kungurov

Делай, что должен, и будь, что будет


Previous Entry Share Next Entry
pmr
kungurov

Как нардепы сплясали под дудку ЦРУ (часть 1)

Отрывок из книги "Секретные протоколы или кто подделал пакт Молотова-Риббентропа"

Как утверждают сегодня «историки», в СССР существование «секретных протоколов» долгие годы решительно отрицалось. Это ложь. Советскому Союзу не было нужды отрицать наличие протоколов хотя бы потому, что вопрос об их существовании никогда и никем официально не поднимался. Все изменилось с началом Перестройки. Миф о преступном сговоре Молотова и Риббентропа, якобы разделившими Восточную Европу между двумя тоталитарными державами, был использован Западом в антисоветской пропаганде в Польше и Прибалтике. Вопрос, что называется, назрел, и власть должна была заявить о своей позиции по этому вопросу. Но кто должен был это сделать? Трусливый Горбачев всю свою карьеру делал только одно – уклонялся от любой проблемы, любого острого вопроса. Поэтому нет ничего удивительного в том, что функцию дать оценку несуществующим секретным протоколам взял на себя Съезд народных депутатов СССР.

Собственно, сами депутаты и проявили инициативу – вопрос был поднят прибалтийскими сепаратистами и поддержан членами фракции «пятой колонны» – Межрегиональной депутатской группой, возглавляемой ярыми антисоветчиками Андреем Сахаровым, Гавриилом Поповым, Анатолием Собчаком, Юрием Афанасьевым, Борисом Ельциным, Николаем Травкиным. В этом объединении собралась самая паскудная демшиза и скучковались оголтелые сепаратисты. Именно из их числа и была образована депутатская комиссия по политической и правовой оценке советско-германского договора о ненападении от 23 августа 1939 г. Кажестя совершенно абсурдным, что парламент дает политическую оценку историческому события полувековой давности. Но истинная цель этого мероприятия состояла в том, чтобы навязать общественности мнение, будто существовали преступные и аморальные «секретные протоколы» к договору. Стало быть, Советский Союз во Второй мировой войне был агрессором наравне с нацистской Германией, а жертвами его агрессии стали три балтийских лимитрофа, которые лишились независимости потому, что Гитлер подарил их Сталину в обмен на помощь в уничтожении Польши.

«Репетиция» осуждения «секретных протоколов» была проведена за несколько дней до открытия съезда. Сессия Верховного Совета Литовской ССР одиннадцатого созыва 18 мая 1989 г. осудила «тайные протоколы» к советско-германскому договору о ненападении от 23 августа 1939 г. Лейтмотивом сессии прозвучали слова: «Общественное признание и осуждение тайных протоколов являются объективной необходимостью. Сделать это нужно во имя исторической правды, будущего литовского и других народов Прибалтики. Верховный Совет Литовской ССР обращается к Съезду народных депутатов СССР, правительству Советского Союза с требованием осудить упомянутые тайные сделки, подписанные тогдашним советским правительством, и объявить их незаконными и недействительными с момента подписания».

25 мая 1989 г., в день открытия Съезда, в газете «Правда» была опубликована статья «Канун и начало второй мировой войны», в которой излагались тезисы, подготовленные Комиссией ученых СССР и Польской народной республики по истории отношений между двумя странами. В тексте были такие слова: «…23 августа СССР подписал пакт о ненападении с Германией. Из опубликованных на Западе сборников немецких дипломатических документов следует, что составной частью договора был секретный дополнительный протокол. Оригинал этого протокола в советских и других архивах не обнаружен. Но последующее развитие событий и дипломатическая переписка дают основание заключить, что договоренность, касающаяся сфер интересов двух стран (примерно вдоль линии рек Писса, Нарев, Висла, Сан), в какой-то форме была в августе 1939 г. достигнута».

Заметим, что это писала главная газета страны, а в советское время доверие к СМИ было исключительным. В Прибалтике же пропаганда «сговора двух кровавых диктаторов» длилась к тому времени почти целый год. Народными депутатами от прибалтийских республик были избраны самые ярые сепаратисты, которые публично заявляли, что едут в Москву бороться за независимость. Поэтому вопрос о «секретных протоколах» Молотова-Риббентропа неминуемо должен был всплыть на съезде. Обратимся к опубликованному в газете «Известия» стенографическому отчету первого Съезда народных депутатов СССР, проходившему в кремлевском Дворце съездов 25 мая – 9 июня 1989 г. Курсивом выделен текст стенограммы, обычным шрифтом я буду давать по ходу дела свои комментарии.

Патон Б. Е. (председательствующий). По поручению Президиума Съезда слово для предложения имеет депутат Липпмаа Эндель Теодорович, Эстонская CCР.

Липпмаа Э.Т., директор Института химической и биологической физики Академии наук Эстонской ССР, г. Таллинн (Таллиннский – Центральный национально-территориальный избира­тельный округ, Эстонская ССР). Уважаемый Съезд и уважаемые гости! Тут многими делегациями и во многих выступлениях был поднят вопрос о договорах 1939 года с нацистской Германией. Вот по этому поводу мы выносим проект постановления для анализа этих самых сложных проблем. Проект выглядит так: «Постановление Съезда народных депутатов СССР об образовании комиссии по правовой оценке советско-германского договора о ненападении от 1939 года, так называемого пакта Молотова—Риббентропа и секретного дополнительного протокола к пакту». Съезд народных депутатов СССР постановляет: во-первых, для выработки политической и правовой оценки советско-германского договора о ненападении от 1939 года, секретного дополнительного протокола, то есть протокола о территориальной и политической реорганизации в Восточной Европе, в частности, в Прибалтике и Польше, и связанных с ним документов, образовать комиссию в составе следующих народных депутатов СССР. Члены комиссии:

Арутюнян Людмила Акоповна — заведующая кафедрой Ереванского государственного университета, г. Ереван;

Арбатов Георгий Аркадьевич — директор Института США и Канады;

Афанасьев Юрий Николаевич — ректор Московского государственного историко-архивнoro института, г. Москва;

Бишер Илмар Ольгсртович — профессор Латвийского государственного университета имени Стучки, г. Рига;

Вульфсон Маврик Германович — старший преподаватель Академии художеств Латвии, г. Рига;

Грязни Игорь Николаевич — заведующий отделом Института философии, социологии и права Академии наук Эстонской ССР, г. Тарту;

Казанник Алексей Иванович — доцент кафедры Омского государственного университета, г. Омск;

Коротич Виталий Алексеевич — главный редактор журнале «Оптик», г. Москва;

Ландсбергис Витаутас Витаутович профессор Государственной консерватории Литовской ССР, г. Вильнюс;

Лауристин Марью Йоханнесовна — заведующая кафедрой Тартуского государственного университета, г. Тарту;

Липпмаа Эндель Теодорович — директор Института химической и биологической физики Академии наук Эстонской ССР, г. Таллинн;

Мотека Казимир Владиславович — адвокат 1-й вильнюсской юридической консультации, г, Вильнюс;

Нейланд Николай Васильевич — заместитель министра иностранных дел Латвийской ССР, г. Рига;

Сависаар Эдгар Эльмарович — заместитель директора СПК бюро «Майнор», г. Таллинн;

Шличите Зита Леоновна — адвокат Клайпедской юридической консультации, г. Клайпеда;

Ридигер Алексей Михайлович митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий, г. Ленинград;

Фалин Валентин Михайлович заведующий Международным отделом ЦК КПСС. Кроме того, по одному представителю по представлению делегации Украины, Белоруссии и Молдавии.

Кстати, у нас были и предложения по поводу этих возможных трех кандидатур от Украины, Белоруссии и Молдавии. Хотя это, конечно, дело их делегаций, но они были: Шинкарук Владимир Илларионович — директор Института философии;

Быков Василий Владимирович — писатель;

и Друцэ Ион Пантелеевич — писатель.

Председателем комиссии предлагаем Айтматова Чингиза, писателя, г. Фрунзе. Это, во-первых.

Во-вторых, обязать Министерство иностранных дел СССР и иные ведомства и архивы предоставить в распоряжение комиссии все необходимые материалы.

В-третьих, комиссии предоставить свое заключение в Верховный Совет Советского Союза к концу июня этого года и пре дать гласности результаты своей деятельности.

Остается вопрос, почему такая спешка? Потому, что 23 августа этого года исполняется 50 лет соглашению с Гитлером о разделе Европы. И поэтому мы должны кое-что делать сразу. Кроме того, были предложения сразу денонсировать этот пакт с момента подписания. Это неплохое предложение, но многие наши депутаты не знают текста, во-первых, а во-вторых, этого мало. Надо делать выводы из этого. Одной недействительности мало. Из этого вытекает многое, поэтому комиссию надо все-таки создать. Этот проект составили депутаты от эстонской делегации с активным участием Литвы, Латвии, но прежде всего нашего президиума.

Эндель Липпмаа – один из радикальнейших сепаратистов. Уже сама формулировка постановления, предложенная им, носила мошеннический характер. Из контекста ее следует, что задача депутатской комиссии – дать оценку «секретным протоколам» которые и были, дескать, главной составной частью некоего пакта, а не выяснять, существуют ли они вообще. На этом примере видно, почему фальсификаторы и сепаратисты навязчиво называют советско-германский договор августа 1939 г. пактом. Суть этой терминологической манипуляции в том, чтобы представить, будто договор о ненападении и «секретные протоколы» составляли собой единый пакт.

Спешка была неслучайной. На 23 августа 1989 г. была запланирована самая грандиозная манифестация за всю историю человечества – сепаратисты рассчитывали выстроить вдоль шоссе от Вильнюса до Риги сотни тысяч человек, протестующих против «пакта Молотова-Риббентропа» и «насильственного присоединения» прибалтийских республик к СССР. К этой дате комиссия должна была впервые официально заявить от имени Советского Союза о преступном характере «сговора» между Германией и СССР, поделившим Восточную Европу.

Липпмаа был настоящим фокусником. Когда потребовалось как-то обосновать молотовскую подпись латиницей, этот депутат якобы представил… личную коллекцию образцов подписей Молотова, где по случаю как раз нашлись образцы его подписи по-немецки. Вот что об этом сообщает Владимир Абаринов в журнале «Новая Польша» (№4(85), 2007 г.): «Постановлению предшествовали разнообразные и хитроумные ходы, направленные на легитимацию копий. Одним из главных возражений противников признания аутентичности копий была подпись Молотова, сделанная латиницей, что не соответствовало дипломатическому протоколу и как будто не было в обычае у наркома иностранных дел. Тогда депутат от Эстонии академик Эндель Липпмаа представил комиссии образчики латинского автографа Молотова из своей личной коллекции – оказалось, что на иноязычных экземплярах документов Молотов подписывался именно так».

(http://www.novpol.ru/?id=792).

Председательствующий. Товарищи депутаты! Если нет возражений, давайте утвердим предложение, внесенное нам, и проголосуем. Нет возражений?

С места. Нет.

Председательствующий. Формулировку комиссии, наименование, да? Депутат Яровой.

Яровой В.И., директор производственного объедине­ния «Государственный союзный завод «Двигатель» име­ни В.И. Ленина», г. Таллинн (Таллиннский — Ласнамяэский национально-территориальный избирательный округ, Эстонская ССР). Товарищи депутаты! Вокруг этого пакта идет очень много разговоров и по стране, и особенно в Прибалтике. В течение полутора лет практически идет обработка коренного населения вокруг этого пакта, вызывается недоверие эстонской части населения. В результате неэстонская часть превратилась в «оккупантов», в «колонизаторов» и неизвестно в кого. Я считаю, та комиссия, которая составлена по инициативе эстонских депутатов, должна быть отстранена от рассмотрения данного вопроса, поскольку они заинтересованы в решении этого вопроса. (Аплодисмен­ты.)

Здравое предложение. Дать объективную оценку способен только непредвзятый специалист. Тут же получается, что «жертвы оккупации» создали комиссию для того, чтобы дать моральную оценку «оккупантам».

Председательствующий. Еще есть предложения или желающие выступить?

Горбачев М.С. Какой-то вопрос хотели задать това­рищи.

Председательствующий. Наименование комиссии спрашивают, цель комиссии.

Липпмаа Э.Т. Цель комиссии простая. Чтобы не было недоразумений, чтобы могли хорошо и эффективно двигаться вперед. Не для разжигания разногласий, а для решения вопроса, чтобы не было лишних разговоров, а мы бы могли деловым образом работать.

Блестящий ответ! Если я когда-нибудь буду писать учебник словоблудия, то эта фраза войдет в его золотой фонд.

Председательствующий. Пожалуйста, вопрос.

Алферов Ж.И., академик, директор Физико-техни­ческого института имени Л. Ф. Иоффе Академии наук СССР, г. Ленинград (От Академии наук СССР). У меня чисто юридический вопрос по поводу того, что договор потерял силу. Я понимал, что 22 июня, с началом войны, договор Молотов-Риббентроп потерял силу. (Аплодисменты.)

Можно совершенно четко формулировать отношение к договору, я, как и многие другие, считаю, что этот договор был позорным явлением в нашей истории. Но надо ли обсуждать вопрос — потерял он силу или нет? Он потерял силу 22 июня, когда началась война. (Апло­дисменты.)

Иванов В.В., доктор филологических наук, заведую­щий сектором Института славяноведения и балканистики Академии наук СССР, г. Москва. (От Академии наук СССР). Я хочу внести предложение по процедуре обсуждения этого вопроса. Вопрос представляется чрезвычайно важным — может быть, одним из важнейших, которые мы обсуждаем на нашей этой сессии, и хотелось бы внимания к самой процедуре обсуждения. Делегации трех республик внесли предложение. Разумеется, абсолютным большинством мы можем его отвергнуть и этим повергнем себя еще в один очень существенный конфликт внутри нашего федеративного государства. Я предлагаю использовать метод согласия, который вообще мы слишком мало используем. Не нужно нам заниматься большинством и меньшинством. Это путь, который уже исторически показал себя как неправильный. Мы должны добиваться согласия. И, мне кажется, что предложений трех республик достаточно для того, чтобы Съезд путем согласия принял это предложение. (Аплодисменты.)

Семенов В. М., секретарь Гродненского областного комитета Компартии Белоруссии (Гродненский территориальный избирательный округ, Гродненская область). Товарищи! Я, как видите, из Западной Белоруссии. Выступаю по процедурному вопросу. У нас может появиться слишком много предложений, в том числе наболевших, серьезных, важных. Нельзя все вопросы выносить только на Съезд. У меня предложение: поручить вновь избранному Верховному совету рассмотреть этот вопрос.

Депутат (не представился). Уважаемые депутаты, уважаемые товарищи из президиума, я поддерживаю ранее выступившего здесь товарища из Западной Белоруссии и хочу сказать: мы должны создать комиссию по Чернобылю, о трагедии, которая случилась. А вот эти второстепенные вопросы могут подождать. Потому что затронуты, действительно, не только Белоруссия, Украина, но и Россия. А вот эти вопросы может ре шить Президиум Верховного Совета и вынести на решение нашего Съезда. И давайте мы будем конструктивно и по-деловому подходить к вопросам. Будем решать эти вопросы. Ведь от нас избиратели ждут действительно конкретных дел.

Березов В.А., второй секретарь ЦК Компартии Лит­вы (Таурагский национально-территориальный избирательный округ, Литовская ССР). Я сам — русский, я вас прошу, депутаты, поддержать эту комиссию. Это — самая болевая точка прибалтийских народов, и надо решить эти проблемы. Потому что тут не идет разговор о пакте Молотова-Риббентропа. Вы получили обращение Верховного Совета Литовской ССР Всем вам роздали его. И обращается Верховный Совет Литовской ССР, чтобы решить эту проблему. Это — не о пакте самом, а о тайных договорах Молотова- Риббентропа. Об этих тайных договорах все время идет разговор: что их нет, что они потеряны и так далее. Это — накал страстей. И мы, депутаты из Литвы, Латвии и Эстонии, не можем вернуться, не решив этого вопроса. Очень прошу поддержать эту комиссию. (Ап­лодисменты.)

(продолжение)

 

 


promo kungurov may 17, 2012 21:02 11
Buy for 100 tokens
Мои серии: Если бы я был Сталиным, Возможна ли в РФ революция?, Как победить коррупцию, Теракты в московском метро: почерк спецслужб, Почему падает рубль, Украинскй зомбиленд: взгляд изнутри, Феномен Собянина: то, о чем не знают москвичи, Как я спасал режим Януковича, Анатомия…

  • 1
"...Липпмаа был настоящим фокусником. Когда потребовалось как-то обосновать молотовскую подпись латиницей, этот депутат якобы представил… личную коллекцию образцов подписей Молотова, где по случаю как раз нашлись образцы его подписи по-немецки. Вот что об этом сообщает Владимир Абаринов в журнале «Новая Польша» (№4(85), 2007 г.): «Постановлению предшествовали разнообразные и хитроумные ходы, направленные на легитимацию копий. Одним из главных возражений противников признания аутентичности копий была подпись Молотова, сделанная латиницей, что не соответствовало дипломатическому протоколу и как будто не было в обычае у наркома иностранных дел. Тогда депутат от Эстонии академик Эндель Липпмаа представил комиссии образчики латинского автографа Молотова из своей личной коллекции – оказалось, что на иноязычных экземплярах документов Молотов подписывался именно так»..."

Если бы вы были хоть чуть-чуть в теме, то знали бы что есть масса абсолютно легальных международных документов, в том числе и между СССР и Германией, где представители СССР подписывались латинскими буквами.

Я прошу предъявить хоть один пример подписи Молотова латиницей (кроме секретных протоколов) на "легальном международном документе". В противном случае ваше утверждение окажется полностью голословным.
Что касается подписи латиницей неких абстрактных представителей СССР, то не исключаю этого - многие народы СССР имели письменность на основе латиницы. Поэтому в том, что какой-нибудь сотрудник НКИД (например, казах или молдованин) напишет свою фамилию на документе на родном языке, я не вижу ничего странного.


Я не знаю, можно ли товарищей Чичерина или Крестинского назвать абстрактными представителями СССР. Первый был народным комиссаром НКИД, а второй полпредом СССР в Германии. Подозреваю, что ни казахом, ни молдаванином ни тот ни другой не были.

Товарищ Крестинский подписывал от СССР договор с Германией от 24 апреля 1926 года. Со стороны Германии договор подписал министр иностранных дел Густав Штреземан.

Это подлинники русской и немецкой версий:





А это подпись товарища Чичерина на подлиннике Раппальского соглашения с той же Германией. Она на латинице? Ась? )





Что касается этого: "...Я прошу предъявить хоть один пример подписи Молотова латиницей (кроме секретных протоколов) на "легальном международном документе". В противном случае ваше утверждение окажется полностью голословным..."

Это совсем простая задача. В государственном архиве Эстонии хранится подлинник пакта о взаимопомощи, между СССР и Эстоний, подписанный 28 сентября 1939 года. Документ абсолютно легальный, абсолютно международный и совсем несекретный.

http://riigi.arhiiv.ee/naitus/Ep1920-1946/04/03_ERA.957.18.78_lk.3.jpg

http://riigi.arhiiv.ee/naitus/Ep1920-1946/04/04_ERA.957.18.78_lk.9.jpg

Что касается Чичерина - так он был наполовину немцем. Какой язык для него был родным - бог весть (возможно, тот, на котором ему пела колыбельные мать Жоржина Мейендорф). Крестинский - тот вообще еврей из черты осделости. Так что латиница для него не более родная, чем кириллица.
А вот за молотовские подписи респект. Если они подлинные, конечно, а не из очередной "коллекции Липпмаа". Буду в дальнейшем иметь в виду.
Жаль только, вы не сможете получить изображения "оригиналов" секретных протоколов, а без этого нельзя говорить об их существовании. В обороте находятся только фотокопии фон Леша, которые и выдаются иногда за оригиналы.

"...Жаль только, вы не сможете получить изображения "оригиналов" секретных протоколов, а без этого нельзя говорить об их существовании..."

О существовании чего-то нельзя говорить без подлинников? Очень интересный исторический подход.

"...Крестинский - тот вообще еврей из черты осделости. Так что латиница для него не более родная, чем кириллица..."

Забавно... А может Крестинский должен был договор с Германией на идише подписать? )

=А может Крестинский должен был договор с Германией на идише подписать?=
Если бы его не шпекнули в 38-м, он бы гипотетически мог стать министром иностранных дел Израиля - тогда бы подписывался на идише.

=О существовании чего-то нельзя говорить без подлинников? Очень интересный исторический подход=

Имея в виду огромный массив фальшивок, спекуляций и подтасовок по этой теме, я готов обсуждать вопрос о существовании секретных протоколов только по предъявлении оригиналов. Пока же остается рассматривать лишь "симулякры", находя в них прямые и косвенные признаки фальсификации.
Заметим в скобках, что я далек от того, чтобы с ходу отрицать существование протоколов, но если коллективный разум официозной исторической науки не смог выдать ничего более убедительного, нежели маразматический бред Безыменского, или резунистский бред Пронина, остается лишь сомневаться в самом факте их существования. Собственно, вера в протоколы держится лишь на американском сливе 1948 г. в анонимном сборнике да на авторитете прораба перестройки Яковлева. Аргументы слабоваты. Иных нет.

Ага! Американский слив 1948 года... ) Протоколы неоднократно упоминаются во внутреннем секретном меморандуме для правительства Великобритании от октября 1945 года.

Возможно. А еще их публиковали в "Сент-Луис пост диспетч" 23 мая 1946 г. Это тоже раньше было. Факт, что введение в пропагандистский оборот их произошло только в 48-м. Попытка вброса на Нюрнбергском процессе успеха не имела. Упоминание в меморандуме (если он подлинный, а не сочиненный задним числом) может быть свидетельством того, что протоколы сфальсифицированы не позднее октября 45-го. Но между фальсификацией и введением в оборот проходит время. Если англичане и американцы якобы знали о протоколах, почему на этот счет не был допрошен Риббентроп на следствии? Ведь все обвиняемые находились под полным контролем союзников - это советских представителей к ним фактически не пускали.
Был у англичан такой мощный козыть - а они им не воспользовались, хотя именно в этот момент шла "война" между СССР и Великобританией за Иран. Англичане вообще засветились в этом деле только когда "пенсионер" Черчилль опубликовал первый том своей "Второй мировой войны". До этого даже "свободная" английская пресса молчала. Этому есть хоть какое-то объяснение?
Логично только одно: в правящих лондонских кругах поняли, что протоколы - фальшивка, и на разводки американцев никак не реагировали. Пришлось янки самим шевелиться. Во всем, что касается протоколов в начальной стадии их внедрения - торчат ушки госдепа. А Черчилль встрял в это дело исключительно потому, что возглавлял проамериканское лобби в Британии.

"...Логично только одно: в правящих лондонских кругах поняли, что протоколы - фальшивка, и на разводки американцев никак не реагировали..."

Это из чего такой вывод? У англичан куча документов осела в которых масса всего о протоколах. И получили они их раньше, чем американцы и писать о них начали раньше. Хотя бы тот же PREM 8/40 взять.

Что такое PREM 8\40? Помнится, Безыменский ссылался на какой-то секретный доклад Черчиллю из фондов ПРЕМ от ноября 1945 г.
Важно, КОГДА и при каких обстоятельствах эти документы осели. Если рассмотреть гипотезу о том, что секретные протоколы появились в 1939 г., а через агентуру Болена в германском посольстве и Фицроя Маклина информация стала известна британскому правительству, как гласит каноническая версия мифа, то документальный шлейф должен тянуться с 39-го года.
Если его нет, то кому и с какой целью понадобилось вбрасывать липу о доблестных шпионах, вскрывших заговор века еще 24 августа 1939? А ведь во вбросе участвовал не только мелкая шавка вроде брехливого нацистского перевертыша Херварта, но и такой видный госдеятель США, как Чарльз Болен.
Если принять версию фальсификации немцами в конце войны (В. Сидак) или союзниками (моя и А.Мартиросяна), то первые следы должны появиться после мая 1945 г. Так оно и есть. Каноническая версия мифа говорит о мае 45-го, хотя Безыменский отчего-то ляпнул про апрель, когда якобы Леш сдал катушку англичанам в Мюльхаузене.
Как вброс осуществлялся технически - можно только гадать. Вероятно, катушка фон Леша была подброшена американцами в массив захваченных в Гарце архивов МИД (трофеи достались именно пиндосам). Их разбор происходил в Лондоне. Поэтому тот, кто вдруг обнаружил микрофильмы, вполне мог принять их за чистую монету, после чего пошла цепочка докаладов по инстанции вплоть до кабинета министров. Вот и появился документальный шлейф.
И, разумеется, фальсификаторы были очень заинтересованы, чтобы подделку английские министры восприняли как подлинный документ.
Итак, ключевой вопрос - хронологический. С какого момента упоминаются протоколы?


Американцы подбросили англичанам 400 тонн фальшивых документов? )))

Что касается доклада "Черчиллю"- то это был доклад не Черчиллю, а английскому правительству английского госсекретаря по международным делам от 29 октября 1945 года. У меня этот доклад есть:

http://depositfiles.com/files/8q4g3pau9

Вроде бы, 300 тонн. Но вряд ли все они были фальшивыми. Я думаю, пиндосам хватило пары кило для вброса.
Безыменский писал в "докладе" Горбачеву именно о ноябрьском докладе разведки, и именно в адрес Черчилля. Поэтому я его и считаю дурачком - даже врать не может складно.

В докладе кратко изложено то, что потом попало в сборник Nazi-Soviet Relations 1939-1941. Washington, 1948. Никаких новых подробностей из него почерпнуть нельзя. Многие ляпы так же здесь присутствуют вроде страшилки о базе Советских ВМФ на Дарданеллах. Но докалад интересен другим. Самое любопытное - на первой странице. Там стоит гриф "Совершенно секретно" и номер отпечатанной копии - 45. Я даже готов не придираться к тому, что совершенно секретный отчет не имеет ни подписи отправителя, ни конкретного адресата (который, разумеется, должен иметь полномочия на доступ к гостайне), ни инициалов машинстки, ни реквизитов получателя. Любопытно то, что за 6 (шесть) дней госсекретарь наштамповал уже 45 копий. При такой тиражной политике засекречивать документ просто не имеет смысла. Абсолютно никакого!

Складывается впечатление, что целью его обнародования был именно широкомасштабный слив дезы. Мол, смотрите, - русские такие агрессивные, еще, дескать, в 39-м хотели базу в Дарданеллах, которая бесполезна для обороны, но представляет угрозу для британских коммуникаций в Средиземноморье. Слишком уж примитивно. Но в условиях разгорающейся холодной войны могло и сработать.

Ах, да, еще в Баварии, помимо гор Гарца, захватили часть архивов МИД Германии. Так что суммарно могло получиться и 400 тонн.

"...Складывается впечатление, что целью его обнародования был именно широкомасштабный слив дезы. Мол, смотрите, - русские такие агрессивные, еще, дескать, в 39-м хотели базу в Дарданеллах, которая бесполезна для обороны, но представляет угрозу для британских коммуникаций в Средиземноморье. Слишком уж примитивно. Но в условиях разгорающейся холодной войны могло и сработать..."

Этот доклад никто не обнародовал. Он был рассекречен спустя 30 лет и сейчас находится в национальном архиве Великобритании в свободном доступе. Новые подробности и не нужны- там вполне чётко упомянуты секретные протоколы, а разговоры о пропаганде неуместны вообще- это секретный доклад для правительства, а не для народных масс.

Что касается подписей, то их там и быть не должно- этот документ раздавался членам правительства в виде меморандума, типа как брошюра. В Национальном архиве Великобритании почти все правительственные документы имеют такую форму.

=Этот доклад никто не обнародовал=
Ну, при таком тираже "типа как брошюры" можно говорить об обнародовании. Гриф "Совершенно секретно" был формальностью. Если уж министр культуры и министр сельского хозяйства были посвящены в секрет, то секретом здесь и не пахнет.

=разговоры о пропаганде неуместны=
Никто и не говорил о пропаганде. Речь идет о дезинформации (сознаетльной или несознательной - другой вопрос). Поэтому информировали даже министра по делам огурцов и овечек.

Но в любом случае упоминание секретных протоколов ПОСЛЕ их фабрикации никак не доказывает их подлинности. Для этого, как минимум, нужно найти их упоминания до 45-го года. А их нет.

Интересно, а почему в этом "доподлинном" документе Молотов подписывается, как "W.Molotoff", а в секретном протоколе к СГДН месяцем ранее, как "W.Molotow". Что жж это у него такая подпись "вариативная" ?

Одна на немецкий манер. Немцы используют в фамилиях и именах W.

  • 1
?

Log in