?

Log in

No account? Create an account

kungurov

Делай, что должен, и будь, что будет


Previous Entry Share Next Entry
kungurov

Хитрый план: в чем он заключался и кто его просрал (часть 2)



Вчера я изложил свое видение стратегии РФ в украинском вопросе, озвученное в докладе на научно-экспертной сессии «Уроки Новороссии для будущего России», проводимой Центром научной политической мысли и идеологии Сулакшина и Движением Стрелкова «Новороссия». Докладывал я о хитром плане Путина, точнее о полном отсутствии какого-либо плана действий у Кремля.

На следующий день со мной связался источник из околокремлевских структур и рассказал много интересного: он уверяет, что план действий по Украине все-таки был, но кое-кто облажался при его реализации. Анонимный источник, конечно, по определению является сомнительным, однако он сослался на рекомендацию от нашего общего знакомого, которому я доверяю, да к тому же продемонстрировал удивительную осведомленность о том, что происходит ныне в кулуарах на самом олимпе.

Вот что он мне поведал: ситуация на Украине плотно мониторилась с самого начала кризиса (осень-зима 2013 г.), и рекомендации компетентными структурами для первого лица, руководства МИДа, Газпрома и т. д. вырабатывались. Да, проблема была в том, что Кремль действовал «реактивно», то есть не вмешивался в события, а лишь пытался реагировать на них. Но в момент острой фазы кризиса Рубикон был перейден – Путин принял решение о проведении военной операции по возвращению Крыма.

Это был очень серьезный шаг, готовились к худшему, не исключалость, что со стороны украинских силовиков или «иррегулярных» боевых формирований последуют кровавые провокации. Именно тогда был предложен проект «Новороссия». Изначально он разрабатывался, как операция по обеспечению фланга, нужно было даже не создать, а в большей степени имитировать угрозу для тогдашней киевской власти, следовало отвлечь их от Крыма, напугать угрозой полного развала Украины. Далее планировалось заставить Киев (уже после президентских выборов) осуществить  федерализацию Украины, что сняло бы напряжение по вопросу ущемления прав русскоязычных, восточные регионы получили бы автономию вплоть до права самостоятельно определять внешнеэкономическую политику. И, что самое главное для нас, евроинтеграция Украины на продиктованных Брюсселем условиях была бы уже невозможна. Для этого требовался консенсус всех субъектов украинской федерации, а восточные регионы однозначно выступали за вхождение в Таможенный Союз. Да, Украина не вошла бы в ТС, но и экономическая интеграция с ЕС была бы невозможна, то есть сохранился бы статус-кво, продолжил действовать режим льготной торговли между нашими странами.

Но, напомню, план «Новороссия» задумывался не как проект по переформатированию Украины, а как мероприятия по обеспечению действий России в Крыму. Канва его была такой: нужно создать для Киева такую угрозу, причем долгоиграющую, которая заставит его забыть о Крыме. Угроза отложения от Украины восточных регионов была довольно эффективным инструментом в данном случае. Стоит только Киеву начать вести себя «неправильно» - Москва тут же активизирует пророссийское бурление на Юго-Востоке. Именно поэтому никто не собирался отрывать от Украины Донбасс – если он не будет частью Украины, то как можно давить на Киев угрозой его отторжения? Вот такой вот якобы был ХПП.

По словам источника, так называемые рекомендации действий по Украине, якобы занесенные Путину в начале февраля 2014 г. и вброшенные год спустя «Новой газетой» - фейк. Не было ни у кого в феврале прошлого года и мысли посягать на территориальную целостность Украины. В предверии сочинской олимпиады для улучшения имиджа России даже политзаключенных отпустили не только на свободу, но и за границу (видимо, имелся в виду Ходорковский), а уж затевать во время олимпийских игр шашни на Украине – это совершенно за гранью здравого смысла. Наоборот, именно для того, чтобы «не омрачать праздник», Кремль решительно настаивал на неприменении Януковичем силы для разгона майдана.

И тот вынужден был прислушаться, потому что к тому времени он попал практически в абсолютную зависимость от Москвы. Во-первых, вследствие его конфронтации с Западом (ЕС и США открыто поддерживали мятежников в Киеве), во-вторых, Россия пообещала ему кредит «за лояльность» в размере $15 млрд., из которых $3 млрд. выплатила в качестве аванса. Таким образом Кремль был заинтересован в сохранении впавшего в зависимость от него режима в Киеве, в нормализации отношений между властью и оппозицией, а вовсе не в развязывании гражданской войны. Более того, в Кремле царила благодушная уверенность, что все «рассосется», Украина устанет майданить, придворные политологи уже начали подсчитывать шансы Януковича на перевыборы.

Но, вопреки ожиданиям, режим Януковича пал еще даже до окончания сочинской олимпиады. Это вызвало в Кремле настоящий шок, там фатально ошиблись с оценкой жизнеспособности его, как политического субъекта. И вот только тогда буквально на коленке начали спешно верстаться планы дальнейших действий. Обычная практика такова: сверху в министерства и спецслужбы спускается приказ подготовить к такому-то числу конкретные предложения по такому-то вопросу, все это поступает в администрацию президента, где верстается сводный доклад, который представляется первому лицу. В случае одобрения исполнители получают указания подготовить план конкретных действий по реализации утвержденного проекта. Все это опять согласовывается наверху, назначаются кураторы, и только тогда начинается собственно реализация проекта.

В условиях быстроразвивающегося украинского кризиса такая осторожная бюрократическая модель принятия и воплощения решений была неадекватна, решения вырабатывались на самом верху, а вниз спускались уже конкретные приказы. Соответственно, те лица, что были ближе к телу, имели больше возможности влиять на ход событий, именно этим узким кругом принимались кадровые решения.

Так, Крым стал зоной ответственности Шойгу, а ответственным за план «Новороссия» был назначен Сурков, что было, как теперь очевидно, большой ошибкой – его команда оказалась абсолютно профнепригодна для реализации подобного рода проектов. Главный фронт, на котором предстояло действовать – информационный, за него отвечал Чеснаков (об этом кадре я уже писал тут), который завалил работу полностью. В СМИ началась совершенно тупая истерия по демонизации бандеровщины, фашистов, правосеков и т.д. Напомню, что Украина тогда смотрела российские телеканалы, и фактически Чеснаков призывал население Юго-Востока к мятежу. А действовать надо было тоньше, лобовая пропаганда, как в Крыму, тут не подходила.

Но наш герой за все годы, что был правой рукой Суркова, хорошо делал только одно: пилил бюджетные деньги в АП и откатывал, кому следует, осваивал избирательные фонды «Единой России» и откатывал… А временами он банально приворовывал деньги своего шефа. В свое время имел место скандал: Чеснаков присвоил несколько десятков тысяч долларов налом, выделенных Сурковым на оплату книги Ашкерова "Интеллектуалы и модернизация", приуроченной к Ярославскому Форуму-2010. По т