?

Log in

No account? Create an account

kungurov

Делай, что должен, и будь, что будет


Previous Entry Share Next Entry
kungurov

Дать оружие населению? Данунафиг!



Давеча el_murid, утомленный многомесячным онанизмом в клубе «25 января» по составлению политической декларации, слил в своей жэжэшке вариант проекта со своими комментариями. В целом там обсуждать нечего – набор примитивных лозунгов за все хорошее против всего хорошего, приправленный изрядной долей нацизма в стиле «русские – первый сорт, остальные будут приравнены в правах к русским, если хорошо себя ведут».  Взгляд у меня зацепился только за одну строчку: «Мы вернем право на оружие, ибо только вооружённый и открыто высказывающий своё мнение гражданин является гражданином».

Здесь уже есть повод для дискуссии. Начнем с того, что сама формулировка некорректна. Никакого «права на оружие» быть не может, так же как и «права на автомобиль». Есть право владеть автомобилем или право водить его, право осуществления пассажирских или грузовых перевозок, право торговать автомобилями и их обслуживать. Вот и тут надо бы уточнить, какое право январисты декларируют – право владеть оружием, право носить оружие, право применять оружие (и в каких ситуациях), и о каком вообще оружии идет речь – боевом или гражданском. Это две большие разницы и еще четыре маленькие.

Но даже не это главное. Вопрос, который у меня возник, в следующем: почему ТОЛЬКО вооруженный человек может стать гражданином? В чем, едрен батон, мистическая связь между уровнем гражданского сознания и наличием дома оружейного сейфа? Кто-нибудь может это объяснить?

Русскоговорящее население в РФ в массе своей трусливые рабы и патентованные терпилы. Общий уровень культуры – крайне низкий.  Значительный процент биомассы – алкоголики и наркоманы. Значительная часть имеет склонность к немотивированной агрессии. Это, кстати, оборотная сторона трусости: большинство рашкованов рабски пресмыкаются перед сильными, и считают это естественным, но столь же естественно для них и стремление подавлять слабых. «Дедовщина» начинается не в армии, а еще в детском саду. Из всего этого проистекает специфический характер правосознания населения, свойственный сословному обществу, когда барин может все, и это не подлежит сомнению, а холопу не дозволено ничего. Но при том, если холоп втихушку творит те же безобразия, которые дозволены барину, это вызывает у него гордость за себя, а у окружающих – ненависть, смешанную с завистью и восхищением.

И вот представьте, что этому сброду разрешили свободно владеть, носить и применять оружие (а если его не применять, то зачем оно вообще?). И что, все сразу станут вежливыми, культурными, сознательными и высокодуховными личностями? Вы сами-то в это верите? Как владение оружием повлияет на способность гражданина «открыто высказывать свое мнение»? Откуда вообще у раба мнение и потребность его высказать?

Может быть, большой процент вооруженного населения приведет к тому, что избиркомы перестанут считать на выборах голоса по-чуровски, опасаясь народных восстаний? На Ямале многие владеют охотничьим оружием, некторые – нарезным, таковых там значительно больше, чем в Москве, например. При этом фальсификации итогов голосования носят в ЯНАО наглый и системный характер (знаю, потому что часто там работал). Где восстания возмущенных «вооруженных граждан»?  В том-то и дело, что ГРАЖДАН НЕТ, и то, что трусливые рабы владеют оружием, гражданами их не делает.

Так что говорить о факторе вооруженного населения можно исключительно в разрезе противодействия криминалу. Сторонники легализации короткоствольного оружия утверждают, что оно станет сдерживающим фактором: мол, пьяные гопники десять раз подумают, насиловать ли в темной подворотне одинокую женщину, если гипотетически у нее в редикюле может быть пистолет. Не, ребята, это как раз у пьяных гопников будут в наличии пистолеты, и любое море им по колено, а горы по щиколотку.

Да, есть пример Эстонии, где свободное владение, ношение и применение короткоствола при самообороне разрешили еще в 1992 г. И, дескать, преступность быстро пошла на спад. Эстонию наши сторонники легализации оружия любят еще и за то, что количество преступлений с применением легального оружия там практически нулевое. Однако я все же усомнюсь в том, что вооруженность населения оказало хоть какое-то заметное влияние на спад преступности. Население страны – 1.34 млн человек. Количество лицензий на оружие – всего 47 тысяч, то есть вооруженными являются порядка 3,5% населения, включая 12 тысяч бойцов военизированной гражданской самообороны «Кайтселийт» (входит в структуру минобороны), которые хранят у себя дома не только пистолеты, но и автоматы, снайперские винтовки, пулеметы и гранатометы.



Эстония – страна европейской правовой культуры. Там даже пустую улицу люди переходят только у светофора, а не где удобно. Да, гей-браки там разрешены, но если полицейские задержат пьяного с оружием, он получит неподъемный штраф и лишится лицензии на оружие навсегда. Более того, лицензия на оружие может быть отозвана даже в том случае, если гражданин не нарушал оружйного законодательства, но попался на вождении авто, будучи пьяным. А при попытке откупиться провинившийся еще и срок за взятку добавят. У нас же трудно представить, что мужики поехали на охоту, а водку оставили дома. Про «неподкупность» полицаев тоже все в курсе.

Достаточно низкий уровень преступности в Эстонии – результат высокого правосознания населения и усилий властей, а вовсе не результат легализации оружия. Собственно, потому правительство и доверят своим «ополченцам» хранить дома пулеметы и гранатометы, что они являются сознательными гражданами. Кстати, в России кое-где уровень вооруженности масс примерно соответствует эстонскому. Например, на 1,25 млн нижегородцев выдано 36 тыс. оружейных лицензий. И как это отражается на уровне гражданского самосознания нижегородцев? Чем они лучше питерцев, где 16 тысяч охотничьих стволов приходятся на 5,2 млн населения?

Так что, товарищи «январисты», зарубите себе на носу – либерализация закона об оружии не сделает из быдла граждан. Все строго наоборот, когда рабы станут гражданами – вот только тогда и можно будет их вооружать. Сравнивать Россию с Эстонией нельзя ни при каких обстоятельствах. Уж если сравнивать, то, например, с Бразилией – страной, сопоставимой по размерам, населению, экономическому потенциалу, благосостоянию и уровню культуры населения.



В Бразилии в 2005 г. прошел референдум, на котором 60% участников высказались против запрета на владение оружием. Любой бразилец, достигший 25 лет, может приобрести пистолет или карабин. В сельской местности разрешено открытое ношение оружия. Вопрос: почему же преступность там не боится вооруженных граждан, почему 18 миллионов единиц огнестела (вооружны 9% граждан), не приводят к сокращению тяжких преступлений, что нам обещают сторонниики легализации оружия? Наконец, объясните мне, почему при очень либеральном оружейном законодательстве каждый второй ствол на руках населения нелегальный? Да и по части гражданской сознательности Бразилия явно не является образцом. Хотя не спорю, гражданское общество там много развитее, чем в РФ, но вне всякой связи с оружием.
Вывод: в Бразилии доступность оружия не сдерживает, а наоборот, провоцирует насилие, в год в перестрелках гибнет порядка 35-37 тысяч бразильцев.

ЩВЕЙЦАРИЯ – самая вооруженная страна мира. Право граждан на владение оружием закреплено в Конституции. Причем государство не только разрешает своим гражданам вооружаться, но и бесплатно выдает автомат и боекомплект всем мужчинам в возрасте от 19 лет, прошедшим обязательную военную подготовку. Если научиться владению оружием желает какая-нибудь домохозяйка или бабушка-пенсионерка, правительство оплатит обучающие курсы. Стрелковый спорт так же очень популярен в альпийской республике.

В итоге шесть миллионов граждан Швейцарии (там еще проживает 1,5 миллиона иммигрантов) владеют тремя миллионами единиц стрелкового оружия.  Преступность в стране очень низка, общее количество убийств – порядка 50 в год, почти половина из них совершается с применением огнестрельного оружия. Для сравнения, в РФ за прошлый год зарегистрировано около 11,7 тысяч убийств. Впрочем, это еще ничего против 40 тысяч в Бразилии.  Но в 1994 г. уровень кровавого насилия в России был выше, чем в латиноамериканской стране – тогда у нас убивали ровно втрое активнее.



Надеюсь, никто не будет спорить, что традиции швейцарской демократии – одни из самых крепких в мире, как и уровень гражданской ответственности населения. Именно поэтому швейцарцам можно доверить оружие, в том числе и автоматическое. И никто не пугается, если в кафешку заходит девушка с винтовкой и в пропахшей порохом куртке. Все понимают - она идет из стрелкового клуба домой.

Кстати, самый высокий в мире уровень насильственных смертей зафиксирован в Сальвадоре (104 на 100 тыс. населения). Во многом это объясняется тем, что после гражданской войны 1979-1992 гг. на руках у населения осталась масса оружия. На втором месте ВЕНЕСУЭЛА (90 убийств на 100 тыс населения). РФ смотрится на их фоне довольно прилично (8,7 на 100 тысяч). Молдавия, где оружейное законодательство почти такое же либеральное, как в Эстонии, отстала от нас крайне незначительно - 7,5 убийств на 100 тыс. чел. А вот в Люксембурге, где любое огнестрельное оружие строжайше запрещено, жертвами убийств становится всего 2 человека из 100 тысяч.

Так что прямой связи между вооруженностью населения и уровнем насилия нет. Тут работают совершенно иные факторы. Пример тому – СИНГАПУР, где на 100 тыс. населения приходится всего 0,3 убийства. Формально владеть огнестрелом в этой стране можно, но учитывая, что это сверхдорогое удовольствие ($2000 лицензия и $300 – ЕЖЕМЕСЯЧНАЯ «абонентская плата»), членство в стрелковом клубе может позволить себе лишь представители высших слоев общества. Зато в Сингапуре очень низкий уровень коррупции и полиция – одна из самых эффективных в мире.

В Венесуэле уровень преступности резко возрос после прихода к власти Уго Чавеса. У нас его пропаганда изображала исключительно в положительных тонах, потому что он дружил с Путиным и ругал Америку. Но по факту это был ипанутый на голову диктатор-самодур, который убил экономику страны, и развел ужасающую по масштабам бюрократию и коррупцию, что повлекло за собой и рост социальной напряженности. Было у населения право владеть огнестрелом - преступность росла. В 2012 г. Чавес запретил гражданское оружие - преступность все равно растет.

Попробуйте самостоятельно сопоставить рейтинги стран по уровню коррупции и уровню насилия. Вы придете к тому же выводу, что и я: самыми безопасными странами являются страны, где задавлена коррупция. Вот тут – связь прямая и очевидная. То есть если общество хочет себя защитить, люди должны не пистолет покупать, а бороться с коррупцией. В этой борьбе и куется гражданская сознательность и правовая культура. Вот только товарищи из комитета «25 января» этого не догоняют. Они, как дети, верят, что у сложных проблем бывают легкие решения. Легализация боевого оружия не превратит РФ в Швейцарию.


Recent Posts from This Journal

  • Шаббат-революция

    Любопытная традиция сложилась в Москве – устраивать антиправительственные гуляния по субботам. Этакий «майдан» выходного дня.…

  • Русский бунт, бессмысленный и трусливый

    Где пост про сегодняшний протест? – примерно десяток сообщений в личке с одним и тем же вопросом. Три дня ничего не писал в ЖЖ, вчера…

  • Буревестник революции

    Начало здесь. Вчерась великий исторический оптимист Валерий Соловей тезисно нарисовал свое видение системной логики (отмечено красным цветом),…


promo kungurov may 17, 2012 21:02 12
Buy for 100 tokens
Мои серии: Если бы я был Сталиным, Возможна ли в РФ революция?, Как победить коррупцию, Теракты в московском метро: почерк спецслужб, Почему падает рубль, Украинскй зомбиленд: взгляд изнутри, Феномен Собянина: то, о чем не знают москвичи, Как я спасал режим Януковича, Анатомия…

  • 1

Заебал пидор Ларин



А кто были эти двое русских? Не знаешь? По пьяни наверное там приблудились.

Владение оружием это главное различие между свободным человеком и рабом

Оружие было принадлежностью и отличием человека всегда - с тех пор, как обезьяна взяла в руку камень. В отличие от животного, ограниченного возможностями собственного тела, человек повышал свои возможности, применяя и совершенствуя различные приспособления. Лишать человека каких-либо орудий, не заменяя их более совершенными либо лишая его всякой надобности их иметь, противоречит как инстинкту самосохранения и самоутверждения человека , так и коллективному инстинкту технического и социального прогресса.

Важнейшая задача человека - самозащита, оборона своей семьи, имущества и жилища. Все, что способствует решению или гарантии решения этой задачи - хорошо и соответствует интересам человека и народа. Все, что не позволяет человеку реально осуществлять свое неотъемлемое право на самозащиту, на оборону своей семьи, жилища и имущества - плохо, и не соответствует интересам народа и отдельного человека .

В течение всей человеческой истории право личности на владение оружием не могло подвергаться сомнениям. Жизнь без оружия была невозможна. Историю творил < человек вооруженный>. Владение оружием - это отличало свободных людей от рабов или угнетенных податных сословий.

Свободным человеком в течение тысячелетий считался и осознавался тот, кто мог с оружием в руках дать отпор посягавшим на его жизнь, семью и имущество. Именно в таком качестве свободный человек мог служить своему предводителю и/или государству - будучи человеком <самостоятельно-самодостаточно-вооруженным>.

Оружие было необходимой сословной принадлежностью всех свободных людей .



=владение оружием это главное различие между свободным человеком и рабом=
и какое у тебя оружие?

Рабы всегда могли носить оружие

С разрешения хозяина могут.
(в Вирджинии -19 века "с письменного разрешения хозяина)
В Древнем Риме в телохранители предпочитали гладиаторов покупать, а не отставных солдат нанимать. В крупных поместьях рабы бывало занимали должность выражаясь современной терминологией "начальник секьюрити"
В Древней Греции городскую полицию из рабов формировали (ну да,собачья работа, всегда некомплект состава)
И так всю историю - вплоть до двух русских рабов Радуева что в его рейде несли его оружие и его снаряжение.
Ну а свободный человек сам покупает оружие и сам решает носить или нет - и сам отвечает за последствия. Раб же испрашивает разрешение взять в руки оружие и если что - отвечает его хозяин что разрешил.
Сами видите как все заголосили "а кто это Виноградову РАЗРЕШИЛ оружие то? Наказать их!!!"
ТО есть никто в социуме даже не сомневается что его взрослый "юнит" в принципе не имеет права самому решать покупать или нет оружие, носить или нет.

На призыв Камила Демулена идти на Бастилию откликнулось человек восемьсот. (Вот строки из этой барабанно-революционной демагогии: "Раз животное попало в западню, его следует убить... Никогда еще такая богатая добыча не давалась победителям. Сорок тысяч дворцов, отелей, замков, две пятых имущества всей Франции будут наградой за храбрость... Нация будет очищена".) Остальной Париж собрался в Сент-Антуанском предместье полюбоваться зрелищем. Площадь перед Бастилией была забита глазеющим народом, аристократия заняла места получше - на валах и возвышенностях, знатные дамы наблюдали за происходящим, сидя в специально захваченных с собой креслах. Аплодисменты "артистам с ружьями" не умолкали.

Взятие Бастилии в военном отношении - дело более чем скромное. Успех штурма следует целиком отнести на счет численного превосходства восставших и испуга осажденных. 14 июля комендант Бастилии де Лоне имел в своем распоряжении лишь 32 швейцарцев Салис-Самадского полка, 82 инвалидов и 15 пушек. Но даже с этими ничтожными силами де Лоне сумел продержаться почти двенадцать часов.

Сигнал к началу штурма ранним утром подали двое молодых людей , Даван и Дассен. Они спустились по крыше парфюмерной лавки на крепостную стену, примыкавшую к гауптвахте, и спрыгнули во внешний (комендантский) двор Бастилии ; Обер Бонмер и Луи Турне, бывшие солдаты, последовали за ними. Вчетвером они перерубили топорами цепи подъемного моста, который рухнул вниз с такой силой, что подпрыгнул от земли чуть ли не на два метра, - появились первые жертвы: один из горожан, толпившихся у ворот, был раздавлен, другой покалечен. Народ с криками торжества ринулся через комендантский двор ко второму подъемному мосту, непосредственно ведущему в крепость. Но здесь их встретил мушкетный залп. Толпа в замешательстве рассыпалась по двору, оставив на земле тела убитых и раненых. Большинство штурмующих не знали, каким образом были открыты первые ворота, и решили, что это сделал сам комендант, чтобы завлечь их в ловушку. Между тем комендант де Лоне, несмотря на постоянный обстрел крепости, до сих пор удерживал солдат от ответного огня.

Раненых понесли в город как доказательство "измены" коменданта Бастилии . Среди них был умирающий гвардеец, чей вид заставил его товарищей по оружию двинуться на помощь осаждавшим. Около двух тысяч гвардейцев провозгласили своим командиром Гюллена, директора королевской прачечной, и гренадера Лазара Гоша, будущего знаменитого революционного генерала.

Когда солдаты входили в комендантский двор, густой дым заволакивал крепость - то горели казармы и лавки. Перед вторым подъемным мостом штурмующие подожгли несколько телег с сеном, которые, однако, лишь мешали навести на ворота пушки. Гарнизон в свою очередь через бойницы у ворот наудачу осыпал осаждавших картечью из двух небольших орудий. Эли, офицер полка королевы, и купец Реоль бросились вперед, чтобы оттащить от ворот телеги. Как только место перед воротами удалось расчистить, подъемный мост стали обстреливать из пушек, надеясь перебить удерживающие его цепи. Одновременно по крепости стреляли из ружей со всех окрестных крыш, правда, не причиняя гарнизону ни малейшего вреда.

Ответный орудийный огонь из крепости только увеличивал ярость толпы, беспрестанно повторявшей кем-то брошенную яркую фразу: "Мы наполним своими трупами рвы!"

К воротам крепости приволокли девушку, обнаруженную в казармах. Поймавшие ее уверяли, что это дочь самого коменданта. Девушка объясняла: "Я дочь командира инвалидов Мансиньи", - как это и было на самом деле. Но ей не верили, толпа, окружившая ее, кричала: "Надо сжечь ее живьем, если комендант не сдаст крепость!". Мансиньи с высоты башни увидел свою дочь, лежавшую без чувств на земле, и бросился ей на помощь, но был убит двумя выстрелами. А девушку действительно стали обкладывать соломой, чтобы сжечь, но один из штурмующих, уже упоминавшийся Обер Бонмер вырвал ее из рук озверевшей толпы и отнес в безопасное место, после чего вернулся под стены Бастилии .

Шестой час шел штурм крепости, и надежды на его успешное завершение постепенно таяли. У восставших не было ни единого руководства, ни военного опыта (гвардейцы ограничивались огневой поддержкой, не участвуя непосредственно в штурме). За это время гарнизон потерял, за исключением Мансиньи, только одного защитника, инвалида, убитого ядром. Потери же осаждавших составили 83 убитых и 88 раненых.

В ход пошли самые несуразные проекты, с помощью которых хотели заставить гарнизон сложить оружие. Качали насосом воду в надежде залить пороховые ящики, расставленные на башнях возле орудий, но струя едва достигала середины башни. Какой-то пивовар предлагал сжечь "эту каменную глыбу", поливая ее лавандовым и гвоздичным маслом, смешанным с порохом. А некий молодой плотник, питавший, видимо, страсть к истории и археологии, носился с чертежом римской катапульты.

Бастилия , безусловно, устояла бы, не будь в числе ее защитников инвалидов, с большой неохотой стрелявших в соотечественников. " Бастилия была взята не приступом, - свидетельствует один из участников штурма , - она сдалась еще до атаки, заручившись обещанием, что никому не будет сделано никакого зла. У гарнизона, обладавшего всеми средствами защиты, просто не хватало мужества стрелять по живым телам, с другой стороны, его сильно напугал вид огромной толпы. Осаждающих было всего восемьсот-девятьсот человек - рабочие и лавочники из ближайших мест, портные, каретники, суровщики, виноторговцы, смешавшиеся с национальной гвардией. Но площадь Бастилии и все прилегающие улицы были переполнены любопытными, которые сбежались смотреть на зрелище". Гарнизону же с высоты стен казалось, что на них идет весь миллионный Париж. И инвалиды, с самого начала штурма выражавшие недовольство комендантом, заставили де Лоне согласиться на капитуляцию.

Подъемный мост опустился. Бонмер, Эли, Гюллен и другие руководители штурма вошли в крепость. Между тем остальные, не зная о капитуляции крепости, продолжали стрельбу. Один из офицеров гвардии, Гумбер, взобрался на вал, чтобы подать народу знак о сдаче Бастилии , но его мундир ввел в заблуждение толпу, и он был убит несколькими выстрелами. Тогда гренадер Арне сорвал с головы шляпу, нацепил ее на ружье и замахал ею. Не прекращая стрелять, народ повалил к воротам.

В четыре часа сорок минут пополудни Бастилия пала.

Над комендантом Бастилии восставшие учинили зверскую расправу. Аббат Лефевр, очевидец этой расправы, свидетельствовал, что де Лоне "защищался, как лев". Желая избавиться от мук, он пнул одного из нападавших в пах и крикнул:

- Пусть меня убьют!

Эти его слова прозвучали как последний приказ, его подняли на штыки и поволокли к канаве, вопя: "Это чудовище предало нас! Нация требует его головы!". Человеку , получившему пинок, было предоставлено право самому отсечь коменданту голову. Этот безработный повар, рассказывает историк Тэн, "пришедший в Бастилию просто, чтобы поглазеть на происходящее... рассудил, что если, по общему мнению, дело это такое "патриотическое", то за отсечение головы чудовищу его еще могут наградить медалью", и без лишних слов принялся за дело.

Расправу учинили почти над всеми офицерами гарнизона. Трупы убитых офицеров отнесли в морг, кроме тела де Лоне, которое не нашли. Только полгода спустя какой-то солдат принес семье коменданта его часы и другие драгоценные вещи, но категорически отказался объяснить, каким образом они попали к нему.

На следующий день в городе началось массовое избиение аристократов. Франция вступала в эпоху, о которой позже один депутат выразился так: "Престол Божий - и тот пошатнулся бы, если бы наши декреты дошли до него".

До основанья, а затем? Затем осколки продадим

В Версале узнали о взятии Бастилии только в полночь (король в этот день отметил в дневнике: "Ничего"). Как известно, лишь один придворный - герцог де Лианкур - понял смысл случившегося. "Но ведь это бунт!" - удивленно воскликнул Людовик XVI, услышав новость. "Нет, ваше величество, это не бунт, это революция", - поправил его Лианкур.

А что в Бастилии делали инвалиды, интересно ?

Что, говно? Пытаешься примазаться к вхятию Бастилии?

князья Голицыны,
но это историческая байка, один вообще был не в Париже, другой так... рядом стоял

(Deleted comment)
  • 1