?

Log in

No account? Create an account

kungurov

Делай, что должен, и будь, что будет


Previous Entry Share Flag Next Entry
kungurov

Когда оппозиция свергнет Путина?



Беседовал вчера в прямом эфире со Степаном Сулакшиным о так называемой оппозиции. Как всегда, не сошлись во взглядах. Степан Степанович считает, что реальная оппозиция в РФ есть (видимо, в его лице), но администрация президента, видя исходящую от нее угрозу, конвейерным способом штампует оппозицию фейковую, которая канализирует (сливает) протест, попутно дискредитируя само слово «оппозиция». Я же решительно утверждал, что политической оппозиции в стране нет, и пока даже нет предпосылок для ее появления. Единственное исключение – Навальный, но это то исключение, которое лишь подтверждает правило. Да и маловато одного Лехи для осуществления мировой революции.  Попробую тезисно обосновать свое мнение и проиллюстрировать его живыми примерами.

ПЕРВОЕ. Политик – это тот человек, который борется за власть, и больше ничем другим не занимается. Он, конечно, может делать все, что угодно, чтобы заслужить всеобщее обожание, но все, что он делает, способствует только одной цели – взять и удержать власть. Это, подчеркиваю, ЕДИНСТВЕННЫЙ КРИТЕРИЙ, отличающий политика от всех остальных.

Теперь посмотрите на так называемую российскую оппозицию и назовите мне хоть одного персонажа, который реально борется за власть. Их нет. Вы же не осмелитесь утверждать, что Ксюша Собчак реально стремилась стать президентом? Кстати, настоящий политик отличается тем, что борется за власть в режиме 7/365, а не только в ходе избирательной кампании. Собчак же на следующий день после выборов абсолютно отошла от политики, забыла о политзеках, освобождения которых так страстно добивалась в ходе своей так называемой избирательной кампании. Сегодня ее, судя по аккаунтам сабжа в соцсетях, занимают исключительно светские тусовки, гламурные курорты и косметика. Точно так же совершенно охладел к политике Паша Грудинин, который «почти победил» Путина, заняв почетное второе место в президентской гонке. Впрочем, до выборного спектакля он так же не был замечен в политической активности.

Аналогично все прочие клоуны в этом цирке лишь играют роль спасителя отечества (по назначению куратора или по собственной инициативе), но НИКТО не претендует на власть. Поэтому называть Игоря Стрелкова политиком нельзя совершенно (кстати сам он, один из немногих честно признает, что политикой не занимается). Максим Калашников, хоть формально и состоит в группировке, которая именуется политической партией («Партия Дела») политиком не является. Ведь «Партия Дела» создана не для борьбы за власть, а для продвижения бизнес-интересов некоей группы лиц, прежде всего Константина Бабкина, контролирующего «Ростсельмаш». Вы можете вспомнить за девять лет хоть какие-то ПОЛИТИЧЕСКИЕ акции этой псевдопартии? Один раз они проводили пикет против вступления России в ВТО и один раз пикетировали Минсельхоз, протестуя против сокращения дотаций сельхозпроизводителям, к чему обязывает РФ членство в той самой ВТО. Кажется, на этом все.

Логично: чем меньше препонов для прихода в страну иностранных производителей сельхозтехники и чем меньше дотируются аграрии – тем ниже гешефты Бабкина и Ко. Ничего плохого в том, что капиталисты отстаивают свои интересы, нет, это просто прекрасно, что они так радеют за реальный бизнес, а не футбольные клубы в Монако покупают. Но, согласитесь, что к борьбе за власть вся эта суета отношения не имеет от слова «совсем». Если глава политической партии даже в мыслях не претендует на политическую власть, то Калашников, и прочие его партайгеноссе – всего лишь обслуживающий персонал, действующий в интересах своего работодателя. Боже упаси, если кто-то усмотрел в моих словах обличительный пафос. Подавляющее большинство людей вкалывают на своего работодателя. Но этого явно недостаточно, чтобы считать их политиками.

Кем же тогда являются все эти борцы за спасение памятников архитектуры, правозащитники, требующие исключения экстремистских статей из УК и прекращения репрессий за мыслепреступления, экологи, бизнес-амбутсмены, участники движений против мусорных свалок и прочие радетели за обманутых дольщиков? Да, они часто выдвигают политические требования (например, требование отставки Медведева – очень это удобный мальчик для битья, любой может совершенно без последствий требовать отставки плюшевого премьера), однако политиками все эти люди не являются, поскольку не претендуют на власть. Это – гражданские активисты. Они лишь пытаются влиять на политику, как члены общества. Ну, так абсолютно любой человек влияет на политику, например, своим участием в выборах, референдумах забастовках, крестных ходах, войнах, равно как и неучастием в них, что не делает всех нас политиками. Между гражданским активизмом и политикой (борьбой за власть) громадная дистанция.

ВТОРОЕ. Многие категорически не согласны со мной: дескать, все оппозиционеры яростно борются за власть – хоть за место мундепа, но бьются, не жалея сил. Подобный взгляд категорически неверен. Надо понимать, чем власть отличается от должности, поста, статусного места, дающего доступ к кормушке. Можно не иметь вообще никакого поста в системе госуправления, но обладать властью, с которой все будут считаться.

Вот, например, Иосиф Сталин до 6 мая 1941 г., когда он возглавил правительство, формально никакой власти не имел, являясь лишь одним из нескольких равноправных руководителей общественной организации – ВКП(б), формально отделенной от государства (знаменитая 6-я статья Конституции, провозглашающая руководящую и направляющую роль компартии, появилась только при позднем Брежневе). Но личная власть, которой обладал Сталин, была громадна. И наоборот, президент Медведев, формально являясь главой государства, реально был лишь местоблюстителем престола, безвольной марионеткой своего пахана Путина.

Но вернемся к нашим баранам. Вот, скажем, бывший телебалабол Максим Шевченко активно последние годы активно пытается устроиться на теплое место – то в ГосДуру баллотируется, то суетится на предмет выборов себя московским мэром. Потерпев неудачу, тут же начинает претендовать на пост владимирского губернатора, одновременно возглавляя список КПРФ на выборах в заксобрание региона, куда он все-таки прошел.

Этого-то точно можно признать политиком? Нет, и еще раз нет! Политик приходит к власти, опираясь на свою социальную базу, представляя интересы какой-то части общества. Реальная власть политика напрямую зависит от величины его социальной базы, мощи организации, представителем которой он является, например, политической партии. Давайте разберемся, что и кого представляет Шевченко? Партию он не представляет, членом КПРФ не является. Тут, конечно, возникают вопросы к зюгановцам: зачем они во главе списка на региональных выборах поставили московского деятеля шоу-бизнеса, неужели достойных местных товарищей не нашлось?

Ответ прост: «местные товарищи» – это такая позорная шваль, за которую даже самые упоротые фанаты коммунизма могут голосовать, только изнасиловав себя морально. Коммунистическая верхушка – это междусобойчик мелких буржуа, кормящихся с бюджетных подрядов, и даже не только мелких. Долгие годы самым богатым региональным парламентарием с годовым доходом в 125 млн. руб. являлась «коммунистка» Нина Казнина, владеющая сетью ломбардов. Вторая «коммунистка»-депутат Лариса Емельянова, знаменита многими вещами – во-первых, своим папой, который, возглавляя завод, кинул на многие миллионы, как бюджет, так и работяг, обанкротив предприятие с выгодой для себя, но оставив их без зарплаты. Во-вторых, тем, что являясь владельцем торгового предприятия и салона красоты, не моргнув глазом, рисует себе и мужу в декларации о доходах зарплату в 10 тыс. руб. Да она на отопление своего шикарного коттеджа тратит больше, чем официально зарабатывает за месяц! Наконец, на всю страну Емельянова прогремела, когда сначала удочерила малютку из детдома, а через несколько лет вернула в приют, после чего через суд добилась того, чтобы у ребенка отобрали ее фамилию. Вышесказанное, кстати, исчерпывающе отвечает на вопрос, интересы  какой части общества защищает зюгановская компартия.

За КПРФ местный избиратель голосовал крайне вяло именно потому, что хорошо знал, что собой представляли эти «местные товарищи». Вот именно поэтому зюгаши и пригласили в качестве паровоза столичного гастролера Шевченко, о котором местные не знали ничего. Как бывший работник зомбоящика, Шевченко профессионально занимается популизмом и умеет привлечь к своей персоне внимание. В результате зюгаши получили почти вдвое лучший результат, чем на прошлых выборах, а Шевченко получил деньги и статус регионального парламентария. Получил ли он власть? Смешной вопрос. Какую власть ему, столичному мажору, дает мандат депутата провинциального представительства депутатов? Да и во Владимире он никто, звать его никак, он не имеет социальной базы, бизнес-интересов в регионе, не представляет интересы местных магнатов, и даже от имени КПРФ не имеет полномочий выступать. Все, что он может – это продавать свой голос, да и то сомнительно, учитывая, что уверенное большинство мандатов у едросни, и как голосуют зюгановцы, в принципе никакого значения не имеет, кроме символического.

Выводы: Максим Шевченко не занимается политикой, он кует личное счастье, отчаянно пробиваясь к кормушке, и ничего более. Одни идут к успеху, используя в качестве ресурса, скажем, дружбу с губернатором, как получивший скандальную известность Рауф Арашуков, сенатор от Ставрополья. Разве он политик? Бандит, коррупционер, богатей, но не политик. В Совфеде он занимался не политикой, а решал вопросы своего бизнеса. Вот и Шевченко того же разлива «политик», стремящийся не к власти, а к тем благам, которые она дает. И уж тем более, его ни при каких обстоятельствах нельзя считать оппозиционером.

Идеологически он совершенно стерилен – он будет орать с трибуны то, что выгодно в данный момент или за что заплатят. Сначала он яростно топил за Путина, являясь платным телепропагандоном режима, заседал в декоративном совете по правам человека и общественной палате при фюрере, яростно боролся с оранжевой угрозой во время болотных протестов. Потом решил, что пора бежать с тонущего корабля и переметнулся в оранжевый лагерь, заделавшись демократом и либералом. Но там у него ничего не выгорело, и наш герой стал пламенным коммунистом – во время президентских выборов топил за Грудинина и социализм, стал одним из руководителей «Левого фронта».

Про таких говорят – переобувается в воздухе. Но надо четко понимать мотивацию человека – Шевченко не стремится к власти, он не представляет ни политическую организацию, пусть даже маргинальную, ни какую-то часть общества, то есть не имеет социальной базы, он пытается пристроиться к кормушке, монетизировать свое мастерство балабола, и только-то.

Того же пошиба и попутчик Шевченко по «Левому Фронту» Серега Удальцов, только в отличие от первого, он просто феерически тупой. Если Шевченко – синоним слова «гибкость», то Удальцов – прямой и кондовый, как телеграфный столб. Раз присягнув на верность идеалам марксизьмы-коммунизьмы, он следует избранной тропой. Например, сегодня он гневно вписывается за наркорежим Мадуро лишь на том основании, что тот прикрывается строительством социализма. Любого диктатора-людоеда вроде Бокассы, объявившего о том, что строит социализм, Удальцов готов облобызать. Ну, если в 40 лет ума нет, уже и не будет, конечно.

Предел удальцовских мечтаний – мандат депутата ГосДуры от КПРФ, поэтому всю свою «политическую» карьеру он пытается продать себя Зюганову, но пока безуспешно. Конкуренция на рынке холуйства в коммуняцкой тусовке просто запредельная. Гиперактивность Удальцова, пожалуй, даже раздражает старших товарищей-зюгашей.
Многие мне попытаются возразить: да плевать, что Удальцов – тупой и вообще малоадекватный маргинал, главное, что он против путинского режима – настоящий оппозиционер, несгибаемый борец с режимом, прошедший путинские концлагеря. То, что Удальцов – жертва режима, я не спорю, его корочки швея-моториста тому доказательство. Но, простите, в каком месте он борется с режимом? Он – зюгановский холуй, однако Зюганов и КПРФ – это составная часть путинского режима, так же как прочие системные партии. Это, надеюсь, нет нужды доказывать.

Империалистическую политику Путина Удальцов поддерживает двумя руками – и войну с Украиной, и помощь братской Венесуэле. Против бомбежек Сирии он тоже не возражает. Ну а чо, режим диктаторов Асада – он ведь тоже социалистический, ему еще Советский союз помогал. В своем видеообращении Удальцов упрекал Путина как раз в том, что тот недостаточно оказывал помощи братскому режиму Мадуро. Просрали там 17 ярдов баксов, но Удальцов говорит – мало просрали, надо больше. Кто для Удальцова главный враг? Конечно, Америка, в своей американофобии он готов переплюнуть Кисилева со Скабеевой.

Вот такой это, прости хосспади, борец с режимом и радетель за рабочий класс. Пикет у американского посольства с лозунгом «Руки прочь от камрада Мудуро» – это Серега завсегда готов устроить. Так с режимом бороться безопасно и даже приятно. А вот когда акцию протеста проводили московские дворники – там «Левым фронтом» даже не пахло. Классовая борьба, интернациональная солидарность трудящихся? Не, не слышали, марксист Удальцов не в курсе, что это такое.

В общем, придется констатировать: так называемая внесистемная оппозиция не борется с властью. Максимум – пытается в нее вписаться, стать системной. Системная же оппозиция тем более не борется с режимом, который ее кормит, а лишь пытается выбить больше средств на свое содержание. Политика, то есть борьба за власть, тут вообще не причем. Еще раз повторяю: я вовсе не против того, чтобы все эти ребята хорошо устроились в жизни, вписались в структуры, обслуживающие Кремль на идеологическом, медийном поле, чтобы они получили места в общественных советах, экспертных институтах, время в телеэфирах и кэш за лоббирование интересов бизнес-структур того же олигарха Грудинина. Разве можно осуждать людей за конформизм и стремление к сладкой жизни? Я лишь пытаюсь донести до вас простую мысль: нельзя этих индивидов считать политиками, тем более, оппозиционерами. Это колоссальное заблуждение, формирующее у вас искаженную картину реальности.

ТРЕТЬЕ. Слышу визг недовольных: а ты, сука, чем лучше тех людей, которых обсираешь? Они-то, мол, хоть что-то делают, а ты только льешь помои. В отличие от этих я не притворяюсь политиком, не вру, что я оппозиционер, не корчу из себя патриота и не обслуживаю интересы путинского режима, имитируя борьбу с ним. В отличии от них я открыто заявляю: мне насрать на вас, путинские рабы, ваше место и место вашего гнилого духовноскрепного рейха – на помойке истории. Могу себе позволить роскошь быть честным и нелицемерным. Мои интересы категорически расходятся с интересами 95% россианской популяции. Я – ваш враг, матерый русофоб, непримиримый противник всей вашей дикости, варварства, тупости, рабства, религиозного мракобесия. Так что да, я однозначно хуже для вас, чем все эти оппозиционные няшки.

Кстати, вот еще какой любопытный феномен порой наблюдается. Есть противники Путина, недовольные тем, что Путин – фашист. А есть противники Путина, которые недовольны тем, что тот недостаточно фашист. Скажем, такой «непримиримый борец» с режимом, как Игорь Стрелков принципиально расходится со своим бывшим шефом только в одном – тот не рискнул начать широкомасштабную конвенциональную войну с Украиной. Все остальное Стрелков прощал ему раньше, с легкостью простит в будущем и с радостью пойдет ему на службу, если тот объявит святой крестовый поход на Киев и призовет «патриотов» под свои знамена. Вот такая она – русская «оппозиция» - если и бунтует, то только в формате подачи слезной челобитной царю.

Вопрос: есть ли в Раше хоть один настоящий оппозиционер? Отвечаю: оппозиционер – это не образ жизни, и не состояние душа, а всего лишь маркер политика, обозначающий его текущий статус. Сегодня он в оппозиции, завтра – участник правящей коалиции, и оппозиция противостоит уже ему. Для начала стоит выяснить, есть ли в РФ хоть один публичный политик. Он есть, но к сожалению, лишь один (я имею в виду на федеральном уровне) – это Алексей Навальный.

Вот он – действительно настоящий политик. Он ЕДИНСТВЕННЫЙ из всех четко обозначил свою цель – получение высшей власти. В условиях авторитарного режима можно получить либо всю власть, либо нисколько. Это при буржуазной демократии власть распределена – часть власти у правительства, часть – у парламента, суд обладает высшей юридической властью, пресса – четвертая власть, потому что формирует общественное мнение, у местного самоуправления – свои властные полномочия, на которые не смеет посягать государство. Поэтому в какой-нибудь Европе можно бороться только за кусочек власти, но никто не может обладать всею ее полнотой. В РФ самодержавная система власти, вся она сконцентрирована в руках одной группы (клана, банды, мафии), стоящей на вершине вертикали власти. Именно поэтому, кстати, и невозможно находиться в оппозиции системе, будучи системной партией, как КПРФ, ЛДПР, СР.

Так вот, Навальный не только объявил намерение взять высшую власть в стране, но и констатировал, что для этого придется уничтожить существующий фашистский режим. Впрочем, это и так очевидно, ни один фашистский режим никогда добровольно власть не отдавал. Следовательно, Навальный – не просто политик, а политик-РЕВОЛЮЦИОНЕР, потому что он имеет шанс получить власть исключительно в ходе революции. Да, он не кудахчет о революции, как Удальцов и прочие левацкие шуты, но Удальцов, напомню, стремится не к власти, а к тому, чтобы продать свои услуги КПРФ, ему революция нахер не нужна, потому что она сметет зюгашей, как буря гнилую листву.

Является Навальный идейным революционером, или нет – абсолютно неважно. Если бы можно было купить власть, получить ее по наследству, или на основании личной дружбы с Путиным он мог претендовать на место наследника престола, то, возможно, мой тезка воспользовался бы шансом добиться цели более рациональным путем. Но факт состоит в том, что единственный шанс на обретение власти ему дает революция, и потому объективно он революционер, хотя субъективно он может быть в душе матерым консерватором и реакционером. У реального политика есть только один бог, одна пораль, одна идеология – целесообразность. Революция для Навального целесообразна.

Навальный – единственный оппозиционный политик, и он же единственный ПУБЛИЧНЫЙ политик, поскольку намеревается взять власть с опорой на социальную базу, которую он с неослабевающим упорством расширяет последние 10 лет. Да, пока его социальная база совершенно ничтожна для взятия власти, и прирастает она катастрофически медленно. Но факт в том, абсолютно все прочие псевдооппозиционные партии, движения, секты, коалиции, координационные советы и комитеты не имеют социальной базы вообще. Членскую базу – имеют, и то не всегда, а социальная база у всех нулевая, то есть они не обладают АКТИВНОЙ поддержкой какой-либо части общества, не имеют низовых оргструктур, сетей активистов. На сегодняшний день реальная социальная база есть только у Путина и у Навального.

Если оценить базу последнего, то на глазок она составит в среднем 3-5%, в крупных городах может доходить до 10-15%.  То есть можно сказать, что оппозиция, как реальный политический фактор в стране отсутствует, она пока латентна, находится в эмбриональной стадии развития. (Продолжение)


Recent Posts from This Journal


promo kungurov май 17, 2012 21:02 12
Buy for 100 tokens
Мои серии: Если бы я был Сталиным, Возможна ли в РФ революция?, Как победить коррупцию, Теракты в московском метро: почерк спецслужб, Почему падает рубль, Украинскй зомбиленд: взгляд изнутри, Феномен Собянина: то, о чем не знают москвичи, Как я спасал режим Януковича, Анатомия…

  • 1
Я тоже не думал. Но надо же какие-то выводы делать из удивительных открытий. В том числе и организационные.

Ну он вроде сделал, в стенд бай ушёл.

  • 1