестуны начинают травить тех, кто выступает за эскалацию протеста, обвиняя их в провокаторстве, и в финале этого позорного шоу… идут голосовать на выборах за представителей власти от КПРФ, СР и ЛДПР, что по Шарпу квалифицируется, как откровенный акт сотрудничества с правящим режимом.



То, что одновременно эта трусливая шваль стенает в фейсбуках о разгуле кровавой гэбни и лайкает друг другу демотиваторы про Хуйло, не играет роли. Поступки всегда имеют большее значение, чем слова. А слова, которые расходятся с делом, совершенно обесцениваются. Навальный сколько угодно может брызгать слюной, рассказывая лохам, как он возмущен вороватыми вождями Партии Жуликов и Воров. Но вот его поступки: сначала он призывает голосовать в Москве за верных шестерок Партии Жуликов и Воров (КПРФ, чей вождь Зюганов публично поддержал репрессии против демонстрантов в столице), работая тем самым на повышение легитимности правящего режима; демонстративно воздерживается от личного участия в акциях гражданского неповиновения (демонстрирует страх, легитимируя насилие); после выборов, в разгар погрома штабов его имени по всей страны, утомленный Навальный вальяжно отбывает на отдых за границу, в очередной раз демонстрируя свое совершенно паскудное нутро. Вопрос нашим знатокам: поступки Навального способствуют делегитимации режима или укрепляют его легитимность? Вопрос, конечно, риторический, но можете выразить свое мнение в комментариях. Это много скажет прежде всего о самих комментаторах.

По системе определений Джина Шарпа население в РФ считает диктатуру Путина легитимной и не проявляет признаков политического протеста; демократической оппозиции в стране нет, а то, что называется «внеситемной оппозицией» - кучка ловких проходимцев, оказывающих власти услуги по сливу протеста. Как следствие, количество лиц, готовых к реальному сопротивлению тирании, микроскопически мало, а политические репрессии Кремля в высшей степени эффективны. В настоящей момент внутренней угрозы (то есть со стороны демократических сил) путинскому режиму нет и даже предпосылок для ее появления не наблюдается.

В качестве утешения американский профессор говорит только одно: стабильность диктаторских режимов разрушается очень стремительно: иногда для этого нужно 10 лет «раскачивания лодки» (Польша) или даже 20 лет (Никарагуа), но порой общество переходит от пассивного подчинения к открытому протесту в течении нескольких дней (Румыния). Я дополню своего американского коллегу (я не профессор, но мы с Шарпом оба были политзеками): гораздо выше вероятность, что путинский режим рухнет из-за своей прогрессирующей дисфункции, даже если большинство населения будет против этого. Последствия при стихийном развитии событий будут разрушительными для страны, но тут уж некого винить – вы сами заслужили такой финал.

Джин Шарп по праву считается главным теоретиком и вдохновителем ненасильственных революций, этаким современным Макиавелли и Троцким в одном лице. В этом ключе было бы интересно узнать, что о его методиках думают россианские «вожди протеста» и почему не спешат использовать приемы, доказавшие свою эффективность. Но вы об этом никогда не узнаете, само имя Шарпа для них – табу. Почему либерасты, левачки и нацики игнорируют признанного гуру в деле борьбы с диктатурой, узнаете из следующего поста. (Продолжение).


Recent Posts from This Journal


promo kungurov may 17, 2012 21:02 12
Buy for 100 tokens
Мои серии: Если бы я был Сталиным, Возможна ли в РФ революция?, Как победить коррупцию, Теракты в московском метро: почерк спецслужб, Почему падает рубль, Украинскй зомбиленд: взгляд изнутри, Феномен Собянина: то, о чем не знают москвичи, Как я спасал режим Януковича, Анатомия…

  • 1
Ты про ЧВК Вагнера, что ли?
Это-то здесь при чем?

Если именно про столкновение российских войск и НАТО, погугли инцидент в Слатине.

вот именно, что чвк Вагнера там не при чём. Не они руководили и не они планировали, их там попользовали и именно чвкшников там полегло от силы половина, остальные как то не совсем чвк и совсем не сирийцы. Но попытка была хорошая. В Приштине никто не с кем в прямое боестолкновекние не входил, там просто постояли друг напротив друга и в итоге та хвалёная десантура свалила поджав хвосты. Так что соси методичку, шваль пригожинская под обеими своими никами

"В Приштине никто не с кем в прямое боестолкновекние не входил"

Не входил.
Там командующий танковой колонной генерал М. Джексон, следуя в направлении аэродрома в Слатине, встретил российского военнослужащего - командира взвода старшего лейтенанта Яцыкова, который запретил ему следовать дальше. Генерал М. Джексон отказался выполнять приказ вышестоящего генерала Кларка по занятию аэродрома, послушно развернул колонну и увел ее туда, куда Яцыков его послал.
Узнав, что генерал Джексон поступил в строгом соответствии с современной доктриной НАТО - "не допустил конфликта", начальство повесило орден Британской империи и назначило его начальничком генштаба Великобритании. Он считается героем из героев, поскольку не захотел исполнять боевой приказ и "предотвратил войну". Его пример другим наука. Достаточно 1 (одного) встречного российского военнослужащего, и любой НАТОвский генерал ради мира во всем мире послушно берет под козырек и уматывает. За орденом и повышением в должности. Их цель - предотвращение конфликта. Против таких вояк РФ может наступать одним взводом.

Отлично, скоро посмотрим, как они в соответствии с доктриной будут бомбить Иран. Видимо Югославии, Афганистана и Ирака недостаточно для понимания. Значит будут повторять. Они и правда могут.

"скоро посмотрим, как они в соответствии с доктриной будут бомбить Иран."

Кстати да.

Мы уже посмотрели спектакль "Замах на рубль..." применительно к КНДР и Венесуэле. Бог троицу любит.

"Видимо Югославии, Афганистана и Ирака недостаточно для понимания."

Даа, славные были денечки в конце ХХ века
(к/ф "Гостья из будущего")


Это все чудесно, вот только непонятно, какое имеет отношение к гипотетической защите от гибридного вторжения РФ в страны ЕС. Иран Ираном, но британский генерал М. Джексон впервые в британской, если не в общеевропейской военной истории получил орден за неисполнение боевого приказа и проявленную личную трусость именно потому, что перед ним был военнослужащий ВС РФ, и бравый генерал геройски предотвратил конфликт, поджав хвост. Это поощряется.

  • 1