Алексей Кунгуров (kungurov) wrote,
Алексей Кунгуров
kungurov

Categories:

Крах украинской мечты



Начало здесь. Предыдущая публикация, точнее, комментарии под ней, позволили наглядно посмотреть, чем ватаны отличаются от вышиватников. Разница есть, например, всякий ватник – вождист или, самое меньшее, упоротый этатист, то есть лицо, обожествляющее государство. Впрочем, вождизм – это просто крайнее проявление этатизма, когда государство олицетворяется фигурой фюрера. По вполне естественным причинам вождизм фашистского толка на Украине не проявляется, поскольку это государство олигархическое, а не авторитарное.

На этом основании свидомые украинцы мнят себя свободными людьми, противопоставляя свое вільнолюбство московитам-рабам. Не спорю, что уровень политических свобод и политической культуры на Украине гораздо выше, чем в РФ… Нет, правильнее сказать – несравнимо выше. Но принципиально люди по обе стороны поребрика мало отличаются. Отличается инструментарий воздействия на них. Если в РФ предпочтение отдается насилию (прежде всего – моральному), которому рабы охотно (хм, и даже с удовольствием) подчиняются, то на Украине доминируют манипулятивные приемы воздействия на массовое сознание.

Инструментарий разный, результат же схожий: в обоих случаях наблюдается крайняя степень неадекватности в восприятии себя в реальности. И если одни считают так, а другие – иначе, это вовсе не означает, что кто-то прав, а оппонент ошибается. И рус-ватня и укро-свидомиты фанатично уверены, что их страны избрали единственно верный правильный путь, однако ни те, ни другие в принципе не могут ответить, К ЧЕМУ они хотят прийти, отделываясь примитивными пропагандистскими штампами. Одни блеют про европейский путь развития, другие – про особый путь духовноскрепной сверхдержавности.

Смешно было наблюдать за потугами заукраинцев найти убедительные успехи в своем богоспасаемом отечестве. Они искренне недоумевали: как можно сравнивать экономические показатели советской Украины и сегодняшней? Дескать, до 2014 г. Украина была колонией и от украинцев вообще ничего не зависело. Освободились же от кацапского ига они только четыре года назад, и это является точкой отсчета. А за истекший период налицо и рост экономики, и расцвет гражданского общества, и укрепление международного влияния. Ничего не напоминает?

Да-да-да. Ватная пропаганда точно так же делит историю страны на «до» и «после». До восществия на престол Путина, то есть до 31 декабря 1999 г. – был ад, а с 1 января 2000 г. началось эпическое вставание с колен. Соответственно, все что было до этой сакральной даты, как бы перестало существовать, все ныне сущее – есть итог усилий путинского режима. Мол, 20 лет назад ездили на раздроченных «Жигулях», а сегодня во дворах все забито иномарками; раньше отдыхали на дачах над грядкой кверху сракой, а теперь ездим в Турцию, шикуем в формате all inclusive; раньше средняя зарплата была $300, а сегодня – $530… Ну, и все в том же духе.

Однако стоит только сравнить основные экономические показатели РСФСР упадочного 1990 г. с нынешними – и благостная картина рушится. Да, верхние слои населения сегодня потребляют больше, чем при совке (за счет тех, кто потребляет меньше, но это мелочи), однако средние показатели потребления слегка уступают даже цифрам 30-летней давности. К тому же потребление – далеко не основной экономический индикатор. Потребление всегда есть величина производная от уровня производства. Производство же – это не только собственно изготовление конечного потребительского продукта, но и инвестиции в основные фонды. Если в 80-е годы СССР реинвестировал в фонды развития 36% национального дохода, то сегодня РФ по оптимистическим (то есть безбожно завышенным) данным Росстата вкладывает в развитие 18% ВВП. Потребление же поддерживается за счет проедания основных фондов и рентных доходов от экспорта сырья, причем оба источника катастрофически скудеют.

Если сегодня цены на нефть упадут до уровня 80-х годов, сможет ли правящий режим поддерживать уровень потребления? Вопрос совершенно риторический, потому что даже на фоне двухлетнего роста мировых цен на углеводороды уровень потребления в РФ падал, пусть и не обвально, а в режиме стагнации. Если же сегодня общество вдруг осознает (ну, чисто гипотетически, конечно), что лишь для воспроизводства основных фондов необходимо реинвестировать в развитие 30% национального дохода, а для того, чтобы добиться роста экономики, предстоит вкладывать значительно больше (Китай вкладывал в основные фонды до 48% ВВП), то что останется для потребления? Примерно НИ-ЧЕ-Г0. Потому что, все, что можно, уже просрали в годы благословенного путинизма, променяли на те самые импортные тачки и прочие бусы.

Именно поэтому базовые экономические макропоказатели бессмысленно сравнивать год к году и в отрыве друг от друга. Только динамика на длительном временном отрезке показывает истинное положение дел. Вот так же и на Украине: да, последние пару лет статистически экономика растет, да еще эвон как бурно – на 3-4% в год. Но на самом деле это так называемый компенсационный рост, то есть не рост, а преодоление спада. Берем временной отрезок в 5 лет – и никакого роста укро-экономики, как ни бывало ни по одному показателю! Видим спад, причем внушительный. А уж если попытаться очертить траекторию экономических успехов на шкале в 25-30 лет, то тут можно спорить лишь об одном: имеет место падение или обвал.

За истекший исторический период произошло не просто снижение темпов, изменения носят фундаментальный характер – произошла системная деградация украинской экономики, ее переход от индустриального типа к доиндустриальному рентному укладу. Вместо наращивания добавленной стоимости труда имело место лишь проедание сырьевой ренты (угольной, металлургической, газотранспортной) и основных фондов. Как показано выше на примере РФ, наращивать потребление можно за счет утилизации фондов развития и ранее накопленного капитала, а вовсе не за счет наращивания производства.

Однако, что россианские вато-дебилы, что их украинские аналоги в вышиванках едины в своем феерическом заблуждении, что уровень потребления есть единственное мерило успеха социального генезиса. Я еще 6-7 лет назад вовсю каркал и «всёпропальничал»: системная деградация экономики делает проект «РФ» нежизнеспособным. При сохранении тенденций к наращиванию уровня потребления за счет наращивания долга, проедания ренты и фондов развития политический крах режима неизбежен, а в случае неспособности преодолеть кризис неминуема и гибель социальной системы (то есть России, как исторического субъекта). Сроки не называл, конечно, говорил о ближайших годах. Впереди были и пик нефтяных цен, и сиропный апофеоз стабильности, и олимпийско-крымский триумф путинизма. Застабилы самодовольно ржали: мол, Кунгуров ибанулся: какой крах может быть в ситуации, когда зарплаты растут на 10% в год?

В ситуации роста зарплат на 10% ежегодно, крах, разумеется, невозможен. Но вот какой интересный феномен я наблюдал: в нулевые годы нефть дорожала условно на 20% в год, экономика давала прирост 5% ежегодно, а уровень доходов населения рос опережающими темпами – на 10%. За счет чего? За счет утилизации основных фондов, которые эксплуатировались на износ без адекватных вложений в их воспроизводство, причем это относится и к нефтегазовой отрасли. На этом и базировался общественный консенсус путинизма: воруем и жируем вместе! Однако в отличие от производства, которое дает БЕСКОНЕЧНЫЙ источник ресурсов, утилизация невозобновляемых сырьевых источников и прожор ранее накопленного капитала не может длиться вечно. Не все коту масленница, как говорится.



Прошло всего каких-то 6-7 лет. Что мы наблюдаем: при росте нефтяных цен на 30-50% в год (Brent подорожал с $32 в начале 2016 г. до $88 осенью 2018 г.) номинальный рост россианской экономики не превышает 2% в годовом выражении, и что совершенно ставит в тупик диванных экономистов, он абсолютно НЕ КОНВЕРТИРУЕТСЯ В БЛАГОСОСТОЯНИЕ: реальные доходы населения продолжают падать пятый год подряд. Нефть не может напрямую кормить 145-миллионное население. Как показывает опыт Венесуэлы, обладающей самыми крупными в мире запасами черного золота, даже 30 миллионов ртов черной жижей не осчастливишь. Нефтедоллары выполняли роль смазки ржавых шестеренок советской по происхождению индустрии, слегка реанимированной примаковским правительством в конце 90-х, те худо-бедно крутились и давали средства к существованию для десятков миллионов людей. Однако по мере их выхода из строя нефтяная рента стала напрямую расходоваться на прокорм населения через бюджет, минуя промышленный мультипликатор. Рост сырьевой маржи позволял даже наращивать потребление без каких-либо усилий.

И вот лафа закончилась. В начале нулевых экономика бурно росла при барреле в 30 баксов, сегодня она обваливается при $60 за бочку. Потому что ресурс устойчивости экономики благополучно проели, прожгли в потребительском угаре. Тот экономический рост, который рисует «Росстат», даже если не брать в расчет мухлеж с методиками, носит исключительно виртуальный характер. Он вообще не имеет отношения к экономике. Да, доходы от экспорта черной жижи растут, но в экономику-то они не поступают, будучи утилизированными в ЗВР и прочих «общаках». А без нефтедолларового допинга экономика демонстрирует полнейшую нежизнеспособность. Да, какое-то время (не исключено, что даже десятилетия) правящий режим еще протянет, утилизируя «вторую нефть», то есть население. Но и этот ресурс носит конечный характер. Причем речь идет даже не о физическом ресурсе, а о моральном – каким бы ватным и рабски-терпильским общество ни было в целом, оно не однородно и кое-какой протестный потенциал (пока совершенно латентный, к сожалению) у него имеется.

Вернемся к нашим баранам к Украине. Чем принципиально украинская экономика образца 1991 г. отличалась от россианской? В целом более высоким уровнем передела. Большей высокотехнологичностью производства, лучшей транспортной связностью и общей инфраструктурной обеспеченностью, включая энергетическую. Отличная научно-образовательная база, авиастроительный комплекс полного цикла (кроме Украины был только у ЕС и еще четырех стран в мире), квалифицированная рабочая сила и инженерные кадры (Китай тогда просто сосал на фоне Украины, даже сегодня украинцы еще торгуют с Поднебесной советскими авиационными технологиями 70-х годов). Один из мощнейших в мире судостроительных комплексов, передовое ракетно-космическое производство (Южмаш), развитый АПК. Близость к Европе, более мягкий, чем в РФ, климат, полное отсутствие внешних долгов, отсутствие угрозы межнациональных конфликтов, более низкий уровень милитаризации, более стабильная, чем у восточного соседа, политическая ситуация.

Все это давало несравнимо лучшие стартовые условия для новоиспеченного украинского государства, чем у РФ. Проигрывала она бывшей «метрополии» разве что в обеспечении минеральными энергоресурсами (кроме угля), но и тут 90-е годы с их низкой стоимостью углеводородов давали фору Украине и играли против РФ. И как вы, ребятки, всем этим стартовым капиталом распорядились? Вы же умудрились все просрать! Польша, которая в 1991 г. уступала Украине абсолютно по всем статьям, сегодня обгоняет желто-голубую державу, совершенно во всем. И прибалтийские карлики находятся на принципиально иной ступени развития. Даже Белоруссия, которую язык не поворачивается назвать успешным государством, свой потенциал после развала империи использовала куда эффективнее.

Так в чем принципиальная разница между кацапским быдлом и хохлопитеками? И те, и другие угробили свои экономики. Кто в этом деле больше преуспел – вопрос спорный, я не берусь на него сейчас ответить. И те, и другие уверены, что сделали все правильно, потому что совковая индустрия – отстой. Ну, отчасти это верно, советская промышленность имела ахиллесову пяту – кошмарно низкую энергоэффективность (энергоресурсы-то в СССР были дешевые). Ну так устраните проблему – и будет конфетка. В конце концов заимствуйте импортные продвинутые технологии, модернизируйте то, что потенциально имеет перспективы. Нет, сука, все проебали до основания, до самого, блять, днища!