kungurov

Делай, что должен, и будь, что будет


Previous Entry Share Next Entry
kungurov

Доктрина "Москва - Третий Рим", как порождение средневековой гомофобии

Многие профессиональные историки обижаются, когда я называю их профессиональными онанистами. Ведь они типа работают – что-то там пишут, зарплату получают.  А в чем польза от их типа работы? Кому нужны тонны совершенно бессмысленной писанины? Недавно наткнулся на образчик заумно-бессмысленного словесного онанизма –

статью к. филол. н. Галины Дьяченко  «Идея «Москва — Третий Рим» и её влияние на русскую государственность».

Много текста, много цитат (по моему, совершенно не в тему, чисто для объема), правильно оформленный список использованной литературы. Смысла – ноль.

В части 4 работы утверждается, что «Идея «Третьего Рима» имеет огромное значение в становлении русской государственности». Далее следует еще целых 4 объемных абзаца текста, но ни единого слова об «огромном значении» или вообще хоть каком-то значении нет. Я говорю совершенно буквально – НЕТ НИ СЛОВА.

Может быть, об этом говорится в других частях этого псевдонаучного сочинения? Тоже нет! Да и не мудрено – в конце XIX века, когда об идее «Третьего Рима» заговорили, общественность готовилась торжественно отметить 1000-летие русской государственности. Так что тезисы насчет влияния на становление – это пальцем в небо.

Как же в действительности обстояло дело с  доктриной «Третьего Рима»? Давайте разберемся.

У кого длиннее…

У всякого народа есть некий устойчивый комплекс представлений о себе, о собственном характере, своей истории, предназначении – все это и называется национальным самосознанием. Ничуть не удивительно, что всякий народ видит себя гораздо более красивым, героическим, культурным и благородным, нежели соседи. И на этой почве зачастую возникает явление этноцентризма, которое можно окрестить национальной мегаломанией, то есть манией величия, проще говоря. Например, китайцы считают себя самым древним цивилизованным народом на планете, и им плевать, что то же самое думают о себе японцы, иранцы, индийцы или греки. Китайское правительство даже затрачивает значительное количество средств на изыскания на своей территории останков древнего человека, который оказался бы самым древним из всех известных науке. Казалось бы, что с того, что родиной человечества является Африка, как считает современная антропология? Но нет, если китайцы отыщут где-нибудь в долине реки Янцзы череп, который будет ближе к обезьяне, то это будет интерпретировано ими, как признак исключительности китайской нации, его «первородности» по отношению к остальным народам. Как говорится, флаг им в руки.

Термин «национальная мегаломания» ввел известный польский этнограф Ян Станислав Быстронь. Надо полагать, в польской мегаломании он толк понимает. Алексей Юдин в статье «Новая украинская мифология» (журнал «Неприкосновенный Запас», №1, 2000 г.) рассказывает о его этнографических изысканиях: «Быстронь писал о ксендзе-францисканце, докторе теологии, генерале Общества по выкупанию узников Войцехе Демболенцком, который издал в 1633 г. в Варшаве любопытную книгу, посвященную доказательству прав древнейшего в Европе Королевства Польского (или Скифского) на наследство Адама, Сифа и Иафета и, соответственно, на мировое господство. В книге говорилось, в частности, о былом переносе трона мира из Ливана на территорию Польской Короны, из чего следовал вывод, что поляки-скифы (или сарматы) - древнейший народ на земле и прямо наследуют политическую власть надо всем миром. Для автора было несомненным, «что белый орел вскоре снова будет простирать крыла свои надо всем светом, когда какой-либо король польский, или аквилонский, покорив турок, трон или мировое Величество перенесет из Польши в Сирию и установит там на Ливанской горе, где он был изначально и откуда его к нам Полях (так!), наш предок, перенес. И на нем с наследниками своими до скончания света вновь как прежде будет властвовать над Азией, Африкой и Европой».

Права Польши на воссоздание мировой империи опираются здесь на родословные. Но Демболенцкий приводил и лингвистические аргументы. Ясно, что если до смешения наречий во время строительства Вавилонской башни человечество пользовалось одним единственным языком, то лишь один язык из ныне существующих может претендовать на статус первого, изначального (соответственно - сакрального, истинного, сотворенного Богом для первых людей). Таковым, несомненно, является «словеньски» (т. е. по сути польский), который Демболенцкий отождествлял с первым в мире сирийским языком. Греческий, латынь и прочие языки ведут свой род от славянского. Аргумент в пользу «первичности» славянского приводился весьма остроумный: никакой иноземец («никакая неукрепленная губа») не выговорит его слов chrzaszcz, chrzest, trzpien, trzmiel и им подобных. Это ли не свидетельство превосходства?! Впрочем, языковая мегаломания не ограничилась в Польше XVII веком. Быстронь писал, что даже в 1895 г. в Вильне вышла книга известного библиографа середины прошлого века Адама Йохера под названием: «Гармония языков, или слияние их в один, то есть польский, при помощи финикийского, возвращенного в семью славянских языков», где автор доказывал первичность польского языка».

У поляков были достойные ученики – украинцы, которых они наспех «слепили из того что было». Вся история украинства составляет меньше двух веков, зато с каким азартом «национально свидомые» хлопцы пыжатся померяться пиписками со старшими, а потом с упоением хвастаются, что у них самая длинная в Европе…история.

Старец Филофей – обличитель гомосеков

В этом ключе интересно посмотреть, являлся ли русский народ когда-нибудь носителем идеи собственной исключительности. Следует даже сузить вопрос – надо отыскать примеры, когда этой идеей была бы одержима элита, поскольку народ как таковой может участвовать в реализации некоего мессианского проекта, не осознавая его сути. Попы сегодня очень любят поразводить демагогию о богоизбранности русского народа, что свидетельствует лишь об их неспособности к творчеству. Если бы они обладали хоть толикой творческой фантазии, то смогли бы придумать что-нибудь оригинальное, а так они всего лишь занимаются банальным плагиатом, перекраивая известные концепции богоизбранности еврейского народа (иудаизм), богоизбранности немецкого народа (национал-социализм) и им подобных верований. Идея богоизбранности деструктивна сама по себе, поскольку предполагает пассивное следование неким посылам свыше (божьей воле, воле фюрера), в то время как в любой ситуации, а в кризисной тем более, необходим активный анализ и поиск путей творческого решения стоящих задач.

Упомянул я о попах лишь потому, что в их обосновании русской богоизбранности ключевое место занимает формула «Москва – третий Рим». Вкратце суть ее такова. Зародилось христианство в первом Риме, но римляне оказались плохими христианами и Рим пал под ударом варваров. Наследником его выступила «Византия», где христианство было трансформировано в православие, откуда оно и пришло на Русь. Однако греки (ромеи) отчего-то тоже испортились нравом и Царьград (второй Рим) пал под ударами турок. Знамо дело, боженька их наказал за некие грехи. Таким образом Москва стала наследником двух павших Римов и мировым центром единственно верной религии – православия, приобретая некое вселенское духовное значение. Это, соответственно наделяет русских ответственностью непосредственно перед богом за то, чтоб третий Рим стоял до скончания веков, поскольку «два Рима пали, третий стоит, а четвертому не бывать». Вот вам и вся нехитрая подоплека богоизбранности – русские, дескать, являются хранителями прообраза царства божия на земле. Когда царство божие воплотится, то Москва должна стать центром мира. Rusland, Rusland, uber alles.

Автором этой идеи считается некий старец (или игумен) Трехсвятительского Псковского Елеазарова монастыря Филофей, живший в XVI в. Энциклопедия Брокгауза и Ефрона утверждает, что Филофей «впервые обстоятельно развивает знаменитую теорию о Москве как о третьем Риме, хранителе правой христианской веры». Как ни странно, вся «обстоятельная теория» умещается в несколько строк, оказавшихся в послании царю Василию III: «Тот, кто от вышней и от всемогущей, все в себе содержащей, десницы Божьей, которой цари царствуют и которой великие славятся и могучие возвещают праведность твою, пресветлейшего и высокопрестольнейшего государя великого князя, православного христианского царя и владыки всех, держащему бразды святых Божьих престолов, святой вселенской соборной апостольской церкви пречистой Богородицы, честного и славного ее Успения, кто вместо римского и константинопольского владык воссиял, — ибо старого Рима церковь пала по неверию ереси Аполлинария, второго же Рима, Константинова града, церковные двери внуки агарян секирами и топорами рассекли, а эта теперь же третьего, нового Рима, державного твоего царства святая соборная апостольская церковь во всех концах вселенной в православной христианской вере по всей поднебесной больше солнца светится, — так пусть знает твоя державность, благочестивый царь, что все православные царства христианской веры сошлись в едином твоем царстве: один ты во всей поднебесной христианам царь».

 («Послание к великому князю Василию, в нем же об исправлении крестного знамения и о содомском блуде»)

Вот и вся теория – лишь верноподданническая лесть в адрес монарха, и не более того. Да и обращено послание отнюдь не к вопросам большой геополитики, а исключительно нуждам церковным и проблемам нравственности. Например, псковский инок в своем сочинении обличает педерастию и призывает государя «содержати царство твое со страхом божиим».

О самом Филофее практически ничего не известно, даже годы его жизни. Ему приписывают несколько писем, как то послания к псковскому дьяку Мисюрю Мунехину, послание к «некоему вельможе, в миру живущему», послания к великому князю Василию Ивановичу и к царю Иоанну Грозному, где автор оспаривает астрологические предсказания или печется о сугубо местных псковских делах.

Национальная идея задним числом

В старину идея всемирной империи включала не столько светское, политическое, сколько религиозное содержание, поэтому говорить о том, что Филофей сформулировал русскую государственную идею, над реализацией которой с тех пор бились все русские цари, совершенно неверно. Да, московские, а после петербургские государи очень деятельно пропагандировали идею защиты православных народов, но исключительно потому, что все православные народы находились тогда под властью Турции – традиционного соперника Российской империи. То, что эта концепция была сугубо политическая, прекрасно демонстрирует то, что бедственное положение не просто православного, но еще и единокровного русского населения Австрии, петербургских правителей оставляло абсолютно равнодушным.

Николай Ульянов в статье «Комплекс Филофея» утверждает следующее: «Памятников письменности с упоминанием о третьем Риме насчитывается ничтожное количество, и среди них нет ни одного, посвященного специально этой теме. Государство, во всяком случае, не прокламировало ничего такого. Ни в официальных актах, ни в летописных сводах, вроде Воскресенского и Никоновского, игравших роль тогдашних официозов, ни в Степенной Книге упоминания о Москве — третьем Риме не находим. Его нет в цикле документов и текстов, связанных с венчанием Дмитрия Ивановича и Ивана Грозного.

Только в «утвержденной грамоте» константинопольского патриарха Иеремии, приехавшего в 1589 году на Русь и давшего согласие на учреждение патриаршества в Москве, находим почти дословную формулу Филофея. Но в этом как раз и приходится видеть подтверждение давно высказанной мысли, что лозунг «Третий Рим» надо рассматривать как чисто церковную идеологию. И если подсчитать памятники, в которых он фигурирует, то, за ничтожным исключением, это будут сплошь памятники церковной письменности… Можно думать, что в самой церкви идея третьего Рима выродилась в XVI веке в чисто практическую идею — возведение московского митрополита в сан вселенского патриарха. Как только эта цель была достигнута, о третьем Риме замолчали. В XVII веке почти не находим произведений с упоминанием о нем».(«Вопросы истории», № 8, 1994 г.).

Кстати, нельзя даже сказать, что Филофей был автором идеи третьего Рима. Он всего лишь интерпретировал известную тогда доктрину второго Рима, сформулированную патриархом Фотием: «И как владычество Израиля длилось до пришествия Христа, так и от нас, греков, мы веруем, не отнимется царство до второго пришествия Господа нашего Иисуса Христа». Но не выгорело у греков с царством. В правление Ивана III наблюдается наплыв «ученых мужей» с Балкан в Москву (скорее всего из-за турецкой экспансии), куда они принесли свои политические идеи. Потому для русского культурного слоя того времени знакомство с концепцией второго Рима является само собой разумеющимся, но говорить о перенесении ее на московскую почву оснований нет. То, что в восхвалениях деяний московских государей мы встречаем сравнение их с ромейскими императорами, а Москва величается новым Царьградом, не следует воспринимать буквально – это лишь стилистический прием, широко применяемый в пышных официозных панегириках.

Десять филофеевских строчек не оказали, да и не могли оказать при неразвитости книжной культуры ни малейшего влияния на национальное самосознание в его время. Не были они восприняты и государственной элитой в качестве, как сейчас бы сказали, национальной идеи. По смерти Филофея он был вскорости забыт, и лишь изредка его имя упоминалось в сочинениях некоторых раскольнических писателей (Аввакум, Авраамий) по вопросу о крестном знамении или критики католицизма и волховства. Насколько прочно Филофей был забыт в России, иллюстрирует тот факт, что он даже не упомянут в изданном в 1827 г. «Словаре историческом о бывших в России писателях духовного чина», составленном знаменитым исследователем древности, митрополитом киевским Евфимием Болховитиновым. Впервые имя Филофея упоминается в печати в 1846 г. В связи с публикацией в I томе «Дополнений к Актам Историческим» его послания к дьяку Мунехину. Остальные его послания то в выдержках, то полностью стали появляться в печати тольков конце 50-х и в 60-х годах XIX столетия в «Православном Собеседнике».

(продолжение здесь)


promo redpill_ru july 8, 11:22 1
Buy for 110 tokens
Если женщина таки полюбила (проблема в том, что женщины редко влюбляются "по-настоящему"), то это, навсегда скорее всего, надолго. Тем не менее, женщина влюбившаяся "по-настоящему" может и разлюбить своего мужчину. Наивные мужчины верят, что разлюбить женщина может за…

  • 1
Не по сути, а по форме.
Гомофобия - один из вариантов фобий - навязчивых иррациональных страхов (именно страхов с соответствующими вегетативными проявлениями)- феномен достаточно редкий и в ряде случаев действительно связанный с латентной гомосексуальностью.
Этот медицинский (и редкий) феномен сделали, вернее, назначили социальным явлением сами гомосексуалы, которые теперь против тех, кто осуждает их слишком вызывающее, эпатирующее общество поведение (гей-парады, соответствующая мода... Кстати, я слышал, что в гей-индустрии немалые деньги крутятся: "их" клубы, модельные агентства, отели...) выстраивают нехитрый силлогизм: кто нас осуждает, тот не просто против нас, а такой же, как мы, просто еще этого не осознал.

Филофей осуждал педерастию, но гомофобией не страдал :-)

Я рад, что у вас все в порядке с чувством юмора.
Но что касается гомофобии, то это - не только медицинский, но и социальный феномен. В 16 веке, кстати, упадок нравов был такой, что борьба с гомосятиной приобрела не только социальное, но и государственное значение. Ибо известно, что упадок нравов способствует упадку государства. О том, собственно, и пишет Филофей, говоря о необходимости содержать царствие со страхомбожиим, ибо в противном случае кара будет страшной. И приводит конкретный пример упадка двух Римов.

Размышление

Привет. Не плохая статья, обязательно почитаю продолжение. Однако, ты меня удивил. В 1448 г. Собор русских епископов поставил Митрополитом Московским и всея Руси Иону, тем самым положив начало автокефалии (от греч. самовозлавление) Русской Церкви. Как известно, русский митрополит Исидор подписал унию (Ферраро-Флорентийскую), тем самым создав прецедент послуживший толчком к исторически назревшему событию — отделению Русской Церкви от кириархальной Константинопольской Церкви. Я думаю, ты упустил истинные причины побудившие великого князя Московского и всея Руси Василия III отнестись более чем внимательно к посланию старца Филофея "Об исправлении крестного знамения и о содомском блуде", в котором впервые формулируется религиозная идея о Москве – третьем Риме, а также преемственность власти московского великого князя и византийского императора. Нужны были политико-идеологические мотивации, для неканонической автокефалии. Вот ОНО. И они нашлись: "Соборная Церковь наша в твоём державном царстве одна теперь паче солнца сияет благочестием во всей поднебесной; все православные царства собрались в одном твоём царстве; на всей земле один ты – христианский царь". Ну что же последовательно, ясно и целостно. С этого времени, думаю можно говорить о Русской Церкви, как о национальной. В то время в простом народе ходил такой интересный пересказ беседы Христа с самарянкой: "Она Ему говорит: как же я Тебе дам напиться, когда Ты – Еврей; а Он её в ответ: врёшь, говорит, я чистый русский". Национальный менталитет, в нашем случае русский, как бы русифицировал Евангелие, породив тем самым и русского Христа.
Теперь ещё раз. 1/Ферраро-Флорентийская уния. 2/Незаконная автокефалия. 3/Национально-христианская идентификация. 4/Религиозно-национальная концепция.
Отдаю тему. Узнай в связи со своей хорошой темой, а что такое "Константинопольский проект"? Подсказка. Антонио Пассевино /папский нунций/ и Иоанн Грозный. С удовольствием прочитаю, что ты по этому поводу думаеш.

Re: Размышление

История церкви - вопрос темный. Дело в том, что история РПЦ пишется самой церковью, и судя по вопиющим противоречиям между официозом и дошедшим до нас историческим документам и литературным источникам, официальная версия - прилизанный лубок, и к реальности отношение имеет слабое. У меня об этом есть много в книге "Фантомная империя" (еще не вышла):

"Арсений Суханов (1600?-1668 гг.) — иеромонах, распорядитель московского Богоявленского монастыря, келарь Троице-Сергиева монастыря. Знал греческий, латинский и польский языки, владел грамматикой, риторикой и диалектикой. Существует предположение, что Суханов получил образование в одной из школ западнорусских братств. В 1649 г. Москву для сбора пожертвований на украшение Гроба Господня посетил иерусалимский патриарх Паисий. Он обратил внимание царя Алексея Михайловича и патриарха Иосифа (предшественник Никона) на то, что в русских богослужениях присутствуют отступления от обрядов восточной православной церкви. В 1649 г. Арсений отправился в Константинополь с заданием описать церковные обычаи. Однако добрался только до Ясс и оттуда возвратился в Москву. Во второй раз он побывал в Афоне. Результатом этой поездки стало его полемическое сочинение «Прения с греками о вере». В третье путешествие посетил греческие острова, Египет, Константинополь. В 1654 г. патриарх Никон посылает Суханова на Афон для приобретения греческих рукописей, необходимых для начавшегося исправления богослужебных книг. Суханов, как считается, доставил в Москву около 700 рукописей. C 1661 года руководил работой Московского Печатного двора, то есть находился на переднем крае идеологического фронта.
Версия об утрате истинной веры выглядит малоубедительной. Дело в том, что православные Балканы и Ближний Восток находились под турецким владычеством, что трактовалось тогда как кара за утрату истинной веры. Москва же претендовала на то, чтобы быть международным центром православия. Об этом свидетельствует, например, титул патриарха Никона: Божиею милостию великий господин и государь, архиепископ царствующаго града Москвы и всеа великия и малыя и белыя Росии и всеа северныя страны и помориа и многих государств патриарх.
А вот что пишет Суханов в своих «Прениях»: «был у вас [греков] царь благочестивый, а ныне нет; и в то место воздвиг Господь Бог и на Москве царя благочестиваго и ныне у нас государь царь великии князь Алексей Михаилович всеа Русии самодержец, во всей подсолнечной благочестием своим сияет, яко солнце посреди земли, и во всем ревнует первому благочестивому царю Констянтину Великому, церковь Христову чисто снабдевает, и от всяких ересей защищает чисто».
(http://portal-credo.ru/site/print.php?act=lib&id=1174).
Что-то совсем не похож старец Арсений на прилежного ученика, приехавшего за истиной к всемудрым учителям. Он скорее пеняет грекам на отступление от веры, нежели смиренно принимает их поучения. По всему следует, что каноническим должен считаться именно русский обряд, а мнение патриархов, сидящих в Стамбуле или Иерусалиме, было постольку-поскольку. Так и было в действительности: у духовенства крепко укоренилось мнение о превосходстве русского благочестия над греческим, а московского — над киевским" (глава "Когда крестилась Русь?").

Если говорить о том, кто большее воздействие оказал на церковную и политическую мысль, то роль высокопоставленного и влятельного сановника Суханова - выдающаяся, в то время как влияние провинциального монаха Филофея вообще не просматривается.

>То, что эта концепция была сугубо политическая, прекрасно демонстрирует то, что бедственное положение не просто православного, но еще и единокровного русского населения Австрии, петербургских правителей оставляло абсолютно равнодушным.

В Австрийской империи православными были румыны Трансильвании, некоторое количество сербов и часть украинцев Галиции (в Галиции большинство все таки были униатами) и в общем их было немного. Да и не подвергались они большим религиозным утеснениям (по сравнению с Османским султанатом естественно) скорее национальным как вообще все славяне (и католики чехи и поляки) в Австрии. В целом турки считались приоритетным противником (именно турки стояли за Крымским ханством)
И потом в 18 веке Австрия несколько раз была союзником России против Турции.

=Да и не подвергались они большим религиозным утеснениям=

А униатами они стали по доброй воле или все же было оказано некоторое давление?

=И потом в 18 веке Австрия несколько раз была союзником России против Турции=

Вот это и есть доказательство того, что политическая целесообразность всегда выше вопросов веры и идеологии.

>А униатами они стали по доброй воле или все же было оказано некоторое давление?
Так уния относится к временам Речи Посполитой, а с поляками Россия воевала неоднократно в том числе и за права православных (хотя больше за земли).
Специфика формирования Руси\России в том, что она не могла быть слишком задвинута на религиозных вопросах (подобно Испании). Население было многоконфессиональным во-первых, и ценилась не столько земля (пустой, неосвоенной земли было дохрена) сколько земля с людишками с которых можно брать налоги.

=Так уния относится к временам Речи Посполитой=

Уния до сих пор существует. И между униатами и православными сегодня на Украине бойня нехилая. Ющенко поддерживал униатов.

Очень интересно, спасибо. Согласна насчет историков. И вообще у меня сложилось впечатление, что самое главное достижение советской науки - привитый каждому навык говорить и писать огромные массивы бессмысленного словоблудия. И политики тоже это искусство освоили в совершенстве. Секрет популярности Путина, может быть, именно в краткости и афористичности его выступлений.

Секрет популярности Путина в ежедневном телезомбировании. Речи ему пишут специальные спичрайтеры.

Может они и несут некую полезную информацию в массы, однако если судить об отечественной истории, которая писалась-переписывалась множество раз, у меня к представителям этой профессии негативное отношение.

Спаибо, интересный текст. Только непонятна его актуальность: то, что наши историки пользуются нашей с вами историей по своему усмотрению было давно понятно и ваша заметка красочно характеризует её, но что из этого следует? Об этой теории не так уж много и трындят, во всяком случае я на нее нечасто натыкаюсь; она же так и не стала нашей "национальной идеей", разве нет?

завтра продолжение выложу про нац. идею. Третий Рим пытались-таки сделать официозом.

"Третий Рим" - это фанфаронство русской "интеллигенции", которая взялась было "исправлять Сталина", да только растеряла половину страны и довела дело до воздушных бомбежек Чечни, которую "злой" Сталин так неправильно в свое время переселял. Сегодня эта самая несостоятельная интеллигенция не в силах ни родить, ни зачать что-либо, вот она и онанирует.

Но лучше оставить эту старую потаскуху за в общем-то безобидным онанистическим упражнением. Хуже, если она опять, как при Горбачеве, начнет руководство страны миньетить. А я здесь, в общем-то, с критическим замечанием к автору поста. Вот к этой фразе надо бы повнимательнее отнестись:

"У всякого народа есть некий устойчивый комплекс представлений о себе, о собственном характере, своей истории, предназначении – все это и называется национальным самосознанием."

Да, все это и называется "самосознанием". Но в "самосознании" вообще и в особенности в национальном самосознании нет признака УСТОЙЧИВОСТИ. Устойчив психический склад. Или, если угодно этот глубокий сталинский термин заменить другим и поновее, то можно в принципе говорить о национальном характере. Он детерминирован экономическим бытием, жестко зафиксирован в особенностях второй сигнальной системы, то есть в особенностях языка. Что же касается узенького и поверхностного слоя самосознания (оно же "ментальность", оно же "менталитет"), то этот слой крайне изменчив. Например, в России этот слой за период моей (думаю, что и Вашей тоже) жизни менялся качественно трижды. До восьмидесятых годов русские воспринимали сами себя немножко недотепами, но сильными, ловкими и успешными людьми. С начала восьмидесятых лет на двадцать установились мазохистские умонастроения: если не жужжит и в задницу не лезет, то это жужжалка для задницы нашего, отечественного производства. Где-то около 2000 года начался поворот в сторону противоположную, так что ныне доходит местами и до национального нарциссизма.

Все эти флюктуации имеют отношение только к самосознанию, к "ментальности", к "менталитету". Эти вещи очень зависят и от политической конъюнктуры, и от пропаганды. Что же касается национального характера (=психического склада нации), то эта штука остается неизменной веками.

Я, собственно, с Вашего позволения с таким вот уточнением.

Наверное, Вы правы, так будет понятнее.
Но, опять же, национальный характер и национальное самосознание (менталитет) - это понятия-синонимы и в рамках социальных наук обозначают одно и то же. И уж точно, никак не противопоставляются друг другу.

Устойчивость - понятие относительное. Если для кардинальной смены доминирующего самосознания требуется 30 лет, то вполне можно считать менталитет субстанцией устойчивой. Вот если бы менталитет народа качественно менялся в течении одной избирательной кампании, можно смело говорить о неустойчивости национального сознания.

ответ cud cb,bhm

(Anonymous)
на какой хуй тебе рожа скифская 3й 4 й рим отсоси упапи завыли козлытупорылые заобидили вас шоб вас всех ивраз в одну большую ямку да присыпать большой большой кучкой говна с приветом к вам сергей есенин

я и так не питала уважения к этой формуле, но когда наткнулась на фразу "Старый Тырнов - Третий Рим..." и далее по тексту,
то отношение вообще ушло в минус :)
Старый Тырнов - это не пародия, а город, столица Болгарии в тот момент, когда текст писался.

  • 1
?

Log in