?

Log in

No account? Create an account

kungurov

Делай, что должен, и будь, что будет


Previous Entry Share Flag Next Entry
kungurov

Мадуро – фсё. Путин – следующий



Ну, вот, еще одним диктаторским режимом в мире стало меньше. Режим Мадуро в Венесуэле доживает последние дни. Я не буду описывать хроники происходящего и пытаться предугадать, куда сбежит обанкротившийся фюрер, если его не растерзает толпа, как Каддафи. Впрочем, вариантов у него немного – Куба, Никарагуа, Эквадор или РФ. Меня интересуют не столько факты, сколько тенденции и параллели с Россией. Я уже не раз говорил, повторю и сейчас: РФ повторяет путь Венесуэлы с лагом в несколько лет.

Объяснение в том, что модели экономик и систем управления у этих стран совершенно идентичны – это петрогосударства с мафиозными режимами во главе. Обе они ориентированы на экспорт углеводородов, внутренняя легитимность правящих режимов базировалась на том, что массы практически напрямую получали доходы от экспорта монопродукта. Купив таким образом «народную любовь», правящая верхушка в обоих случаях начинала лихорадочно набивать свой карман, совершенно одурев от вседозволенности и безнаказанности. Ничего удивительного в том, что дружественные фашистские режимы бурно лобызались еще со времен Чавеса. Смешно, но оба они, будучи зависимыми от США, любили играться в «противостояние с Америкой» (в основном в сфере пропаганды, конечно). Венесуэла, пока у нее были деньги, охотно покупала в РФ оружие. Путинская братва с венесуэльцами даже замутила общий бизнес по поставке в Европу кокаина (90% европейского трафика кокса контролирует РФ).

В обоих случаях закономерно произошел развал государственного организма (мафия принципиально непригодна для управления государством, она под другое заточена) и деградация экономики. В обоих случаях мафиозные режимы пытались удержать власть, вытаптывая оппозицию и наращивая репрессивный аппарат. Конец у этих нефтяных диктатур будет тоже одинаковым.

1. Вата все стерпит? Как я уже писал ранее, экономический базис, в рассматриваемых случаях это рентная модель национального хозяйства, оказывает определяющее влияние на политическую ментальность. Поэтому как в РФ 90% населения – тупая и совершенно безвольная вата, так и в Венесуэле абсолютное большинство населения до самого последнего момента пассивно поддерживали правящий режим. Ибо «Кто, если не он?», «Придут другие – будут воровать еще больше» и «Начальству виднее, а мы – люди маленькие, от нас ничего не зависит».

Поэтому предреволюционная ситуация в Венесуэле непозволительно затянулась. В связи с падением мировых нефтяных цен, развалом промышленности и фантастическим по масштабу воровством, поток экспортных доходов, необходимых для покупки лояльности населения, иссяк еще в 2015 г. В 2016 г. страна скатилась к состоянию катастрофы, начался голод. в 2016 г. из-за острого дефицита продуктов питания примерно три четверти венесуэльцев похудели в среднем почти на 9 кг. Ничего удивительного в том, что страна, в которой можно снимать три урожая в год, оказалась неспособна себя прокормить. Когда баррель стоил под сотку баксов, в Венесуэле, обладающей 23% мировых запасов нефти пришли к выводу, что ковырять землю нерентабельно, проще продавать черную жижу, а все необходимое покупать за границей. Ничего не напоминает?

Почти три года венесуэльцы существовали в состоянии полного пи…деца – голод, тотальная безработица, эпидемии, мусорный коллапс, инфляция, измеряемая тысячами, а теперь миллионами процентов в год, громадная по масштабам преступность. Больницы перестали работать, потому что медперсонал тупо разбежался в другие страны (всего сбежало более 10% населения), перестали работать школы, госучреждения, магазины, да вообще почти все перестало работать. Какой смысл работать, если деньги ничего не стоят, купить нечего и негде, а безработным хотя бы выдают талоны на еду? Чтобы отоварить их, надо целый день стоять в очереди, так что работать в любом случае некогда.

Почему, дойдя до ручки, люди не пытались свергнуть обосравшуюся власть? Так бесплатные талоны на еду она же раздавала? Вот на этом режим и держался – на пассивной лояльности быдла. Средний класс, конечно, бунтовал все эти годы, да и в период нефтяной халявы при Чавесе он тоже периодически на улицу выходил – ему, видите ли, свободы, демократии и инновационного развития не хватало. Но средний класс, активно недовольный фашизмом – это 5% населения. 5% активные сторонники режима – бандиты, бандиты в погонах (армия, полиция, нацгвардия, спецслужбы), чиновники и менеджеры государственной нефтяной корпорации. Остальные 90% - пассивно лояльная режиму вата (ну, или как там плебс называется?).

Эмпирическим путем было установлено, что в режиме полной жопы венесуэльский ватник способен существовать до трех лет. Насколько более труслив и туп русский ватник? Опыт ЛуганДонии показывает, что в аналогичных условиях русский терпила смиренно выживает уже почти пять лет. Но здесь мы имеем дело с жопой локального масштаба, так что это не совсем тот случай.

2. Нет лидеров, значит революции не будет, в чем свято уверена быдломасса Раши. Это глупейшее заблуждение, о чем я говорил неоднократно. ВСЕГДА лидеры появляются только в ходе революции, в момент перехода предреволюционной ситуации (когда системные условия для революции созрели, но не сложились конкретные условия для краха правящего режима) к ситуации революционной, когда конкретные события провоцируют обвал нежизнеспособной политической конструкции. В современных условиях возможны сетевые социальные революционные движения, вообще не имеющие лидеров. Хороший пример дает движение желтых жилетов в Европе. Совершенно никто не возглавлял бунты в Иране на рубеже 2018 г.

Кто знал еще месяц назад имя Хуана Гуайдо, провозгласившем себя президентом Венесуэлы 23 января? Точно так же до февраля 1917 г. Керенский был абсолютно ничтожной в политическом смысле фигурой, то есть он был никем. Имя Ленина до апреля 17-го не было известно 99,9% населения Российской империи. То, что Порошенко станет постмайданным президентом Украины, не знал даже сам Порошенко в тот момент, когда Янукович драпал в Ростов. Нынешняя революция в Венесуэле в очередной раз доказывает, что она происходит вне зависимости от наличия раскрученных лидеров, вне зависимости от желания и готовности политиков и масс.

Острая фаза революционного кризиса во все времена во всех странах характеризуется двоевластием. В России в 1917 г. двоевластие в формате «царь – дума» уже в момент краха монархии трансформировалось в противостояние временного правительства и советов, разрешившееся в октябре того же года в пользу однопартийной большевистской диктатуры, сделавшей ставку на низовое движение советов. В формате двоевластия никакая социальная система не способна существовать сколь-нибудь длительное время. Двоевластие – это не агрегатное состояние политического режима, это – процесс, причем процесс достаточно быстро развивающийся.

Поэтому в самое ближайшее время кризис в Венесуэле разрешится либо в пользу Мадуро (что есть фантастика), либо в пользу восставших. Что может сделать диктатура для того, чтобы ликвидировать двоевластие? Только одно – утопить восстание в крови. Но даже гипотетически это не спасет режим, а только вызовет ответную реакцию общества, то есть в теории возможно превращение Венесуэлы в Сирию, когда режим контролирует одну часть страны, повстанцы – другую. Раздел территории – тоже своего рода выход из ситуации двоевластия. Но причины кризиса это не устраняет в любом случае.

К тому же вопрос дееспособности венесуэльских силовиков и их преданность диктатору под большим вопросом. Когда на улицу выходили хипстеры, студентики, мелкие буржуа и «пятая колонна», они могли смело размазывать печень недовольных по асфальту. В ситуации, когда на улицы вчера-позавчера вышли миллионы, полиция просто исчезла, а армия не вышла из казарм. Генералы трусливо выжидают, чья возьмет. В сложившихся условиях не имеет значения ни количество проправительственных зондер-команд, ни их оснащение водометами и пулеметами, ни уровень материального обеспечения карателей. Жизнь в любом случае дороже денег, дураков подставлять свою голову ради фюрера нет.

Даже если предположить, что армия начнет войну против своего народа, победить она не сможет по определению. Венесуэла, как всякая фашистская страна, испортила отношения со своими соседями, особенно с Колумбией, с которой чуть было не дошло до военного столкновения еще при Чавесе. Поэтому в случае срыва страны в омут кровавого хаоса, Колумбия и Бразилия совершат интервенцию в Венесуэлу, поддержав повстанцев. Они это сделают даже не из любви к демократии или ненависти к фашизму, а просто ради защиты своих интересов, потому что когда под боком у тебя идет гражданская война, возникает масса проблем с беженцами, преступностью, контрабандой оружия, террористами, нарушением международных транспортных артерий и т. д.

Так что можно с уверенность констатировать – режим Мадуро обречен. Встретив пассивность и растерянность власти, протестующие перейдут к активным действиям и начнут захватывать органы власти, разоружать полицию, создавать свою милицию и налаживать муниципальные службы. При более быстром развитии событий толпа просто двинется к президентскому дворцу, и в этот момент диктатор сбежит.

3. Во всем виноваты пиндосы! Кремлевская пропаганда уже взывала о том, что мутят воду в Венесуэле проклятые американцы. Бред полнейший! Для того, чтобы свалить режим Мадуро, американцам ничего не надо мутить совершенно. Сегодня даже после существенного обвала добычи, Венесуэла 41-45% добываемой нефти поставляет в США (ранее эта доля была значительно выше). Просто отказавшись от венесуэльской нефти, Вашингтон мог обрушить ситуацию в стране. Американцы могли безболезненно для себя сделать это, поскольку в их экспортном балансе из Венесуэлы поступает только 7% ввозимой нефти, а в общем объеме потребления это просто капля в море.

Если бы Вашингтон желал, он мог легко хаотизировать ситуацию в стране в 2015-2018 гг. Но какая выгода американцам от этого? Ведь они привыкли руководствоваться именно выгодой. Выгодно было в тот момент спонсировать режим Мадуро, несмотря на то, что он был фашистским и расстреливал мирные демонстрации. Рациональные янки привычно закрыли на это глаза. Они охотно давали Каракасу в долг, беря в залог золото за треть его стоимости и венесуэльские нефтеперерабатывающие активы в США с фантастическим дисконтом в 69%. Вскоре все это имущество перешло в их руки, но даже в этом случае США не вмешивались во внутренние дела Венесуэлы, ограничиваясь символическими санкциями. А зачем? Обанкротившийся правящий режим от безысходности готов им был продавать нефть с большой скидкой. Это – выгодно.

И вот, наконец, диктатура начала схлапываться. Вашингтон тут же признал Гуайдо легитимным главой страны (самовыборы Мадуро в 2018 г. не признал почти никто в мире, кроме братских диктаторских режимов). Потому что это – выгодно. Мадуро разорвал дипотношения с США и дал американским дипломатам 72 часа на то, чтобы эвакуироваться. Вашинтон заметил, что Мадуро – самозванец, отношения он поддерживает с законными властями Венесуэлы, а если кто-то попробует применить насилие в отношение американских граждан, получит по щам. Подобные заявления деморализуют диктаторский режим не меньше, чем массовые протесты.

4. Какие у РФ интересы в Венесуэле? Как нетрудно заметить, подобные действия США, то есть публичные высказывания госдеповских клерков, ничего не стоят американскому налогоплательщику. Точно так же ничего не тратили американцы на поддержку венесуэльской оппозиции, предпочитая финансовой моральную помощь. Иное дело – путинская Раша, которая потратила на спонсирование братского фашистского режима порядка $17 млрд., не считая бесплатной продуктовой помощи. Все эти инвестиции можно смело признать потерянными.

Китай вложился в Венесуэлу гораздо больше – объем их инвестиций оценивается в $50-60 млрд. Почему же Пекин не устраивает истерику и не шлет в Венесуэлу свои бомбардировщики и авианосцы для демонстрации своей поддержки? В отличие от Кремля, там же не идиоты сидят. Поскольку Китай являлся вторым по объему покупателем венесуэльской нефти после США, Венесуэла вынуждена будет признавать свои финансовые обязательства перед Пекином при любой власти. Китайцам в принципе без разницы, кто будет править страной (хотя в плане бизнеса со слабым диктаторским режимом, конечно, проще иметь дело).

Так что китайцы станут просто пассивно ждать, чья возьмет, после чего продолжат дружить с Венесуэлой на своих условиях. Для путинского же режима крах Мадуро будет крайне болезненным ударом как моральным, так и финансовым. Дело в том, что так называемые «инвестиции» в Венесуэлу – это всего лишь оплата за поставки кокаина. Схема великолепна: наркотой барыжит мафия, а расплачивается с поставщиками она бюджетными деньгами в виде кредитов, которые потом списываются. Как нетрудно догадаться, доходами от наркотрафика бандиты с населением Раши не делятся.

Именно поэтому Пуйло будет изо всех своих хилых сил пытаться удержать на плаву политический труп Мадуро. Поскольку от РФ Венесуэле в принципе ничего не нужно, рассчитывать на то, что новая власть признает долги чавистского режима перед Кремлем, совершенно глупо. Да и не в долгах и «инвестициях» дело. Рушится отлаженный годами наркобизнес по поставке колумбийского кокса (власти Венесуэлы поддерживали тесные отношения с левым колумбийским наркокортелем FARC-EP) в Европу – вот что страшно.

5. Мадуро – легитимный президент или узурпатор власти? Формально Мадуро как бы законный правитель, поскольку на президентских выборах 2018 г. он получил свыше 67% голосов избирателей. И, вроде как, даже считали относительно честно. Однако никто, кроме братских диктаторских режимов итоги этих выборов не признал. Причина в том, что «выборы» проходили по классической путинской схеме – всех потенциально опасных кандидатов тупо не допустили до участия в процессе (в том числе путем уголовного преследования), и диктатор «честно конкурировал» с назначенными самим собой спарринг-партнерами.

Так что, если кто-то верует, что путинские 76% на выборах 2018 г. что-то значат и чего-то стоят, я вынужден разочаровать. В фашистских странах легитимность власти не обеспечивается выборами. И Али в Тунисе, и Мубарак в Египте, и Асад в Сирии стабильно набирали на выборах свои овер 90% голосов. Чем они им помогли, когда припекло? Сторонники диктаторов никогда не выходят на улицу спасать своего вождя, потому что любая диктатура опирается на ПАССИВНУЮ лояльность масс.



6. Ну, когда же? После того, как чавистская хунта в Венесуэле рухнет, встанет вопрос: кто следующий? В мире не так уж и много осталось крупных диктаторских режимов. Может быть, следующим станет Иран. Но я все же надеюсь, что РФ. Системно режим уже утратил жизнеспособность и возможность к внутренней трансформации. Вопрос лишь в скорости деградационных процессов и факторе условий, провоцирующих острый кризис, предпосылки для которого созрели уже 4-5 лет назад.

Вряд ли стоит ждать краха путинизма в 2019 г. (если только плешивая мразь в ящик не сыграет). Опасный рубеж – 2021 г., когда должны состояться парламентские выборы. Дело даже не в самих выборах, нарисуют кому надо, сколько надо процентов. Проблема в падении внутренней легитимности режима и международных последствиях этого. Если все продолжит идти естественным путем, то после трехлетия полной жопы, окончательно весь этот Ебанаторий навернется на рубеже 2024-2025 гг. Впрочем так далеко загадывать просто глупо. Картонный путлеровский рейх, склеенный соплями и оштукатуренный навозом, уже настолько расшатан, что рухнуть может от любого неосторожного чиха. Одно радует: с каждым днем его обрушение становится все более очевидным, и новости из Венесуэлы укрепляют уверенность в этом.

Нasta la victoria siempre!

Recent Posts from This Journal


promo kungurov май 17, 2012 21:02 12
Buy for 100 tokens
Мои серии: Если бы я был Сталиным, Возможна ли в РФ революция?, Как победить коррупцию, Теракты в московском метро: почерк спецслужб, Почему падает рубль, Украинскй зомбиленд: взгляд изнутри, Феномен Собянина: то, о чем не знают москвичи, Как я спасал режим Януковича, Анатомия…

  • 1
Расскажи чем

  • 1