Алексей Кунгуров (kungurov) wrote,
Алексей Кунгуров
kungurov

Categories:

Краткий курс навальноведения

Добрые люди не дают мне помереть от скуки в унылых застенках штрафного изолятора. Присылают мне в больших и не очень больших конвертах распечатки интересных текстов из пока еще не окончательно запрещенного в РФ Интернета. Шлют они, разумеется, то, что им самим интересно. Что им интересно – то они и читают, а самое интересное из прочитанного распечатывают на принтере, запечатывают в конверт и отправляют мне. Анализ содержимого этой корреспонденции позволяет понять, что сегодня волнует продвинутых потребителей интернет-контента, которые пока находятся на свободе.

Судя по всему, главным ньюсмейкером маргинального информационного поля последние месяцы является Навальный. Чтобы оставаться в тренде, ему даже не надо ничего предпринимать, упоминаемость сабжа поддерживается на высоком уровне за счет эффекта самовозбуждения информационного поля. Понять этот феномен можно по аналогии с таким явлением, как самовозбуждение акустической системы. Включенная аудиоколонка всегда издает чуть слышимое шипение. Если на вход системы подключить микрофон и поднести его вплотную к динамику, то он будет это шипение улавливать и передавать на выход. Естественно, фоновое шипение колонки усиливается за счет добавления нового сигнала, она начинает шипеть громче, микрофон посылает ей более сильный сигнал и в результате через пару секунд, благодаря эффекту резонанса, аудиосистема начинает издавать жуткий визг, источником которого сама же и является.

В массовой психологии схожий эффект, называемый заражением, описал еще в конце XIX Густав Лебон, исследуя явление массового психоза, охватывающего толпу в результате целенаправленных действий манипулятора (лица, завладевшего вниманием толпы). Применительно к информационному обществу механизмы психического заражения имеют более сложную природу, хотя принцип действия тот же. В толпе к психозу приводит эффект эмоционального резонанса. Оратор на трибуне апеллирует не к рассудку, не к логике, а к чувствам. Ответную эмоциональную реакцию тысячи собравшихся людей испытывают одновременно, и это многократно усиливает их переживание (возникает резонанс). Именно поэтому бородатый анекдот, рассказанный комиком со сцены, заставляет зал корчиться в судорогах смеха, но тот же самый перл, произнесенный в приватной беседе, обычно вызывает лишь улыбку, даже если вы слышите его впервые.

В случае с интернет-средой, во-первых, воздействие на аудиторию происходит опосредованно, то есть обратной эмоциональной связи между манипулятором и реципиентом не возникает. Во-вторых, воздействие происходит не одновременно. Кто-то посмотрит пламенный ролик на Ютьюбе сегодня, а кто-то через месяц. Наконец, самое главное, потребитель контента находится наедине с экраном, а не в толпе, и потому эмоциональный резонанс единомоментно возникнуть не может.

Однако, в отличие от телезрителей, между интернет-пользователями существует обратная связь (комментарии, соцсети, блогосфера и т.д.) и потому информационный резонанс, пусть и растянутый во времени, возникает в форме вирусного эффекта, а через него происходит и эмоциональное заражение. Оно не так бурно выражено, как в толпе на митинге в результате яркого выступления оратора, но зато носит более устойчивый характер, имея менее рефлекторную, более рассудочную природу. При этом возникает новый и весьма важный фактор. Если в классической толпе манипулятор непосредственно воздействует на когнитивную модель (КМ) реципиента, а возникший эмоциональный резонанс формирует общую когнитивную модель (ОКМ) толпы, то в случае с вирусным эффектом в Интернет-пространстве происходит обратная трансформация.

Разъясняю эту непонятную научную хрень на живом примере. Допустим, гражданин Навальный А.А. обратился к миру с неким посланием, в котором выразил свое суждение, скажем, о коррупции в России. Мир его, конечно же, не услышит (пока). Первичную его аудиторию составят так называемые хомячки Навального, его фан-клуб, преданные сторонники. Если послание Навального входит в резонанс с ОКМ его сторонников, то есть соответствует их общему представлению о мире, возникает первичный вирусный эффект. Первичным он является потому, что вызван непосредственно обращением Навального. А вот его хомячки начинают ретранслировать уже не месседж своего гуру, а свое к нему отношение, то есть они проецируют вовне свою общую когнитивную модель, вступая во взаимодействие с некоторым количеством отдельных индивидов, точнее, с их личными когнитивными моделями. Цель этого взаимодействия – присоединить их к своей ОКМ и тем самым усилить ее влияние.

Таким образом у подвергшегося информационному воздействию индивида формируется предубеждение к Навальному и его посланию: мол, «все» смотрят ролик про Димона и говорят, что круто, значит так оно и есть, потому что все врать не могут. Слово «все» я взял в кавычки, потому что все в данном случае – это не вообще все в абсолютном выражении и даже не большинство, а круг общения индивида, та социальная группа, к которой он себя относит. Допустим, вы относите себя к социальной группе «водители-дальнобойщики» и имеете соответствующий круг виртуального общения, состоите в профильных группах «ВКонтакте». И вот в вашей ленте одно за другим начинают появляться восторженные посты о Навальном: дескать, Леха жжот; красиво отымел Димона; наш человек; кремлядь в шоке и т.д. Вы еще даже не понимаете, о чем конкретно идет речь, тем более, вы не смотрели сам ролик, но благодаря определенным маркерам вы уже присоединились к общему мнению. Ваши коллеги поддерживают Навального, а индивид склонен некритически поддерживать мнение того коллектива, к которому принадлежит. По крайне мере, он в 99% случаев не решится открыто противостоять мнению коллектива. Пусть молча, пусть с фигой в кармане, но лучше согласиться с общим мнением, чем вступить в конфликт со своим окружением. Конфликт вызывает дискомфорт, а конформистская позиция позволяет этого избежать.

Наконец, если вы дальнобойщик, то вы не испытываете теплых чувств к правительству, которое гнобит вас «Платоном», и если по мнению ваших друзей Навальный кошмарит кремлядь, то в данном случае он маркируется, как враг вашего врага. Следовательно, вы можете поддержать позицию Навального, даже не будучи с нею знакомым. Вам достаточно будет того, что ваше окружение активно его поддерживает, потому что в ваших общих интересах лишить семейку Ротенбергов кормушки в виде «Платона». В данном случае фактически вы поддерживаете не Навального, как такового, а ОКМ своей группы. Это будет уже вторичный вирусный эффект, когда ваше отношение к Навальному будет формироваться уже без какого-либо прямого воздействия со стороны последнего.

Разумеется, гораздо мощнее вирусный эффект работает, если месседж манипулятора резонирует с как можно большим числом ОКМ различных общественных групп и индивидуальными КМ. Если у вас сначала сложилось положительное предвзятое отношение к фильму про Димона через присоединение к общей когнитивной модели сообщества дальнобойщиков, а потом вы посмотрели благодаря этому ролик и он вам понравился, то возникает эффект резонанса между вашей КМ и ОКМ группы. Соответственно вы не просто пассивно поддерживаете мнение коллектива, как описано в предыдущем абзаце, а начинаете активно проецировать ОКМ своей группы вовне, репостнув ссылку на фильм на своей стене, лайкнув чей-нибудь одобрительный пост в паблике или написав комментарий «Дальнобои за Лехаима!» в аккаунте Навального, где он выложил свой скандальный фильм про любителей кроссовок и тосканских вин.

Теперь давайте рассмотрим более детально механизмы формирования общей когнитивной модели группы (сообщества, коллектива, социального слоя). Умозрительно, коллективная ОКМ есть результирующий вектор суммы КМ членов коллектива. Но в реальности у всех участников сообщества КМ имеет разный потенциал. Проще говоря, есть авторитеты, пользующиеся большим влиянием на массовое сознание, а есть индивиды, способные лишь пассивно присоединяться к мнению авторитета, который для них есть выразитель мнения большинства. По факту именно лидеры общественного мнения формируют тренды в массовом сознании, при этом по диалектической логике лидерами они стали именно потому, что эффективно резонировали с ОКМ коллектива и КМ его членов. Умели, как говорится, влезть в душу, брать за живое, облекать в яркие фразы то, что многие думали, но не могли выразить.

Поэтому, для создания вирусного эффекта очень важно обрести поддержку не просто большого количества индивидов и даже не сделать их активными сторонниками (фанатами, адептами, хомячками), а в первую очередь следует привлечь на свою сторону как можно больше авторитетов, влияющих на массовое сознание – именно это дает максимальный прирост сторонников в минимальные сроки. Этот механизм лежит в основе публичной политики при демократических режимах, когда власть получают политики, контролирующие ОКМ различных групп избирателей. Авторитет, то есть способность формировать у человека определенную картину мира и заставлять его действовать в соответствии с ней – вот реальный капитал любого политика, который он стремится конвертировать во власть (реже – в деньги). Например, популярный политик Х призывает своих сторонников проголосовать за политика Y на президентских выборах, а тот взамен обещает Х пост премьер-министра или губернатора в зависимости от степени влияния Х на исход голосования.

Схожий механизм действует и в информационном пространстве. Если тот же Навальный привлечет на свою сторону сетевых «властителей дум», всяких там топ-блогеров и владельцев пабликов-миллионников, то его популярность в интернет-аудитории будет расти более быстрыми темпами. Что станет мотивом для сотрудничества – деньги или общие политические интересы, не принципиально. Идеал – это когда моральный стимул подкрепляется материальным.

В данном случае мы снова сталкиваемся с ситуацией, когда представление о сабже у аудитории формируется не через непосредственный контакт с ним или его посланием, а опосредованно через воздействие групповой ОКМ, которую формируют (или деформируют, если хотите) авторитеты для данной группы. Степень воздействия авторитетов на общую когнитивную модель общества наглядно демонстрирует следующий курьезный случай.

Недавно «Левада-Центр» провел соцопрос, выясняя отношение граждан РФ к решению президента Путина не идти на очередные выборы, а передать власть преемнику – Андрею Семенову. Идею с ходу поддержали 18% опрошенных – почти каждый пятый, при этом 11% заявили, что ранее уже слышали об этом (наверное от самого Путина). Прикол в том, что никакого преемника Семенова не существует, это выдуманный персонаж, фейк. Однако, значительное число не просто поверило в фейк, но и поддержало идею нацлидера, услышав о ней впервые от совершенно посторонних людей на улице. Полагаю, что среди членов социальной группы «путинисты» степень поддержки этого хитрого плана была бы куда выше, чем 18%.

Теперь представьте, что лично Путин выступит 31 декабря с новогодним обращением к народу и скажет: «Я устал и ухожу. Вместо меня рулить будет Навальный – он государственник, патриот и принципиальный борец с коррупцией – как раз то, что вам всем надо. Я отменяю незаконный приговор по делу «Кировлеса», отправляю в отставку, в связи с утратой доверия, премьера Димона и назначаю на его место Лёху». Можете не сомневаться – через полчаса тысячи ватников, которые искренне ненавидят Навального, как либераста, нацпредателя и агента Госдепа, столь же искренне будут скакать на Болотной, скандируя «Навальный – наш президент!» и «Крым – не бутерброд!»

Я не хочу обсуждать вероятность подобной рокировки. Я привел этот умозрительный пример, чтобы показать, насколько кардинально может меняться отношение масс к субъекту, который при этом остается тем же, что и раньше, и даже ничего не сделал для того, чтобы изменить о себе мнение. Сила авторитета в данном случае меняет не реальность, а инвертирует ОТНОШЕНИЕ к реальности в головах людей, формирует картину мира и заставляет действовать в соответствии с ней (это и именуется когнитивной моделью).

Сегодня в интернет- пространстве мы наблюдаем именно это: тысячи больших и малых авторитетов самовозбудились и, не покладая рук, создают вторичный вирусный эффект, делясь с миром своим представлением о Навальном. Но это редко дает ясное представление о сабже, скорее формирует миф о нем. Не важно, чёрный это миф или белый, и тот и другой могут быть одинаково далеки от реальности. А какова она, реальность? Вам интересно, что собой представляет Алексей Анатольевич Навальный на самом деле, очищенный от информационного мусора и глянца самопиара?

Для этого надо не выискивать авторитетных экспертов, а обратиться непосредственно к первоисточнику. Для анализа нам потребуется вербальный контент, причем не самовосхвалительные монологи, произнесенные в ходе избирательных компаний, не комплиментарные интервью для дружественных СМИ и не отрежиссированные видеовыступления. Публичный политик всегда носит маску и говорит не то, что думает, а то, что выгодно, то, что понравится аудитории. И если правда его аудитории не нравится, он будет старательно ее игнорировать. Раскрывается он в полной мере только в стрессовой ситуации, когда ему приходится вступать в интеллектуальное противоборство с сильным оппонентом или общаться с толпой, настроенной к нему критически.

За всю карьеру моего тезки наберется немного материалов для исследования. Наиболее подходящий – так называемые дебаты со Стрелковым. Ну что, расчехлим Анатольича? Попутно и его собеседника препарируем. (ПС)




Tags: Кунгуров
Subscribe
promo kungurov май 17, 2012 21:02 12
Buy for 100 tokens
Мои серии: Если бы я был Сталиным, Возможна ли в РФ революция?, Как победить коррупцию, Теракты в московском метро: почерк спецслужб, Почему падает рубль, Украинскй зомбиленд: взгляд изнутри, Феномен Собянина: то, о чем не знают москвичи, Как я спасал режим Януковича, Анатомия…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 90 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →