Алексей Кунгуров (kungurov) wrote,
Алексей Кунгуров
kungurov

Category:

Возможна ли в РФ революция? Часть 1.

На этот вопрос большинство отвечают с позиций своих идеологических пристрастий. Сторонники власти хвастливо заявляют о том, что популярность правящего тандема настолько велика, социальная стабильность не вызывает никаких сомнений, а потому никакой революции, ни оранжевой, ни тем более красной, просто быть не может. Противники Кремля в ответ злобно шипят про рост протестных настроений, обнищание масс, про дикий разгул коррупции и прочие «прелести», которые, дескать, есть явные признаки того, что «верхи не могут, а низы не хотят».

Я же, как человек довольно цнинчно относящийся ко всякого рода идеологическим доктринам, предлагаю посмотреть на вопрос с чисто технологической стороны.

Революция - есть процесс радикальной смены элит, вследствие банкротства правящего режима. Далеко не всегда правящая верхушка добровольно признает себя несостоятельной (в России это вообще не принято), и тогда власть переходит в руки новой (революционной) элиты в результате государственного переворота, когда преемственность власти нарушается. Но базис всякой революции несомненно лежит в экономической сфере. Проще говоря, в стране со здоровой экономикой нет предпосылок для революции, какой бы злобный тиран не стоял у руля. И наоборот, если национальное хозяйство трещит по швам, даже самый популярный вождь мгновенно становится объектом ненависти масс, а госаппарат перестает нормально функционировать, делая вождя заложником собственного бессилия.

Стартером почти всякой революции является развал финансовой системы. Состояние государственных финансов - вот главнейший  революционный барометр страны. К февралю 1917 г. в результате некомпетентной финансовой политики правительства рост почти в пять раз объема денежной массы в России привел к сильной инфляции, что вызвало недовольство населения. В данном случае я отделяю финансовую политику от объективных экономических трудностей военного времени потому, что последнее зачастую являлось не причиной, а следствием кредитной политики царского кабинета. Например, после получения оборонных заказов предприятиями Уральского промышленного района, объемы производства на них не выросли, а упали(!!!), зато только официальные доходы акционеров возросли в полтора-два раза. Фактически правительство позволило частному бизнесу безнаказанно разворовывать бюджетные средства. «Откаты» тогда назывались по-другому, но «откатная» экономика существенно приблизила закат царизма.

Нынче ситуация один в один: реальное производство падает, а доходы его владельцев растут. Государство осуществляет дико затратные «инвестиционные проекты», которые на выходе не дают ничего кроме убытков. Например, в УрФО уже который год десятки миллиардов рублей бросаются в топку мегапроекта «Урал промышленный - Урал полярный». На выходе только красочные презентации и провальные проекты вроде строительства заводов (например, «Полярный кварц»), которые никогда не будут ничего производить. Они вообще не будут построены, ибо бесконечный процесс строительства есть лишь повод для получения бюджетных траншей с последующим их распилом.

Но финансовая политика царя Николашки в последние годы его царствования кажется образцом здравомыслия по сравнению с тем, что устроили либералы-февралисты, дорвавшись до власти. Складывается впечатление, что они решили с помощью бешеной эмиссии в кратчайшие сроки уничтожить финансовое хозяйство страны. Надо признать, с этой задачей они справились блестяще, подготовив благодатную почву для Октября.

В 1989 году, когда перестройщики перешли к активной фазе свой деятельности по уничтожению СССР, была осуществлена разрушительная по масштабу финансовая диверсия - Государственный банк разрешил обналичивание безналичных средств предприятий, которые использовались ранее лишь для расчетов между юридическими лицами и государством. В результате громадные денежные массы хлынули на потребительский рынок, вызвав инфляцию и тотальный дефицит. Именно тогда были введены карточки на продукты, которые люди помнили разве что по годам войны. Разумеется, демо-СМИ тут же объяснили народу, что экономический хаос возник из-за врожденной неэффективности социалистического хозяйства.

Эксклюзивное право на обналичивание средств предприятий получили так называемые центры научно-технического творчества молодежи (ЦНТТМ), которые создавались под эгидой ВЛКСМ или КПСС. Очень скоро на базе этих ЦНТТМ возникли первые коммерческие банки - инкубаторы олигархии (одним из активистов НТТМ был Миша Ходорковский). Именно тогда, еще при жизни СССР, стартовал процесс теневой приватизации. Государственные предприятия обрели право хозяйственной самостоятельности, а директора смогли распоряжаться крупными суммами «черного» нала. Нетрудно догадаться, что многие тут же использовали этот даровой ресурс для личного обогащения. Итог - крах СССР. Проводником столь «мудрой» финансовой политики стал Виктор Геращенко - один из теневых архитекторов Перестройки. Геращенко - уникальный в своем роде специалист - любую кризисную ситуацию он исхитрялся превратить в катастрофу. Как известно, на финансовых катастрофах делается самый большой банкирский гешефт, так что удивляться этому не стоит.

С 1992 года в РФ официально введен режим внешнего валютного управления (currensy board), когда курс национальной денежной единицы привязывается к иностранной валюте, и государство утрачивает суверенитет в проведении эмиссионной политики. Совершенно официально эмиссионный центр РФ - Центробанк - частное предприятие, и государство не имеет права вмешиваться в его «внутренние» дела. Кто же контролирует ЦБ РФ? Золотой запас страны - единственный реальный актив - находится за рубежом на счетах Всемирного Банка. Кое-какие выводы сделать можно. Если верить Уставу, то основной обязанностью Центробанка является поддержка стабильного курса доллара по отношению к рублю. Экспортеры обязаны сдавать ему валютную выручку, поэтому в периоды высоких нефтяных цен осуществляется усиленная эмиссия. Валюта тут же возвращается за рубеж, мы же имеем взамен лишь усиление инфляции и опережающий ее рост потребительских цен. Это, следует отметить, происходит именно в годы экономического роста. Во время кризиса же, как ни странно, инфляция замедляется, поскольку приток валюты снижается.

На первый взгляд кажется, будто финансовое положение РФ будет относительно стабильным по крайней мере до тех пор, пока не рухнут нефтяные цены. Но это иллюзия. Поскольку РФ фактически не обладает финансовым суверенитетом, коллапс может случиться в любой момент, даже если цена барреля будет ползти вверх. Вот что произошло в 1998 г. в Индонезии:

«Президент Индонезии Сухарто правил страной около 30 лет. За это время Индонезия превратилась в крупную промышленную державу. Страна открылась для капитала, и поток инвестиций хлынул в индонезийскую экономику. Темпы прироста до 1997 года составляли около 7% в год. Возникали новые отрасли промышленности. И вдруг, как по приказу свыше, началось паническое бегство иностранного капитала за границу. Возникла финансовая паника, при которой иностранцы стремились забрать свои капиталы из попавшей в беду страны. К уходу иностранных капиталов добавилась волна бегства капиталов, принадлежащих местным собственникам.

В отличие от остальных стран ЮВА, где в основном сохранилась стабильность цен, в Индонезии произошел сильный всплеск инфляции, объяснявшийся большими размерами падения курса индонезийской рупии.

Индонезийские города страдают перенаселенностью, особенно Джакарта. Поэтому там имеется значительный социальный слой безработных лиц, имеющих временную работу, и криминальных элементов. Рост цен в сочетании с ростом безработицы, вызвало вспышку беспорядков. В начале января 1998 года, когда курс доллара в Джакарте достиг 11 тысяч рупий (до кризиса он колебался в пределах 2-3 тысячи), началась паническая скупка продуктов и предметов первой необходимости, образовались очереди и давки в магазинах. В Джакарте произошли погромы на этнической почве - избиения и убийства этнических китайцев.

Уличное насилие достигло пика в мае 1998 года. К тому моменту к экономическим требованиям добавились политические. После того, как во время студенческой антиправительственной демонстрации были убиты и ранены несколько человек, начались настоящие уличные бои, в ходе которых, только по официальным данным, погибли около 1200 человек. Политический кризис принял необратимый характер. Председатель парламента потребовал отставки Сухарто. Руководство вооруженных сил, на которое ранее президент неоднократно опирался, заняло выжидательную позицию.

19 мая несколько тысяч студентов заняли здание парламента и три дня удерживали его. Парламент вместе с лидерами студенческого движения предъявил Сухарто ультиматум. 21 мая 1998 года, после 32 лет диктаторского правления, 77-летний президент объявил о своей отставке.» (Максим Петров, «Механизмы государственных переворотов»).

Совершенно очевидно, что свержение Сухарто было организовано внешними силами, ибо дееспособной оппозиции в Индонезии просто не было. Спрашивается, зачем Большие Дяди свергли Сухарто, если он, как и наши либерасты, все реформы в стране проводил под их диктовку? Ответ банален - не захотел делиться. Практически все прибыльные отрасли экономики сосредоточились непосредственно в руках клана Сухарто. Поэтому буйные джакартские студентики и были использованы Дядями для защиты своих интересов. В этом случае, кстати, чем сильнее в студенческой среде левые настроения, тем лучше для мирового капитала, ибо левацкий молодняк всегда можно использовать в качестве пушечного революционного мяса.

Возможен ли в РФ вариант внешней финансово-экономической агрессии? Давайте посмотрим. Тупые путинисты иногда пафасно заявляют, что Путин вытащил Россию из долговой ямы. Умные путинисты этой темы вообще стараются не касаться, ибо никогда в своей истории страна так стремительно не влезала в долги, как в годы путинской стабильности и «экономического роста». В момент первого восшествия «преемника» на кремлевский престол в начале 2000 года совокупный внешний долг РФ составлял $159 млрд. Пика он достиг через пару месяцев после оставления Путиным президентского поста — в III квартале 2008 года — $542,1 млрд (из них $499,3 млрд приходилось на корпоративный сектор).

На 1 января 2010 года совокупный внешний долг составил $471,6 млрд, из которых $37,6 млрд принадлежат государству. За 2009 год общий долг сократился на $9 млрд. Не спешите радоваться положительной динамике, выплаты по казенному долгу государство делать уже не в состоянии. В текущем году оно должно вернуть кредиторам $4,6 млрд, однако уже в апреле впервые за 12 лет правительство прибегло к внешним заимстованиям в размере $5,5 млрд. Первоначально Кудрин собирался подзанять в Европе $17 млрд, но к счастью для Кремля вверх скакнули нефтяные цены.

Корпорации же должны отдать должков в этом году на $91,3 млрд (по другим данным на $124 млрд). И они их отдадут, можете не сомневаться. Но отдадут явно не из прибыли, ибо с прибылями в период кризиса почти у всех дела обстоят неважно. Сокращение долга корпораций происходит зачастую путем так называемой реструктуризации, когда заемщик передает кредитору не деньги, а свои акции. Даже в самом благополучном предкризисном 2007 г. российские компании, чтобы расплатиться по долгам, вынуждены были занимать, наращивая свои долги, то с началом кризиса гасить задолженность они могут только за счет передачи кредиторам своих акций.

Таким образом происходит ползучий процесс утекания за рубеж отечественных капиталов. Ну, отобрал Путин «Юкос» у Ходорковского, но кто сказал, что он вернул актив государству? «Роснефть», которой достался этот лакомый кусок в шесть лет назад, в долгах, как в шелках - в 2007 году долги компании (более $27 млрд) превышали 70% ее рыночной стоимости, при том, что государство простило ей налоговые долги «Юкоса». Если до 2006 года компания на 100% принадлежала государству, то в июле того же года Федеральная служба по финансовым рынкам России разрешила размещение и обращение за пределами страны 22,5 % акций «Роснефти». Процесс утечки, что называется, пошел. Не смотря на падение добычи и резкое снижение прибыли, «Роснефть» продолжила в 2008-2009 годах сокращать бремя своих долгов. И что-то подсказывает мне, что фактически она делает это за счет собственных активов. Схема, конечно, не столь проста. Например в I квартале 2010 г. компания бодро отчиталась об оптимизации операционных расходов НПЗ на 21,5% ($10,4 на тонну) по сравнению с предыдущим кварталом, объяснив это сокращением планового ремонта. Да и промысловые издержки «Роснефти» тоже снизились явно по этой же причине. Таким образом износ основных фондов ускоряется, и чтобы обновить их, корпорации потребуется... Ну да, догадаться не сложно - привлечь зарубежных инвесторов или подзанять деньжат за границей. Освоение Ванкорского месторождения так же потребует пивлечения инвестиционных ресурсов, которых у компании нет. В общем, так или иначе, но иностранный капитал неминуемо будет доминировать даже в «государственном» сегменте ТЭК.

Если внешние долги правительства оплачивает налогоплательщик, то на кого ложится бремя долгов корпоративных? На того же самого налогоплательщика. Опыт экономических кризисов последних 15 лет показывает, что государство (Мексика (1994), Гонконг (1997), Корея (1998), далее везде) вынуждено брать на себя себя финансирование корпоративных долгов во избежание сваливания национальной экономики в пучину хаоса. К тому же в РФ государство выступает гарантом по корпоративным долгам (крупнейшими заемщиками у нерезидентов являются нефтегазовые, транспортные, банковские и другие системообразующие корпорации). Более трети корпоративного долга вообще принадлежит государственным компаниям, так что отвечать за них основному акционеру придется в любом случае.

Государство же, как показано выше, даже при незначительном падении нефтяных цен (средневзвешенная цена нефти за 2008 года лишь незначительно превысила показатели 2009 года) становится неплатежеспособым и само идет с протянутой рукой, чтобы залатать дыры в бюджете.

Теперь представим себе, что вялотекущий экономический кризис даже не то чтобы перешел в острую фазу, а всего лишь не кончился, и тянется еще год, два, три. Даже если ничего страшного не произойдет, иностранцы получат контроль за стратегическими отраслями экономики РФ. При всем желании государство не сможет покрыть внешние долги корпораций даже с помощью своих золотовалютных резервов, номинальный объем которых по состоянию на 30 апреля сего года составляет $460,7 млрд. Не смотря на уверения придворных экономистов, я очень сомневаюсь, что все активы обладают ликвидностью ($120 млрд из них - более четверти - это даже не валюта на счетах зарубежных банков, а всего лишь долговые расписки американского казначейства - та же самая пирамида «МММ», только в глобальном масштабе). Но в любом случае в условиях внешнего валютного управления все валютные резервы не могут быть направлены на спасение флагманов российского бизнеса, ибо в противном случае курс рубля рухнет в пропасть.

Смогут ли корпорации вернуть долги, отдавшись с потрохами своим кредиторам? В этом я тоже очень сомневаюсь. Стоит только одному крупному рыночнуму игроку объявить о своей финансовой несостоятельности, это мгновенно спровоцирует волну банкротств - рыночная капитализация компаний упадет до минимума и даже их потроха (акции) обесценятся настолько, что оных не хватит для оплаты долгов.

Скорее всего, крах отечественного рынка спровоцирует банкротство «Газпрома». В предыдущие годы он активно хапал за границей кредиты, и на фоне растущих мировых цен его платежеспособность сомнений не вызывала. А вот теперь выяснилось, что мудрый государственный менеджмент направлял инвестиции в сугубо «откатные» проекты, резервов для наращивания добычи нет, а падение мировых цен на газ не только поставило под сомнение платежеспособность корпорации, но и катастрофически сократило запасы голубого гиганта. Дело в том, что газовые цены упали, скорее всего, необратимо, поставив жирный крест на перспективах освоения Штокмановского месторождения и прочих дорогостоящих проектах вроде «нордстрима», поглотивших уже немало средств. И вот результат: за 9 месяцев прошлого года долги компании возросли на 44% (!!!), составив порядка $50 млрд (в феврале 210 года достиг уже $60 млрд без учета долгов принадлежащего корпорации «Газпромбанка», а это еще около  $12 млрд), а прибыль за то же время упала на 36%, операционные расходы выросли на 16%. За этот же период спрос на газ упал на 11% как в Европе, так и внутри страны. В долгосрочной перспективе спрос на газпромовское сырье будет только падать (хотя бы благодаря развитию технологий добычи газа из сланцев, по причине чего РФ уступила лидерство по добыче газа США), операционные расходы «Газпрома» продолжат расти, так же как и потребность в капвложениях. То есть денег будет все меньше и меньше, а потребность в них вырастет. Подскажите мне, какое чудо способно будет в такой ситуации уберечь «Газпром» от банкротства? Вопрос лишь в сроках, когда это произойдет.

То, насколько хлипкое положение на фондовых рынках занимает «Газпром» можно увидеть на таком примере. В 2004 г. депутат Госдумы Юрий Савельев направил запрос в ФСБ относительно Объединенной финансовой группы, которая через оффшоры скупала для иностранных инвесторов внутренние акции «Газпрома». После того как текст запроса просочился в СМИ, котировки «Газпрома» рухнули на 13%, потянув вниз и другие бумаги. Из этого примера видно, что финансовый крах компании в условиях нестабильности может спровоцировать все что угодно.

Итак, допустим, что некие внешние силы заинтересованы в том, чтобы обрушить финансовую систему РФ. Могут ли они это сделать? Это будет не сложнее, чем с Индонезией. Возможен следующий сценарий: банкротство одной из крупных компаний РФ («Газпром»?) вызывает панику на фондовых рынках и требования кредиторов о скорейшем возврате долгов. Государство вынуждено будет взять на себя это долговое бремя. То есть фактически оно будет переложено  на плечи населения, чей жизненный уровень резко обрушится вследствие гиперинфляции.

В каой-то степени повторится ситуация 1998 г., однако если тот кризис был преодолен за счет реанимации оставшихся в наследство от СССР производственных мощностей и продолжавшегося 10 лет роста нефтяных цен, то сегодня такого ресурса нет. Собственно, что было достигнуто за десятилетие путинского «экономического роста»? Производство не равивалось, поскольку капиталы высасывал финансово-спекулятивный сектор. Накопленные за эти годы валютные резервы не способны покрыть даже сделанные за тот же период долги, а как не крути, отвечать по корпоративным долгам придется государству. Предпосылок для роста экономики нет ни малейших, я уж молчу о каких-то инновационных прорывах. Возможности отвечать по социальным обязательствам у государства не будет.

Можно, конечно, пойти по пути уже пройденному - снова влезть в долги, но это лишь оттянет банкротство правящего режима. Собственно, ключевой вопрос в том, дадут ли нищей России в долг для предотвращения краха или нет. В 1905 г. Витте выпросил у европейских банкиров золотой займ на кабальных условиях, и тем самым финансовой положение империи было стабилизировано. Взамен правда пришлось пойти на либеральные псевдореформы. Если бы финансовая олигархия желала уничтожить в России царизм, надо было просто отказать в деньгах. Когда страна утрачивает финансовый суверенитет (Российская империя лишилась оного, перейдя на золотой рубль в 1896 г.), ее судьбу решают забугорные Большие Дяди.

Сегодня в условиях внешнего валютного управления стабильность финансовой системы страны зависит от притока валюты. Соответственно в момент наступления острой фазы финансового кризиса революция по индонезийскому сценарию вполне возможна. Вопрос лишь в том, сочтут ли забугорные Большие Дяди это выгодным для себя. Если да, то не видать Кремлю стабилизационных кредитов. Выйти из тупика путем наращивания эмиссии режим не сможет в принципе, поскольку импортозависимый потребительский рынок без валютных инъекций просто схлапывается. К чему это приведет? А вы представьте себе закрытые супермаркеты, толпы безработных, стремительный рост цен на самые насущные потребительские товары… Весьма гремучая смесь.

Так что не исключено, что дремлющие в анабиозе оранжевые (изредка они просыпаются для маршей несогласия) будут востребованы для установления в РФ революционного режима, более устраивающего Запад, чем оборзевшие от жадности и много возомнившие о себе медвепуты. Принципиальная возможность для этого есть. Остальное – дело техники и грамотной PR-стратегии.

Возможен ли в РФ военный переворот? Об этом в следующий раз.

P.S. Не сомневаюсь, что среди читателей найдется специалист по финансовой части, который может сказать, что автор слишком банально смотрит на вещи, не понимает тонкостей монетарной политики и механизмов фондового рынка. Статья эта не для  раздела аналитики сайта РБК, а представляет собой утрированный рисунок для того, чтобы средний обыватель понял, какие тенденции доминируют в отечественной экономике. В конце концов все сводится к элементарной схеме: по одной трубе в бассейн вода втекает, по другой вытекает. И если вытекает больше, чем втекает, бассейн неминуемо станет сухим. Так же и в экономике: страна может потреблять больше, чем производит, но в результате окажется без штанов и в долговой яме. В результате и создается классическая революционная ситуация.

(продолжение тут)



Tags: Газпром, Медвед, Путен, кризис, революция
Subscribe
promo kungurov май 17, 2012 21:02 12
Buy for 100 tokens
Мои серии: Если бы я был Сталиным, Возможна ли в РФ революция?, Как победить коррупцию, Теракты в московском метро: почерк спецслужб, Почему падает рубль, Украинскй зомбиленд: взгляд изнутри, Феномен Собянина: то, о чем не знают москвичи, Как я спасал режим Януковича, Анатомия…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 143 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →